Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
18 июня 2015, источник: РИА Новости

Сулейманов: в Москве около пяти тысяч сторонников радикального ислама

МОСКВА, 18 июн — РИА Новости. Численность живущих в Москве сторонников радикального ислама, в том числе членов таких запрещенных организаций, как «Исламское государство» и «Хизб ут-Тахрир», можно оценить примерно в пять тысяч человек, заявил в интервью РИА Новости российский специалист по исламскому радикализму, эксперт Института национальной стратегии, главный редактор журнала «Мусульманский мир» Раис Сулейманов.

Источник: AP 2017

Сколько в Москве исламистов

«Точную цифру вам никто не назовет, потому что считать членов и сторонников запрещенных организаций очень сложно, но, по моим данным, тех, кто симпатизирует ИГ и “Хизб ут-Тахрир”, в Москве около 5 тысяч человек», — считает эксперт.

«Естественно, далеко не все из них готовы взять в руки оружие и отправиться “на джихад”. Обычно эти люди ведут мирную жизнь, но при этом являются активными членами или сторонниками “Исламского государства”, одобряют их действия», — отметил Раис Сулейманов.

Сложность выявления таких граждан заключается в том, что «вербовщики ИГ действуют внутри мигрантских общин», констатирует он. «Например, таджикские ваххабиты действуют внутри таджикской диаспоры. В результате воевать в “халифат” таджики уезжают больше не с территории Таджикистана, а с территории России, в том числе из Москвы. Я общался с сотрудниками таджикских спецслужб, они сетуют, что из Таджикистана на работу в Россию люди уезжают “нормальными”, а уже в Москве “заражаются” и становятся ваххабитами», — объяснил Сулейманов.

Опасные места

«Сторонники радикального ислама встречаются как в подпольных мечетях и молельных домах, которые располагаются на частных квартирах, в коттеджах или даже просто дешевых халяльных кафе. В таких местах собираются по пять-семь-десять человек. Со стороны никак не скажешь, что тут что-то криминальное. При этом все друг друга знают, а в таком узком кругу давление — мол, поехали на джихад — действует намного быстрее», — констатирует Раис Сулейманов.

Впрочем, предупреждает он, вербовщики могут действовать и среди прихожан больших официальных мечетей. «Такие случаи были зафиксированы даже в Соборной мечети на проспекте Мира, где собираются тысячи мусульман, и имамы мечети не могут за всеми уследить. Вербовщики работают по механизму точечного воздействия, адресно», — говорит он.

Активно вербовщики ведут себя и в интернете, где во «Вконтакте» и «Одноклассниках» есть целые группы сторонников «Исламского государства». «При этом нельзя разделять тех, кто попадает под влияние вербовщиков в мечетях, и тех, кто общается в онлайне — зачастую виртуальное общение может перетечь во встречу в оффлайне, а знакомство в мечети — в онлайн. Программы WhatsApp, Viber, Skype — все используется для распространения агитационных роликов, для общения вербовщиков со сторонниками», — предупреждает исламовед.

По его словам, достаточно активны в Москве и пропагандисты такой организации, как «Хизб ут-Тахрир» («Партия исламского освобождения»), запрещенной в России, Узбекистане и еще ряде стран, но в то же время позиционирующей себя как мирная, политическая организация, выступающая за «политическое» устранение немусульманских правительств и «мирное» установление «Всемирного исламского халифата».

«Действительно, “хизбовцы” позиционируют себя как мирные исламисты, но в то же время в биографиях многих задержанных террористов мы видим, что начинали они свою деятельность в “Хизб ут-Тахрире”. Кроме того, при задержаниях у “хизбовцев” находят оружие, хоть они и утверждают, что его подбрасывают. В общем, я бы сказал, что эта внешне мирная организация дает питательную среду для исламистских идей, а уже из нее многие переходят к “настоящим”, отнюдь не мирным ваххабитам», — говорит эксперт.

Средний класс «Исламского государства»

По словам Раиса Сулейманова, нельзя говорить, что в ряды «Исламского государства» и на джихад отправляются исключительно бедняки и гастарбайтеры. «Очень много тех, кто относится к среднему классу — достаточно вспомнить ту же Варвару Караулову, московского актера Вадима Дорофеева или командира таджикского ОМОНа. Что им не хватало в жизни? Люди ехали в ИГ не от отчаяния и не заработать. Люди проникаются идеями, мусульманской солидарностью. Это привлекательная для многих идеология, которая обеспечивает поток добровольцев. Ведь официальной идеологии у нас в обществе сейчас нет, а люди нуждаются в каком-то смысле жизни. Этот феномен можно сравнить с дворянами 20-го века, которые массово шли в большевики», — говорит Сулейманов.

Кроме того, многими из тех, кто едет воевать в Сирию и Ирак, движет «комплекс неофита», считает он. «Многими вновь обращенными мусульманами движет своего рода комплекс — им надо доказать, что они “святее Папы Римского”. Причем доказать не на словах, а на деле. Это толкает их на необдуманные действия», — считает главный редактор журнала «Мусульманский мир».

В результате, отмечает он, «примерно 7 тысяч мусульман русского происхождения дали террористов больше, чем 5 миллионов татар — достаточно вспомнить Александра Тихомирова, Виталия Раздобудько, Павла Печенкина, того же Дорофеева».

Опасность ИГ для России

По данным, на которые опирается Сулейманов, уже около 5 тысяч граждан РФ уехали жить или воевать в «халифат» «Исламского государства» — это не только боевики-мужчины, но и женщины, и дети-члены их семей.

«Эти люди будут возвращаться в Россию, они составят костяк будущих террористов. Будут восполнять, в частности, обезлюженный “Имарат Кавказ”. ИГ не скрывает своих аппетитов в отношении России», — прогнозирует эксперт.

«Если проанализировать биографии российских террористов нулевых и начала десятых годов, мы увидим “афганский след” — многие из России тогда ездили в Афганистан, потом возвращались и устраивали теракты в России. Причем в те годы поток был гораздо меньше, чем сейчас поток в Сирию. Люди едут туда за боевой подготовкой, проходят там дополнительную идеологическую обработку», — предупреждает эксперт Института национальной стратегии.