Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
30 октября 2015, источник: РИА "Воронеж"

«Ничего не успели понять». Друг погибшего у IL Tokyo в Воронеже рассказал об убийстве

Главный свидетель обвинения Виктор Ключников дал показания в суде.

Центральный райсуд допросил воронежского фотографа Виктора Ключникова, главного свидетеля по делу об убийстве у IL Tokyo, в четверг, 29 октября. Друг погибшего Дмитрия Кривошеева в деталях рассказал о хамском поведении в кафе Эдуарда Ельшина и возможном мотиве убийства. По просьбе участников процесса Виктор Ключников по минутам воспроизвел хронологию последних часов жизни лучшего друга 15 ноября 2014 года. Он в деталях описал конфликт с Ельшиным и рассказал, как Дмитрий умер у него на руках.

«Это убийца моего друга»

Судебный допрос главного свидетеля обвинения Виктора Ключникова продолжался больше двух с половиной часов. Перед его началом приставы усилили безопасность в зале, опасаясь, что друг убитого бросится на Эдуарда Ельшина. Подсудимый, как обычно, сидел на скамье в полуметре от трибуны, за которой дают показания свидетели. Когда судья Ольга Бруданина пригласила Виктора Ключникова за трибуну, у него спросили, знает ли он человека за спиной.

— Это убийца моего друга — Эдуард Ельшин, — четко ответил Виктор, после чего в подробностях описал, как надвигалась и произошла нелепая трагедия, в которой он оказался одним из трех главных участников.

20:30 — 22:30 «Дима поехал в IL Tokyo за компанию»

Убитый Дмитрий Кривошеев был лучшим другом Виктора Ключникова. Парни познакомились в тренажерном зале в 2010 году и с той поры общались и виделись каждый день. На выходных фотограф часто снимал в воронежских клубах, и Дмитрий мог составить ему компанию.

Днем в субботу, 15 ноября, у Ключникова была съемка свадьбы, а вечером работа в двух клубах. Друзья созвонились примерно в 20:30. Ключников предложил Кривошееву поехать с ним в IL Tokyo. Тот сказал, что ничем особо не занят. Неделей раньше у Ключникова на парковке у клуба какие-то пьяные клиенты серьезно помяли машину. Чтобы избежать подобных инцидентов, парни решили ездить в клубы на такси. Поэтому в тот вечер Дмитрий вызвал на адрес своей холостяцкой квартиры такси и поехал за Виктором.

Примерно в 21:30 Дмитрий забрал Виктора из его квартиры, чтобы к 22:00 тот успел на съемку. Но друзьям пришлось развернуть такси на полпути и вернуться за одной из вспышек, которую забыл взять фотограф. Поэтому в IL Tokyo друзья приехали чуть позже, чем планировали — в 22:20.

Виктор заказал другу кальян, с которым Дмитрий устроился за барной стойкой, и отправился работать — снимать клиентов кафе.

Виктор Ключников уверил суд, что к спиртному в тот вечер не притрагивался. Они выпили с Дмитрием по безалкогольному коктейлю. Пил ли Дима, пока он работал, Виктор не знает — за другом не следил. Подходил к нему с вопросом, все ли в порядке, раз в 10−15 минут, когда при съемке клиентов заведения делал очередной круг по залу. Алкоголя у него не видел.

При допросе Ключникова адвокат Максим Баев в подробностях расспросил про белый пакет Дмитрия Кривошеева, который был у него в момент убийства.

— В пакете в бутылке от рома была хреновуха, которую Дима сделал сам. Вычитал рецепт и настоял на водке. Хотел удивить наших друзей-барменов из бара, где у меня была намечена съемка после IL Tokyo. У Димы были золотые руки. Он все делал сам — собирал мебель, ремонтировал машину, — вспоминал Виктор.

— Ручаюсь, что хреновуху Дима не пил. В баре нельзя со своим спиртным. Я сразу же попросил бармена закрыть пакет с бутылкой в ящике у места Димы, и сам же забирал его, когда мы уходили, — пояснил Виктор Ключников.

