Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
28 июля 2015, источник: Коммерсантъ-Online

Игоря Дербенева поздравили с победой

Осужденный по делу о пожаре в клубе «Хромая лошадь» бывший пиротехник Игорь Дербенев досрочно вышел на свободу. Как пояснили «Ъ» в Ныробской прокуратуре по надзору за соблюдением законов в исправительных учреждениях, Игорь Дербенев попал под постановление Госдумы от 24 апреля 2015 года № 6576−6 «Об объявлении амнистии в связи с 70-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941−1945 годов».

По словам и. о. прокурора Дмитрия Соболева, к осужденному был применен п. 3 указанного постановления, в соответствии с которым освобождаются от наказания лица, приговоренные к лишению свободы на срок до пяти лет включительно, совершившие преступления по неосторожности.

Игорь Дербенев и его отец Сергей были признаны в совершении преступления, предусмотренного ст. 218 УК РФ (нарушение правил использования пиротехнических изделий, повлекшее по неосторожности смерть человека). Уголовному преследованию они подверглись после того, как в ночь на 5 декабря 2009 года в клубе «Хромая лошадь» произошел пожар, жертвами которого стали 156 человек. В итоге Дербенев-младший был приговорен к четырем годам и десяти месяцам лишения свободы в колонии общего режима, а Сергей Дербенев — к пяти годам.

Как установили следствие и суд, для проведения запланированного на вечеринке файер-шоу они установили в клубе пиротехнические изделия, после приведения в действие которых от выброшенных искр в клубе загорелся потолок. В ходе предварительного следствия и судебного процесса Игорь и Сергей Дербеневы своей вины не признали и обжаловали приговор в Пермском краевом суде. Апелляционная инстанция в части наказания приговор оставила прежним, исключив из его описательно-мотивировочной части указание на совершение преступления умышленно, а также в группе лиц по предварительному сговору. Из приговора Сергею Дербеневу было исключено и указание на особо активную роль в совершении преступления.

Наказание Дербенев-старший отбывал в колонии общего режима, но затем режим содержания был изменен на колонию-поселение. По отбытии трети срока он подал ходатайство об условно-досрочном освобождении, но суд в его удовлетворении отказал. Против этого выступил представитель прокуратуры. Прокурор указал, что освобождение осужденного преждевременно, поскольку он не принимает достаточных мер к возмещению вреда причиненного потерпевшим — им выплачена лишь незначительная часть компенсаций, а также не доказал высокую степень своего исправления. Еще одну попытку Сергей Дербенев предпринял после начала действия постановления об амнистии. Но прокуратура, «учитывая характер и тяжесть совершенного преступления», не согласилась с предложением администрации ИТУ о применении амнистии.

О попытках Игоря Дербенева освободиться досрочно в открытых источниках не сообщалось. Ходатайство об УДО подавала осужденная по делу бывший исполнительный директор клуба Светлана Ефремова, но в его удовлетворении также было отказано. Против этого выступали многие потерпевшие по делу.

По данным «Ъ», ранее под амнистию попала еще одна осужденная по делу о пожаре в «Хромой лошади», бывший инспектор Госпожнадзора Наталья Прокопьева. Она была признана виновной в совершении преступления, предусмотренного, ч. 3 ст. 293 УК РФ (халатность, повлекшая по неосторожности смерть двух и более лиц) и приговорена к четырем годам лишения свободы в колонии-поселении. Как говорят источники, госпожа Прокопьева попала под амнистию к 20-летию Конституции РФ, постановление о которой было принято18 декабря 2013 года. Согласно п. 2 документа тогда от наказания освобождались женщины, имеющие несовершеннолетних детей, получившие наказание не более пяти лет. О судьбе ее коллеги Дмитрия Рослякова, осужденного за аналогичное преступление к пяти годам, ничего не сообщалось. При этом вред, нанесенный потерпевшим преступлением, за них компенсировал бюджет.

Потерпевшая по делу о пожаре в клубе Наталья Безе говорит, что возмущена освобождением Игоря Дербенева. «За все время отбывания наказания по гражданским искам за каждого погибшего он выплатил лишь по 8 руб. 43 коп., — рассказала она, — больше никаких средств не поступало, видимо, особых усилий для компенсации вреда он не предпринимал. Я вообще не понимаю, почему государство создает практику, когда позволяется принимать решения об освобождении осужденных, пусть даже по амнистии, без учета мнения потерпевших. Я такое государство уважать не могу».

Максим Стругов, Пермь

Пока ни одного комментария, будьте первым!
Чтобы оставить комментарий, вам нужно авторизоваться.
31 день подписки от 59 рублей
Оплатить подписку