Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
19 августа 2015, источник: Газета Коммерсантъ

К делу Бориса Немцова подшили застольные беседы

Как стало известно «Ъ», признательные показания по делу об убийстве оппозиционера Бориса Немцова дал даже напрямую не участвовавший в этом преступлении, по версии СКР, Шадид Губашев. В частности, он рассказал, что его брат Анзор Губашев и предполагаемый киллер Заур Дадаев уже через несколько часов после убийства решили рассказать ему о происшедшем, причем последний, якобы рассуждая об оскорбивших его антимусульманских высказываниях господина Немцова, покуривал «косячок». Защитники сочли показания противоречивыми и странными и собираются требовать повторного допроса признавшегося.

Источник: Фотоархив ИД «Коммерсантъ»

Как следует из показаний, данных Шадидом Губашевым 15 апреля после пяти недель пребывания в СИЗО, ни в подготовке, ни в убийстве Бориса Немцова он никакого участия не принимал. По словам предполагаемого пособника убийц, его роль в преступлении сводилась лишь к тому, что он, сам того не ведая, оказал главным обвиняемым транспортные услуги. Как рассказал Шадид Губашев, сам попросившийся на допрос к следователю СКР, за день до покушения на Бориса Немцова его троюродный брат Заурчик (так Заур Дадаев был записан в контактах мобильника родственника) попросил его съездить в аэропорт Внуково, чтобы встретить прилетевшего из Грозного приятеля Бесика (имеется в виду еще один обвиняемый по делу, полицейский Беслан Шаванов, который взорвал себя гранатой при попытке задержания).

Шадид Губашев тогда выполнил просьбу, съездив в аэропорт на своем BMW. По его словам, брат Заур перед поездкой дал ему 12 тыс. руб. и номер мобильного телефона, по которому нужно было позвонить, приехав во Внуково. Связавшись с указанным абонентом, Губашев-младший встретился в терминале А с девушкой-кассиром, с которой расплатился за уже состоявшийся полет Бесика, получив от нее распечатанную квитанцию на 11,1 тыс. руб. Оставшихся денег, по словам Шадида Губашева, не хватило даже для того, чтобы купить продукты, поэтому по приезде в Москву, в арендованную для обвиняемых квартиру на Веерной улице, ему пришлось брать у Заура Дадаева еще 3 тыс. руб.

Кроме того, Шадид Губашев, по его словам, регулярно присутствовал во время застольных бесед двух своих родственников — родного брата Анзора Губашева и троюродного Заура Дадаева. Во время совместных чаепитий, происходивших в январе и феврале 2015 года, его братья, как утверждает признавшийся, постоянно ругали Бориса Немцова за его антимусульманские и оскорбительные, с их точки зрения, высказывания, касающиеся возможности размещения карикатур на пророка Мухаммеда в СМИ. Про месть политику, впрочем, речь никогда не велась, поэтому предполагаемый пособник был уверен, что дальше разговоров дело не пойдет.

Шадид Губашев утверждает, что узнал об убийстве оппозиционера уже после того, как оно было совершено. В четыре утра 28 февраля, через 4,5 часа после стрельбы на Большом Москворецком мосту, обвиняемому, по его словам, позвонил на мобильник Заур Дадаев и попросил срочно приехать в его квартиру на Веерной. Там помимо звонившего были Анзор Губашев и Беслан Шаванов. Эти трое, как утверждает признавшийся, сразу рассказали ему, что некоторое время назад убили Бориса Немцова, подробно расписав при этом свои роли. Заур Дадаев, как утверждает предполагаемый пособник, брал на себя роль стрелка. Губашев-старший — водителя, а Беслан Шаванов, по его словам, следил за будущей жертвой.

Испытавший, как следует из его показаний, «настоящий шок» от этой информации Шадид Губашев тогда спросил родственников, зачем они это сделали. В ответ же Заур Дадаев сообщил, что Борис Немцов якобы заслужил смерть за свои оскорбляющие пророка Мухаммеда и всех мусульман высказывания, сделанные по заданию «американцев». Предполагаемый киллер тогда якобы отметил, что не тронул шедшую рядом с жертвой девушку, поскольку она, в отличие от своего спутника, «не была ни в чем виновата». При этом, излагая свою теорию религиозной мести, его троюродный брат, по словам Губашева-младшего, якобы курил «косяк». «Хочу сказать, что в моем присутствии Заур Дадаев курил гашиш несколько раз, — зачем-то добавил признавшийся.— От этого был специфический запах, который не спутать ни с чем. При этом зависимости от наркотических веществ я у него не наблюдал».

Напомним, что ранее в причастности к убийству Бориса Немцова признавались Заур Дадаев и Анзор Губашев, заявившие потом, что сделали это под давлением. От признаний они потом отказались. Впрочем, представители СКР заранее предупреждали всех троих о том, что показания могут быть использованы в качестве доказательства по уголовному делу, в том числе и при последующем отказе от них.

Ознакомившись с этими показаниями, недавно вступившие в дело адвокаты братьев Губашевых Муса и Магомед Хадисовы усомнились в их достоверности. «Странно, что Дадаев и Губашев-старший буквально сразу после инкриминируемого им преступления вызывают к себе родственника и начинают подробно рассказывать ему о деталях убийства, — заявил “Ъ” Муса Хадисов.— Преступники в это время обычно думают о том, как скрыться, избежав огласки, а здесь получается все наоборот».

Нелогичной представляется другим защитникам по уголовному делу и версия Губашева-младшего о том, что главный обвиняемый Заур Дадаев, на тот момент офицер внутренних войск МВД РФ, глубоко верующий человек, оскорбленный, по его словам, высказываниями оппозиционера, разъясняет мотивацию якобы совершенного им преступления «под косячок».

С учетом этих нестыковок защитники признавшегося уже заявили о своем намерении ходатайствовать перед следствием о повторном допросе своего клиента, на котором можно будет проверить достоверность его апрельских показаний. По мнению адвокатов, речь не идет о том, что Шадида Губашева заставили дать признательные показания под пытками. Однако оказать на молодого человека психологическое давление или просто обмануть его, пообещав, например, свободу в обмен на нужную им информацию, опытные оперативники, как полагает защита, вполне могли.

Сергей Машкин