Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
23 сентября 2015, источник: Meduza

«Не везде ОПГ возглавляют такие интеллигентные люди»

Что говорят об аресте Вячеслава Гайзера в республике Коми.

В Москве арестован глава республики Коми Вячеслав Гайзер. В Сыктывкаре, Петербурге и Сочи задержаны несколько близких соратников Гайзера (таким образом республика фактически лишилась всего руководства). Их обвиняют в создании организованной преступной группировки, которая как минимум девять лет занималась мошенничеством, присваивая государственное имущество. По просьбе «Медузы» журналистка Софья Вольянова поговорила с политиками, чиновниками и общественными деятелями из республики Коми, чтобы понять, как в регионе относятся к аресту Гайзера и его команды.

Павел Смирнов

Глава администрации города Инта (республика Коми)

— В Инте за него [Гайзера] проголосовали 95%, представляете? Я могу говорить за Инту: здесь он пользовался доверием. Я ничего не думаю по этому поводу [обвинений в организации ОПГ]. Я уже говорил, что не могу ни положительно, ни отрицательно оценить работу правоохранительных органов. Только следствие может сказать, было это или нет. Не то чтобы я боюсь или не хочу комментировать; я считаю, что это бестолково и неграмотно — комментировать то, о чем не знаешь.

Читайте также

Я в любом случае считаю, что должен быть назначен врио главы Коми, чтобы не развалилась вертикаль власти. Он уже будет решать, нужны мы или нет. Я думаю, что понадобятся профессионалы, а мэры, которых я знаю, и есть профессионалы. Если врио посчитает, что мы ему не нужны, я подам в отставку.

Олег Чухнов

Заместитель главы администрации города Ухты (республика Коми)

— Что бы там ни происходило, нам прежде всего надо работать — и мы работаем. Второе: есть следственные органы, которые разберутся, а суд вынесет какое-то решение. В целом, обстановка рабочая, деловая.

Евгений Вологин

Член общественного совета (общественной палаты) республики Коми, член партии «Родина»

— Настроения в республике, конечно, шоковые, для всех это стало колоссальной и неприятной неожиданностью. Причем как для многочисленных симпатизаторов Гайзера, так и для относительных его недоброжелателей. Все-таки, что бы там ни говорили, у Вячеслава Михайловича пока, то есть до предъявления [ему] каких-то конкретных обвинений (на самом деле Гайзеру предъявили обвинение еще в воскресенье — прим. «Медузы»), авторитет достаточно высокий. Если его не любили, то, по крайней мере, относились к нему с большим уважением. Он не был замечен в скандалах, он достаточно приятный, открытый, демократичный человек. И то, что он выиграл на прошлых выборах, набрав 70−80% процентов, было воспринято как справедливый итог.

Многие, в том числе и я, желают Вячеславу Михайловичу отбить все обвинения. Хотя бы потому, что если этого не произойдет, это будет означать колоссальный удар по авторитету власти. Потому что ему доверяли. Считалось, что развитие республики достаточно устойчивое. Показатель уровня жизни — это качество дорог, они улучшались. Трасса Ухта — Сыктывкар вообще не похожа на то, чем она была несколько лет назад. Строились объекты социальной инфраструктуры, причем и в отдаленных населенных пунктах. Многие убеждены в том, что уровень социально-экономического состояния республики выше, чем у соседей. Даже оппоненты Гайзера не отрицали, что происходило развитие республики.

Сейчас органы власти пребывают в крайней растерянности, хотя нас уверяют в том, что ситуация управляемая, и нет оснований этому не верить. Но верхний слой власти практически срезан, и, например, руководство «Единой России» пребывает в крайней растерянности.

Андрей Андреев

Депутат Госдумы от республики Коми (заместитель председателя комиссии по вопросам этики), член ЦК КПРФ

— Пока идут следственные мероприятия, и сложно что-либо говорить. Единственное, на что хотелось бы обратить внимание: если, как утверждают правоохранительные органы, в республике на протяжении десяти лет действовало преступное сообщество во главе с Вячеславом Гайзером, хотелось бы спросить, а собственно куда смотрели правоохранительные органы в течение этих десяти лет?

Вячеслав Гайзер пользовался уважением среди жителей республики. Год назад он был избран почти с результатом 80%. Только что закончились выборы в государственный совет республики Коми. Что мешало провести следственные мероприятия до выборов? Складывается ощущение, что команде главы дали провести избирательную кампанию, выдать необходимые результаты, после чего приступили к задержанию. Республика давала хорошие показатели по экономике, да и по политике тоже, была на хорошем счету.

Надо признать, что при всей истерии избирательной кампании в 2014 году победа Гайзера на выборах главы Коми была убедительной. Хотя процентный исход был похож на кавказский вариант — слишком большой разрыв (Андреев, конкурировавший с Гайзером, занял второе место с 6,85% — прим. «Медузы»). Но вы понимаете, на самом деле выборы не проводятся в день голосования. Это целый ряд организационных и агитационных мероприятий. То, что оппозиционные кандидаты — и я как действующий депутат — испытывали проблемы со СМИ, признают все. Было очень сложно достучаться до людей, как через телевидение, так и через печатные средства массовой информации. Даже теледебаты на республиканском канале «Юрган» были за пределами адекватного понимания ситуации: они проводились заезжим и абсолютно ангажированным журналистом.

