Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
Что известно о человеке, купившем самую дорогую картину в миреПокупателем самой дорогой картины Леонардо Да Винчи "Спаситель мира" стал саудовский принц Бадер бин Абдулла бин Мухаммед бин Фархан Аль Сауд.
2 декабря 2015, источник: Коммерсантъ-Online, (новости источника)

Панкисский филиал «Исламского государства»

Корреспондент «Ъ» выяснил, почему жители Грузии уходят сражаться на стороне сирийских боевиков.

МВД Грузии объявило об усилении контроля на границе: всех приезжих из стран Ближнего Востока тщательно проверяют. Дополнительные меры безопасности связаны не только с терактами в Египте и Франции, но и с участившимися угрозами в адрес Грузии со стороны исламистов. Причем с угрозами выступают чаще всего грузинские граждане, уехавшие воевать за «Исламское государство» (ИГ, запрещенная в России группировка). Корреспондент «Ъ» в Грузии ГЕОРГИЙ ДВАЛИ отправился в один из самых неблагополучных районов — Панкисское ущелье, где ИГ пользуется наибольшей поддержкой.

Источник: Фотоархив ИД «Коммерсантъ»

Все местные телеканалы показали видео под названием «Послание грузинскому народу»: один из бойцов «Исламского государства» сначала говорит по-арабски, но затем переходит на чистейший грузинский язык и призывает «мусульманских братьев, оставшихся в Грузии» присоединиться к ИГ и «сражаться против неверных до полного их уничтожения либо вознесения к Аллаху в качестве мученика». А один из его соратников угрожает мусульманам и «неверным», живущим в Грузии, «отрезанием голов в случае непослушания». Заместитель главы Службы государственной безопасности (СГБ) Грузии Леван Изория сообщил журналистам на специальном брифинге, что СГБ обратилась в суд с ходатайством о закрытии нескольких сайтов на грузинском языке с аналогичными угрозами.

Тем временем число грузинских граждан, уезжающих на войну в Сирию из различных регионов страны с преимущественно мусульманским населением, продолжает расти.

Едут из Квемо-Картли, где живут азербайджанцы, а также из Аджарии, где большинство этнических грузин исповедуют ислам. Но больше всего «рекрутов» в ИГ поставляет Панкисское ущелье с чеченским населением.

Как сообщила «Ъ» эксперт по Панкисскому ущелью, журналистка Нино Бурчуладзе, десятки чеченцев-кистинцев (так называют чеченцев, живущих в этом регионе Грузии, граничащем с Чечней) погибли в Сирии. Еще несколько десятков последователей ваххабизма тайно присягнули ИГ. «Они ждут лишь приказа, чтобы совершить теракт в Грузии либо в ином месте. Это “живые бомбы” ИГ», — утверждает эксперт.

Над Панкиси безоблачное небо

У выезда из грузинского городка Ахмета, где начинается дорога в Панкисское ущелье, местные грузины установили большой крест. Ночью он подсвечивается и виден издалека, обозначая границу между «двумя цивилизациями», которые, согласно известному американскому эксперту Сэмюэлю Хантингтону, обречены на вечную войну. Но рядом с крестом нет грузинского полицейского поста, который стоял там 10−15 лет назад. Тем самым власти демонстрируют, что Панкисское ущелье уже не зона конфликта и ничем не отличается от других регионов страны.

«Действительно, сегодня Панкисское ущелье внешне спокойный регион, — говорит “Ъ” Нино Бурчуладзе.— Другое дело, что из этого региона сотни людей уехали воевать в Сирию». Собеседница «Ъ» напоминает, что в начале 2000-х годов ущелье полностью контролировал батальон чеченского полевого командира Руслана Гелаева. Его брат до сих пор живет в селе Халасани, но, как говорит госпожа Бурчуладзе, «сидит там тихо и ни во что не вмешивается». Специалист по Кавказу Мамука Арешидзе объяснил «Ъ», что между «поколением Гелаева» и теми чеченцами, кто сегодня едет воевать за ИГ, есть принципиальная разница: «Гелаев и его соратники были чеченскими националистами, а не исламистами».

Внешне в ущелье действительно все спокойно: чеченцы-мусульмане, носящие грузинские фамилии, и грузины-православные живут в целом мирно и почти не конфликтуют. Всего в ущелье не более 10 тыс. чеченцев-кистинцев. Но есть там и грузинское население, подверженное, как я убедился, сильному влиянию чеченской культуры и веры.