22:30 — 23:05 «Конфликтного клиента обходил стороной»

Пока Дмитрий Кривошеев сидел в баре, его друг активно снимал клиентов заведения, спрашивая у них разрешение. Через фотообъектив Виктор хорошо видел все, что происходило в IL Tokyo. Поэтому уже через 15−20 минут после начала съемки ему на глаза попался Эдуард Ельшин.

— Я впервые увидел Эдуарда у входа. Он пытался приобнять охранника, а тот убирал его руку. По лицу охранника я понял, что он негативно относится к происходящему. Для себя отметил, что человек конфликтный. Я давно работаю в клубах и знаю, что такие люди могут быть агрессивными. Им лучше не смотреть в глаза, не связываться с ними. Поэтому решил его сторониться, не фотографировать, — пояснил Виктор Ключников.

Сделав очередной круг по заведению, Виктор подошел к Дмитрию, чтобы спросить, как дела. Тот улыбнулся и сказал, что все хорошо. Постояв немного с другом, Ключников пошел снимать на камеру вновь прибывших гостей заведения.

Недалеко от входа Виктор почувствовал, как его кто-то сзади резко дернул за футболку. Он обернулся и увидел того самого конфликтного посетителя, который спорил с охранником. Протянул ему руку. Тот, схватив ее, взял фотографа второй рукой за шею и стал наклонять к себе.

— Ельшин что-то мне говорил, но я не слушал. Было неинтересно. Я подался назад, высвободился, развернулся и ушел. Он был пьян. Понял это по запаху алкоголя от него и неадекватным глазам, — рассказал Виктор Ключников.

23:05 — 23:25 «Попросил Эдуарда покинуть кафе»

Благополучно избежав конфликта, Виктор Ключников пошел в противоположную сторону от барной стойки снимать промоакцию, которую проводили в IL Tokyo.

Ключников не видел, как разворачивались события за барной стойкой в это время. О них на заседании 28 октября рассказали девушки, рядом с которыми сел Ельшин. Свидетельницы поясняли, как Эдуард приставал, хватал за руки, пытался знакомиться, а в ответ на замечание о курении в кафе швырнул по стойке стакан.

Дмитрий Кривошеев сидел через бар напротив Эдуарда Ельшина. Поэтому, когда тот стал курить, приставать к девушкам и хамить бармену, Дмитрий показал жестом, что так делать не надо, и покачал головой. Тут же к нему направился Ельшин.

Когда Виктор Ключников пошел к другу после съемки, он увидел рядом с ним «конфликтного посетителя».

По лицу Димы я понял, что общение ему неприятно. Было видно, что вот-вот оно перестанет быть спокойным. Чтобы словесная перепалка не переросла в открытый конфликт, я попросил Эдуарда вернуться на свое место и не мешать отдыхать. Но он продолжал стоять. Тогда я сходил и попросил охранника предотвратить драку. Однако он отказался вмешиваться. Я вернулся к бару и сказал Эдуарду покинуть кафе или отойти от нас, Виктор Ключников.

— Не вопрос, — ответил Ельшин, развернулся к выходу и пошел к гардеробу.

Дмитрий рассказал другу, как к нему после жеста неодобрения подошел незнакомый мужчина разбираться.

Во время разговора Виктор и Дмитрий, стоявшие напротив выхода, снова увидели неспокойного посетителя. Он стоял у лифта и кивнул им головой, приглашал выйти на улицу — разобраться. Так его призывный жест восприняли оба друга. Кривошеев хотел было, подняться, но Ключников уговорил его не связываться и отпустить дебошира с миром.

23:25 — 23:45 «Собрались уходить из IL Tokyo»

Когда Эдуард Ельшин ушел, фотограф сказал другу, что он снова поснимает по кругу в IL Tokyo, и они пойдут в другой бар. Там Ключников должен был начать работу в полночь.

Пока Виктора не было, Дмитрий познакомился с двумя девушками. Те сидели напротив, через барную стойку, и он предложил им покурить кальян.

