Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
Вспоминаем, что советовали «Очумелые ручки» из «Пока все дома»Программа «Пока все дома» существует с 1992 года, и одним из главных ее символов была рубрика «Очумелые ручки»
29 июня 2015, источник: ИА REGNUM

Как ИГИЛ строит «всемирный халифат»?

Особенности гибридной войны.

Источник: Reuters

Четыре теракта, произошедшие на прошлой неделе в Тунисе, Кувейте, Франции и Сомали, совершенные в священный месяц Рамадан, показали незащищенность граждан различных стран перед террористической угрозой. Формально теракты не связаны между собой. Разные люди, разные места. Только вот ответственность за них взяло пресловутое «Исламского государство» (ИГИЛ). Но ведь словам террористов верить нельзя. Хотя связь действительно есть. Все они связаны не приказом «из террористического штаба», а выпущенной идеологами ИГИЛ «фетвой» — толкованием Корана. Это сделал идеолог «всемирного халифата» Абу Мухаммад аль-Аднани. «Фетва» была доведена до сторонников движения в подпольных молельных домах разных стран, а дальше вступил в силу закон больших чисел….

ИГИЛ переняло у «Аль-Каиды» сетевой принцип построения территориальных ячеек. Никто напрямую не даёт команду на совершение террористических актов. Просто членам уммы (мусульманской общины) доводятся «фетвы», которые определяют, что настоящий верующий должен сделать на пути джихада. Кто «позволен» и «позволено» чье имущество, когда и почему верующий должен принять шахаду. Фактически происходит постоянное психологическое воздействие на человека. Оно тем эффективнее, чем сильна его вера. Этот процесс сравним с кодированием сознания. Накануне терактов аль-Аднани озвучил следующий тезис: «Превратите священный месяц Рамадан во время страданий для кяфиров, шиитов и мунафиков! Готовьтесь воевать и принять мученическую смерть!» Скорее всего, именно эти слова послужили «спусковым крючком» для исполнителей, которые самостоятельно решили ликвидировать указанные категории людей. А проблемы достать оружие в том же Тунисе или Сомали нет. «Арабская весна» и войны в Персидском заливе прошли не зря.

Из огромного числа мусульман — членов уммы всегда найдется тот, кто воспримет сказанные слова как прямое руководство к действию. И пойдет на теракт, мечтая о райском саде с 72 гуриями, которые положены погибшему на пути джихада. Это и есть действие закона больших чисел.

Несмотря на то, что ИГИЛ является «наследником» «Аль-Каиды», в их методах есть значительная разница. Основной целью «Аль-Каиды» при её создании был Советский Союз и его контингент на территории Афганистана. Тогда идеологическая составляющая выполняла лишь роль «прикрытия». Истинных мусульман среди афганцев — пуштунов, таджиков, хазарейцев, белуждей, киргизов — найти было сложно. Все говорили о своей вере в Аллаха, однако самым главным аргументом был американский доллар. И твердые расценки, установленные за каждый вид теракта — от убийства рядового бойца до работы «стингером» по самолету. «Аль-Каида» держалась на том, что за каждое преступное деяние совершивший его всегда получал большие для Афганистана деньги. В этом вера не играла особой роли. И только потом, создав на границе Пакистана и «зоны племен» тренировочные лагеря, бен Ладен привлёк к психологической обработке молодых моджахедов ваххабитских мулл. Затем история перевернулась: главное для нынешнего террориста — это вера, он готов стать шахидом, но это решение облегчается знанием, что его близкие получат деньги за его «подвиг». Кстати, именно в момент, когда доллар утратил свою функцию контроля, ЦРУ США потеряло «Аль-Каиду» как боевое подразделение и приобрело злейшего врага.

Американцы воспитаны в системе координат, где главной точкой отсчета является доллар. Они смогли и до сих пор не могут понять мотивацию, связанную с приверженностью к традиции, к вере. Сотрудники ЦРУ пытаются решить свои задачи через агентурный аппарат среди ИГИЛ, не задумываясь, что для истинного мусульманина обмануть неверного не считается грехом, харамом. Наоборот, это очередной камешек в собственную пирамиду поступков по дороге к тем же гуриям. Это даже не говоря о принципе «такия», который позволяет внешне полностью отказываться от своей веры в Аллаха, совершать харам с одной лишь целью — исполнить шахаду. Реальных агентов в среде ИГИЛ у разведсообщества США, как бы им этого ни хотелось, нет. В лучшем случае речь идёт о «двойниках», которые используются руководством движения для дезинформирования кураторов и как канал получения наличных денег.

Поэтому меры, предпринятые в Тунисе по противодействию терроризму, вызывают определенные сомнения. Их можно разделить на две группы — реальные и предпринятые «на публику». К реальным можно отнести решение о закрытии нелегальных молельных домов и мечетей, через которые среди уммы распространяются идеи всемирного халифата. По словам премьера Туниса Хабиба Эссида, таких насчитывается около 80. Все они якобы известны полиции. К мерам, предпринятым для успокоения «международной общественности», следует отнести тотальное вооружение полиции автоматическим оружием, патрулирование пляжей и мест скопления отдыхающих, выставление дополнительных постов на пляжах. Формально эти меры должны успокоить пострадавшие нервы туристов и вселить в них чувство уверенности и защищенности. Однако, как обычно, появление в зоне отдыха автоматического оружия только усиливает вероятность теракта, так как никто не гарантирует, что среди полицейских нет лиц, вставших на путь «джихада».

Борьба с терроризмом должна «бить» по его главным составляющим. Это — вера во всемирных халифат и готовность ради него стать шахидом, наличие оружия, средств поражения, а также обязательная денежная выплата близким шахида. Лишив террористическую систему одного из этих компонентов, можно значительно повысить безопасность. Как сюда вписываются вооруженные «до зубов» и неподготовленные к работе в толпе обычные полицейские — непонятно. Даже физической борьбой с террористами должны заниматься профессионалы.

В последнее время становится ясно, что с так называемым цивилизованным миром ведется «гибридная война». Та самая, в которой Россию обвиняют в Донбассе. Как раз там её и нет. Террористическая война гибридна, потому что она ведётся не только на поле боя, в той же Сирии и Ираке, не только среди мест проживания мирного населения, она ещё ведется в головах у людей. И пока мы, страны с христианской традицией, её проигрываем. Может быть, потому, что у нас нет истинной цели, утрачена путеводная нить развития, ведь нельзя же общество безграничного потребления считать окончательным достижением цивилизации. А у ИГИЛ такая цель есть. Для его сторонников всемирный халифат — это высшая справедливость. Вот они к ней и ведут мир, как могут и как умеют. Ложность цели понимают немногие.

Наверное, спасение цивилизации состоит в том, чтобы совместными усилиями проложить путь к справедливости через созидание, а не через разрушение. Россия начала делать первые шаги по этому пути. Но они пока встречают жесткое противодействие.

Дмитрий Ефимов