На первый взгляд чеченские села ничем не отличаются от других сел Ахметского района Грузии: такие же разбитые дороги, двух- и одноэтажные дома из крупного блока, арбы во дворах. Но есть нюансы: дворы домов чеченцев обнесены высоким каменным забором. Вокруг грузинских домов таких не увидишь. Чеченки в целом одеваются строже грузинок — больше темного цвета в одежде. При входе в дом чеченца-кистинца разуваться обязательно, а будучи в гостях у грузина — как правило, то есть не всегда. В доме местных грузин есть уголок с иконами, но хозяин никогда не будет молиться в присутствии гостя, а вот в кистинских домах посреди разговора члены семьи порой отходят в уголок или соседнюю комнату для исполнения намаза.

Практически во всех селах Грузии есть место, где собираются местные жители и обсуждают дела в стране и мире. Эти места традиционно называют биржами. Но если в грузинских селах молодые люди собираются «биржевать» чаще всего около сельского магазина, где можно купить пиво или водку, чеченская молодежь «биржует» около мечетей. В Панкисском ущелье их две: так называемая Старая мечеть — это обычный дом, перестроенный под культовое сооружение еще в начале 1990-х годов, и новая мечеть, возведенная на средства одного из фондов Саудовской Аравии. Новая мечеть из красного кирпича гораздо больше и явно богаче старой, и большинство радикально настроенных молодых людей собираются именно вокруг нее.

Как «маменькин сынок» стал министром обороны ИГ

Самым известным уроженцем Панкисского ущелья считается Тархан Батирашвили, принявший в ИГ имя Абу Умар аш-Шишани. Сегодня он командует северным направлением армии «Исламского государства». Отец Тархана, 72-летний Тимур Батирашвили, живет в селе Биркиани в одноэтажном доме — самом бедном из всех, где я побывал. Он этнический грузин и христианин. «Я купил сегодня два литра водки, скоро ведь день святого Георгия», — напоминает он, приглашая меня на праздник Георгоба, традиционно отмечаемый местными христианами. «Буду просить доброго святого Георгия спасти и сохранить моего сына Тархана», — печально сообщает отец одного из лидеров ИГ, судя по всему, не усматривая никакого противоречия в том, что намерен просить христианского святого защитить моджахеда, ведущего джихад против «неверных».

Мать Тархана, чеченка-кистинка, умершая несколько лет назад, исповедовала традиционный ислам. Большинство его друзей тоже были мусульманами. Но Тархан ничем не выделялся среди них. В ущелье все говорят, что Тархан Батирашвили был обычным парнем и не пользовался особым авторитетом среди сверстников. Затем он пошел служить в грузинскую армию, принимал участие в «пятидневной войне» против российских войск, потом заболел, ему вырезали легкое, и Тархан был признан непригодным для воинской службы. Позже он попал в тюрьму за незаконное хранение оружия. Выйдя на свободу по амнистии в 2012 году, Тархан не смог найти работу и в возрасте 27 лет уехал на заработки в Турцию, откуда и подался в ИГ.

Сегодня Абу Умару аш-Шишани 29 лет, но о нем уже ходят легенды. Кистиницы говорят, что «министр обороны ИГ» передвигается на бронированной машине под охраной 50 отборных бойцов и у него несколько жен.

Одна из них, как утверждают, Ада Батукаева — дочь бывшего начальника миграционной службы чеченского правительства.

Несмотря на эти легенды, панкисцы не могут понять, как «ничем не приметный парень» Тархан смог достичь таких высот: «Отсюда воевать в Сирию поехали такие головорезы и могучие боевики, по сравнению с которыми Тархан просто маменькин сыночек», — говорит мне житель села Дуиси по имени Мераб. Одним из таких «головорезов и непобедимых боевиков» он считает чеченца Мурада Маргошвили, который известен под именем Муслим аш-Шишани и внесен наряду с Умаром аш-Шишани в список наиболее опасных террористов США и РФ.

Война с Россией продолжается в Сирии

Панкисцы, уехавшие воевать в Сирию, четко делятся на две категории: те, кто воюет в составе ИГ, и те, кто вступил в ряды других группировок, противостоящей президенту Башару Асаду.

Среди последних особенно много чеченцев, воевавших против России. Эту группировку возглавляет 45-летний Мурад Маргошвили. О нем мне рассказал его близкий родственник по имени Муртаз: «Нам, родственникам Мурада, очень обидно, что США внесли его в список террористов, — разоткровенничался Муртаз.— Ведь он воюет не за ИГ, а против Асада, продолжая тем самым войну против России». Муртаз не сомневается, что сражаться с Асадом означает противостоять Москве. Причем, по утверждению собеседника «Ъ», Мурад Маргошвили «находится на прямой связи с властями Турции, которые помогают его группировке воевать против Асада».