Подруги пообщались с Димой 10−15 минут, пока не пришел Виктор, и парни отправились в гардероб за куртками.

23:45 — 00:10 «Дима потерянно улыбнулся и стал падать»

Виктор Ключников первым заметил Эдуарда Ельшина на улице, неподалеку от выхода.

— Смотри, нас стоит ждет, друг, — сказал он Дмитрию и тут же предостерег. — Давай без выяснений, мне через десять минут надо быть во French.

Виктор спустился со ступенек и понял, что идет один.

— Я оглянулся и увидел, как Ельшин держит Диму левой рукой за плечо. Правой он толкал Диму в грудь. Странный жест. В тот момент я не понимал, что это значит. Потом он замахнулся ударить Диму в голову, но тот сделал подсечку и сбил его с ног. Дима наклонился и несколько раз рукой ударил Ельшина в голову. Потом, смотрю, Дима как-то потерялся, — рассказывал Виктор.

По словам Ключникова, он взял Эдуарда за ремень, оттолкнул в сторону. Тот отлетел в стену. Чтобы слушал, дал пощечину. Когда Ельшин обратил на оппонента внимание, фотограф объяснил, что так не делают и получил Эдуард за дело — потому что напал первым. К тому времени сзади подошел Кривошеев и слушал. Считая, что они с другом проучили дебошира, Виктор пошел за рюкзаком с техникой, который бросил у ступенек. Когда наклонился за сумкой, услышал громкий звук.

— Дима упал на кафель. Видно, он еще и сильно ударился головой. Я подбежал. Его пять-семь секунд сильно трясло. Потом Дима встал, улыбнулся мне потерянно и стал падать. Я думал, что-то с головой от удара. Поймал его и только тогда заметил перья из куртки на футболке, а потом увидел, что из него ручьем льет кровь. Только тогда я понял, что тут ножевое ранение, — вспомнил в суде Виктор, едва сдерживая слезы.

— Ни я, ни Дима ничего не успели понять. Я не видел ножа и не думал, что такое возможно. А Дима, видно, сначала на адреналине ничего не почувствовал. Я зажимал рану салфетками. Дима начал хрипеть и перестал дышать. Я пробовал пульс, его не было. Он как-то быстро посинел, — рассказал Виктор Ключников.

Врачи «скорой», забравшие Дмитрия в машину, через несколько минут сказали Виктору, что друг умер.

«Время остановилось»

Рассказав в подробностях о смерти друга, Виктор Ключников продолжил терпеливо отвечать на вопросы. Несмотря на то, что пошел третий час допроса, он без возражений отвечал адвокату Максиму Баеву на не совсем удобные вопросы — про поездку на такси, бутылку хреновухи, про реакцию Кривошеева в ответ на призывы Ельшина разобраться, пощечину, салфетки для раны.

Некоторые из вопросов снимала судья Ольга Бруданина, посчитав, что «обстоятельства не имеют отношения к делу». Судья просила защитника не комментировать перед вопросом события, которые описывал Ключников, и не предлагать свидетелю готовых ответов.

— У нас тут не викторина, — сказала она.

Виктор безропотно добавлял к своему рассказу детали. Однако он не смог рассказывать о том, что происходило после слов врачей о смерти Дмитрия. Хоть судья и назвала эти обстоятельства не относящимися к делу, Максим Баев продолжал спрашивать про приехавших на место силовиков, про действия охраны кафе. Спрашивал, пока свидетель не взорвался.

— Ко всему прочему я еще и человек. Я же говорил, что не помню про время. Время для меня в тот момент остановилось. Я не помню лица людей, что происходило вокруг, куда ездил и что рассказывал. Я его маме говорил, я Ксении (бывшей жене, матери сына Кривошеева — РИА «Воронеж») говорил. Для меня весь месяц после смерти Димы прошел как в тумане, — возмутился Ключников.

Вскоре после этого суд завершил допрос главного свидетеля и закончил заседание, назначив продолжение процесса на 10 ноября.