Леонид Зильберг

Член общественного совета (общественной палаты) республики Коми, руководитель отделения партии «Парнас» в республике Коми

— Надо честно признать, что республикой управляла довольно грамотная команда. Воровали они или не воровали, но все было отстроено достаточно профессионально. С социальной точки зрения им удавалось удержать ситуацию. Улучшить ситуацию в условиях сжатия ВВП никто не сможет.

Если принять как факт, что республикой управляло организованное преступное сообщество, то арестованы они были за то, что это было очень хорошо организованное сообщество. Это блестящая организация и четкая субординация, тотальный контроль практически над всем. Новой команде будет трудно добиться таких результатов.

Читайте также

Гайзер — интеллигентный, профессиональный человек, основательный, вызывающий доверие. Семейный, без привычек к роскоши и показухе. Но это не означает отсутствие встроенности в абсолютно коррумпированную систему. Когда следствие говорит, что группировка существовала с 2006 года — если признать эту формулировку «организованного преступного сообщества» — это не совсем так. На самом деле это преступное сообщество существовало с 2001 года. Я был советником при бывшем главе Коми [с 1994-го по 2002-й] Юрии Спиридонове. Это [глава Коми с 2002-го по 2010-й Владимир] Торлопов привел к руководству Александра Зарубина (предприниматель Александр Зарубин, бывший советник главы Коми, один из фигурантов дела Гайзера, объявлен в розыск — прим. «Медузы»). Зарубин взял под контроль финансовые потоки республики и поставил на эти потоки своих людей, технократов, одним из которых был Гайзер.

Я считаю, что любое руководство региона можно назвать организованным преступным сообществом, но не везде его возглавляют такие интеллигентные профессиональные люди.

Сергей Сорокин

Журналист, автор материалов о коррупции в республике Коми во времена губернатора Владимира Торлопова

— Нельзя забывать, что Гайзера назначил [президент Дмитрий] Медведев, а от силовых структур был предложен другой кандидат — Игорь Васильев, хороший знакомый Путина. Еще одна версия произошедшего: напряженные отношения между «Лукойлом» и «Роснефтью», обе компании представлены в республике Коми. У них обострились отношения в связи с месторождением в другом регионе. Но эта версия достаточно слабая, потому что никогда наша власть сильно не дружила с «Лукойлом», а был и момент напряженных отношений. Еще есть версия, что началась антикоррупционная кампания: в связи с трудным положением Российской Федерации на внешней арене господин президент начал борьбу с коррупцией, чтобы набрать очки на внутренней [арене].

Гайзер долгое время работал в министерстве финансов при республике Коми. Сначала чиновником, потом замом, потом министром, затем министром и заместителем главы. Он был блестящим чиновником министерства финансов — и был блестящим министром. Насколько я знаю, его предлагали и на руководящую должность в Министерстве финансов России. Но мне кажется, что для главы республики Коми Гайзер — не та личность. У него не хватает какого-то масштаба. Понимания, что нужно республике. А когда он стал главой, роль муниципальных чиновников резко сократилась.

Федор Овчинников

Предприниматель

— Мои личные впечатления. За все время, пока я занимаюсь бизнесом в Коми, у меня никогда не было никаких препятствий или сложностей из-за государства. Это правда. Все проблемы я создавал себе сам, когда принимал неправильные или слишком рискованные решения. Когда я в 2006 году открыл магазин деловой и интеллектуальной книги, нашим частым покупателем был высокий мужчина в очках. Это был министр финансов. Он любил современную интеллектуальную литературу. В 2010 году он стал главой республики. В 2012 году Вячеслав Гейзер в месте с мэром Сыктывкара приходили к нам в первую пиццерию. Отстояли очередь и заказали пиццу. Мы пообщались с главой на тему ведения бизнеса в России. Глава спросил: «Чем республика может помочь бизнесу?» Я как обычно ответил: «Бизнесу не надо помогать — надо просто не мешать». Тогда глава оставил мне номер своего личного мобильного телефона, на всякий случай, «если нам будут мешать». За все эти годы я так и не воспользовался этим номером. Больше никаких официальных контактов с властью у нас не было.

Наталья Крутских

Главный редактор ухтинской программы «День» (выходит на местном кабельном канале ГСП)

— Я не могу судить обо всей республике, но по своему городу Ухта вижу, что оба руководителя, которых назначал Гайзер, не сделали для города ничего положительного. У нас город, в котором работает куча нефтяных предприятий, но ямы на дорогах заделывают кирпичами. У нас есть куча социальных объектов, которые не подключены к теплу из-за того, что город должен денег. Мы понимаем, что мы не можем запустить единственный в городе бассейн, потому что долгов на 800 тысяч рублей. При этом проводят бюджетный конкурс на информационное обслуживание на 800 тысяч рублей.

В Ухте отношение к Гайзеру особенное из-за назначенных руководителей города, но градус напряжения по отношению к нему снизился, когда он не дал построить ПЗРО [пункт захоронения радиоактивных отходов]. А сейчас люди переживают — раз Гайзера нет, то движение [за строительство могильника] может снова начаться. Все очень этого боятся. Я очень опасаюсь, что смена руководства республики окажется переменой без перемен. Что изменится для простых жителей города? Ничего. И так, я вас уверяю, думают 90% ухтинцев.

Софья Вольянова

Пока ни одного комментария, будьте первым!
Чтобы оставить комментарий, вам нужно авторизоваться.
, вы можете комментировать еще  дней
, вы можете комментировать еще  дней
31 деньподписки за59рублей
Оплатите подписку, чтобы участвовать в обсуждении новостей
Преступный спрут: масштабы коррупции в Коми поражают