О Тархане Батирашвили Муртаз говорит с нескрываемым презрением. «Они с Мурадом — заклятые враги. Тархан угрожал Мураду за то, что тот отказался воевать под флагом ИГ, но не на того напал», — гордо рассказывает Муртаз.

Про своего родственника Муртаз говорит гораздо более охотно. По его словам, Мурад десять лет прожил в России, в Кемеровской области. Там его призвали в армию. В Панкиси вернулся в 21 год, а в 1993 году перебрался в Чечню. Мурад Маргошвили принимал активное участие как в первой, так и во второй чеченских войнах. В конце концов Маргошвили приобрел такой авторитет, что его назначили командующим сначала ингушского, а потом веденского направления «армии Ичкерии».

Впрочем, вскоре Мурада арестовали российские спецслужбы. Потом его судили за причастность к теракту в Моздоке в 2003 году, но Мурад, по словам его родственника, смог сбежать из здания суда в Назрани, после чего вернулся в Панкиси. «Мураду пришлось бежать в Сирию, потому что грузинские власти обвиняли его в причастности к экстремистским группировкам», — продолжает Муртаз.

В Сирии Мурад Маргошвили создал центр по подготовке бойцов Свободной сирийской армии. Он часто присылает родственникам видео боевых действий со своим участием, которые те с гордостью демонстрируют гостям. На одном из видео, снятом в горах, слышны взрывы, а Мурад говорит, что его «снова, как в Чечне, бомбит Россия». В отряде Маргошвили сотни чеченцев — выходцев не только из Панкисского ущелья, но и из самой Чечни. У Мурада четыре жены и несколько сыновей. Все они живут в Турции. «Мурад бы никогда не совершил такие зверства, какие совершает Тархан и другие командиры ИГ, — уверен Муртаз.— Он воюет там не с мирным населением или с беззащитными пленниками, а с Россией, как и воевал с ней всю жизнь».

На фронт со школьной скамьи

В Панкисском ущелье сотни молодых людей считаются «уехавшими на заработки в Турцию». Этот процесс местные жители склонны объяснять повальной безработицей. «Некуда ребятам деваться, работы нет никакой, — жалуется учительница местной школы Зухра.— Их никто не агитирует ехать в Сирию. Мы в школе учим детей по грузинским учебникам, в том числе рассказываем о мученичестве христианских святых». Сама Зухра ходит в мечеть и признает, что исламские проповедники, особенно в новой мечети, в частности, призывают молодых людей «не смотреть сериалы». «Там ведь иногда такой разврат», — брезгливо замечает Зухра.

Один из бойцов ИГ, 16-летний Муслим Куштанашвили, уехал воевать за халифат, будучи учеником 11-го класса средней школы. «Он гири поднимал весь день и выглядел богатырем», — гордо объясняет его отец, отвечая на вопрос, как грузинские пограничники могли пропустить юношу через границу. Мать «моджахеда», по имени Аминат, не скрывает, что часто общается с сыном, который недавно прислал родителям фотографию на фоне черного флага с арабской вязью. «Слава Аллаху, с ним все в порядке», — говорит женщина.

Грузинские власти не могут остановить жителей Панкиси, направляющихся в «халифат», поскольку те говорят, что едут на заработки в Турцию. Сколько панкисцев, уехавших «подзаработать», на самом деле воюет в Сирии, точно сказать невозможно. Признаются в этом единицы. Лейла Ачишвили рассказала, что двое ее сыновей убиты близ Алеппо. Правда, они поехали воевать за ИГ не из Панкисского ущелья, а из Австрии, где, по ее словам, ни в чем не нуждались. «Я их повидала потом в Сирии. Они сказали, что приняли решение самостоятельно», — рассказала Лейла Ачишвили. По ее мнению, главная причина отъезда молодежи из Панкиси — это «безработица и отсутствие перспектив». Тут в разговор вступает ее отец: «Вот объясните мне, почему русские могут к нам в Грузию ездить без виз, а мы туда — нет? — возмущается пожилой чеченец.— Раньше мы хорошо зарабатывали в Чечне, а теперь не можем туда попасть».

Справка
Что нужно знать об «Исламском государстве»?Террористическая группировка «Исламское государство» прославилась жестокими массовыми казнями и разрушением религиозных святынь. Ей подконтрольны обширные территории Сирии и Ирака.