Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
9 июля 2015, источник: Газета Коммерсантъ

За стволом переговоров

Власти Афганистана вступили в официальные переговоры с членами радикального движения «Талибан». Первая встреча состоялась в Пакистане накануне, а следующая должна пройти после окончания месяца рамадана. Одно из ключевых требований талибов — передел власти в стране. Пока официальный Кабул не проявляет готовности к этому, но, как предсказывают эксперты, в итоге может пойти на компромиссы: группировка «Исламское государство» (ИГ) уже провозгласила Афганистан одной из своих провинций и в будущем может начать боевые действия как против талибов, так и против правительственных войск.

Источник: Фотоархив ИД «Коммерсантъ»

Переговоры между представителями руководства Афганистана и талибами состоялись во вторник в пакистанском городе Мерре. Как рассказали вчера в МИД Пакистана, обе стороны «выразили желание добиться мира для Афганистана и всего региона», а также отметили необходимость «установления взаимного доверия». Помимо непосредственных участников конфликта, на встрече в качестве наблюдателей присутствовали неназванные представители США и Китая. Переговорщики решили встретиться вновь по окончании священного месяца рамадан, то есть после 16 июля.

Из заявлений пакистанской стороны следует, что участники переговоров «обладали полным мандатом со стороны своего руководства». Однако подтверждения этой информации от «Талибана» пока не поступало. При этом проходившие ранее неформальные контакты между властями Афганистана и талибами свидетельствовали о серьезном расколе среди последних. «У нас была встреча в Китае (она прошла в мае в городе Урумчи.— “Ъ”). Но затем талибы сказали, что люди, представлявшие там “Талибан”, действовали исключительно от своего имени», — сокрушался и. о. главы Минобороны Афганистана Масуд Станекзай в кулуарах состоявшейся недавно в Брюсселе встречи с министрами обороны стран—членов НАТО. При этом министр отметил, что Кабул оставляет «двери для переговоров открытыми», что «свидетельствует о силе, а не слабости правительства».

«Нынешние переговоры — это продолжение той политики, которую проводил еще Хамид Карзай (президент Афганистана в 2004—2014 годах.— “Ъ”)», — напомнил «Ъ» старший научный сотрудник Центра международной безопасности ИМЭМО РАН Владимир Сотников. При этом он обратил внимание на новый фактор — продолжающееся усиление позиций ИГ. Эксперт отметил, что боевики этой группировки уже провозгласили территорию Афганистана частью своего квазигосударства и представляют серьезную угрозу как для афганской армии, так и для «Талибана».

В апреле ИГ и «Талибан», борющиеся за влияние в одном регионе, объявили друг другу войну. Пока численный перевес на стороне талибов: их по крайней мере в десять раз больше, чем членов «афганского отделения» ИГ. Однако бегство полевых командиров «Талибана» на сторону ИГ продолжается. Кроме того, накануне на верность набирающей силу группировке присягнула «Исламская партия Афганистана» (ИПА) — вторая по влиятельности террористическая организация страны, действующая в основном в ее северных и восточных районах. «В битве между “Талибаном” и ИГ мы поддерживаем последних, потому что талибы наши заклятые враги», — заявил лидер ИПА Гульбеддин Хекматияр.

По мнению Владимира Сотникова, осознавая угрозу со стороны ИГ, официальный Кабул и талибы могут пойти на компромиссы. «Главное требование “Талибана” — передел власти. Пока президент Ашраф Гани Ахмадзай не высказывался на эту тему. Но возможна ситуация, когда ИГ возьмет верх над “Талибаном” и станет всерьез угрожать правительственным войскам, — говорит эксперт.— Тогда раздел власти с талибами покажется руководству страны наименьшим злом».

За развитием событий в Афганистане внимательно следят в Москве. На прошлой неделе заместитель главы Минобороны РФ Анатолий Антонов на встрече с представителями военных ведомств стран—членов Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) сообщил: «Внешне (в Афганистане.— “Ъ”) все выглядит достаточно благополучно. Но мы фиксируем активизацию движения “Талибан”. Более того, в страну приходит ИГ». По его словам, на вербовку сторонников «исламского халифата» «тратятся немалые деньги». «Это создает реальную угрозу всем нам. Важно самым внимательным образом следить за происходящими изменениями и предпринимать практические шаги по устранению исходящих из региона угроз», — сказал замминистра. В Кремле ранее сообщили, что «новые инициативы по борьбе с ИГ» будут одной из ключевых тем завтрашнего саммита ШОС в Уфе.

В Кабуле же понимают: как бы ни сложились переговоры с талибами, без международной поддержки им не обойтись. При этом речь идет не только о сотрудничестве с НАТО. «Для стабильности Афганистана и всего региона критически важно развивать тесное сотрудничество с Россией, Индией, Ираном, странами Центральной Азии, Пакистаном — в общем, со всеми государствами региона», — заявил ранее «Ъ» и. о. министра обороны Афганистана Масуд Станекзай. В НАТО, впрочем, дали понять, что по вопросу урегулирования ситуации в Афганистане, как и по всем прочим вопросам, сотрудничать с Москвой пока не собираются.

Павел Тарасенко