Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
17 февраля 2016, источник: РИА "Воронеж"

«Никто и не сомневался». Как Воронежский облсуд утвердил приговор по «маковому делу»

Апелляция снизила сроки предпринимателям на несколько месяцев.

Воронежский облсуд утвердил приговоры предпринимателям Полухиным, снизив их наказания на 2−4 месяца в среду, 17 февраля. Коллегия из трех судей облсуда под председательством Владимира Сыроватского вынесла апелляционное постановление после 10 заседаний, на которых семья владельцев кафе «Очаг» представляла доказательства своей невиновности. В итоге 58-летний Александр Полухин получил в наказание 8 лет и 2 месяца колонии строгого режима, его супруга, 58-летняя Мария Полухина, и 30-летняя дочь Евгения — по 8 лет и 3 месяца колонии, 55-летняя сестра жены, Нина Чурсина, — 8 лет и 2 месяца. Их приговорили к большим срокам за покушение на сбыт наркотиков и приготовлению к сбыту 4,8 т мака с содержанием маковой соломки. После оглашения постановления приговор вступил в законную силу.

Адвокаты подсудимых после приговора заявили, что в ином исходе дела «никто и не сомневался». Общественный защитник Яна Орех, старшая дочь Александра и Марии Полухиных, пообещала подать жалобу на приговор в кассационную инстанцию облсуда и в Верховный суд.

Коллегия судей исключила из дела по 4−5 преступных эпизодов у каждого подсудимого из-за процессуальных нарушений, допущенных в ходе следствия. Из-за этого сроки Полухиных и Чурсиной сократились на 2−4 месяца. Назначить им наказание ниже 8 лет лишения свободы суд не мог — это максимально низкие сроки за преступление, в котором обвиняли предпринимателей.

На заседаниях в областном суде защита владельцев кафе «Очаг» Полухиных и Нины Чурсиной представила доказательства их невиновности. Подсудимые отказались признавать вину и просили оправдать их. Они общались через видеоконференцсвязь с залом судебных заседаний из СИЗО, где находятся семь месяцев — с июля 2015 года. Александр Полухин и Евгения Полухина с учетом времени на следствии и в судебном процессе отбыли в СИЗО почти по два года.

В прениях гособвинитель Ольга Колтакова напомнила, что пищевой мак с содержанием маковой соломки входит в список № 1 наркотических и психотропных веществ. Прокурор сослалась на стенограмму телефонных переговоров Полухиных и Чурсиной. По мнению гособвинителя, они использовали конспиративные выражения, называя мак другими словами.

— В разговоре Чурсина и Евгения Полухина говорят, что нужно продать два шашлыка. Однако потом Полухина говорит по телефону, что к кафе подъехал полицейский «УАЗик», и потому продать шашлык она не может. Что это за шашлык такой, который нельзя продать в присутствии полицейских? — спросила прокурор.

Ольга Колтакова перечислила данные воронежских хлебозаводов о том, сколько они используют тонн мака для выпечки — как правило, от 0,5 до 2,5 тонн. Гособвинитель напомнила, как у Полухиных в гаражах обнаружили 4,8 т мака с содержанием маковой соломки, что «хватило бы на три предприятия». Большой объем изъятого мака вменялся предпринимателям как приготовление к сбыту наркотиков в особо крупном размере. Колтакова отказалась от обвинения по нескольким эпизодам по процессуальным основаниям и попросила суд исключить их из дела.

Адвокаты Полухиных отметили, что выступление Ольги Колтаковой носило «обвинительный уклон», а представленные доказательства вины назвали «необоснованными» и «вырванными из контекста». Защитники пояснили, что обвинение не дало оценку многим из доводов защиты, а сразу приняло сторону следователей ФСКН. Адвокаты отметили, что в деле нет доказательств о том, что бизнесмены имеют отношения к гаражам, где нашли мак. Елена Полишко, адвокат Марии Полухиной, рассказала, что на следствии ее подзащитная говорила об аренде гаража для инвентаря, и это вовсе не значит, что гараж с маком принадлежал Полухиным.

Сами подсудимые назвали слова гособвинителя «ложью» и жестко раскритиковали ее доводы. Весь процесс они отчаянно защищались. Женщины иногда срывались на плач, а полковник Александр Полухин — на крик.

— Я благодарна, конечно, прокурору за то, что узрела всю степень бредовости приговора и исключила почти половину эпизодов, тем самым подарив мне два месяца свободы, — отметила Евгения Полухина в реплике на речь гособвинителя. — Нас обвиняют вовсе не в сбыте наркотиков, как того требует уголовный закон. Нас заведомо ложно в отсутствие каких-либо доказательств обвиняют в сбыте не предусмотренной уголовным законом смеси наркотических средств с семенами мака.

Защита и предприниматели привели множество доводов о том, что пищевой мак наркотиком не является.

— Содержание сора и примесей в маке, который стал доказательством по делу, в 17 раз меньше, чем, согласно исследованию, необходима для производства наркотика. Не бывает чистого на 100% мака, и, если за пищевой мак сажают, нужно запрещать в России все действия с маком: продавать его, перерабатывать, делать выпечку, — отметил в выступлении Юрий Михайлов, адвокат Александра Полухина.

Защита также ссылалась на незаконность действий оперативников при сборе материалов по делу владельцев кафе «Очаг». Большинство обвинений предпринимателей строятся на показаниях скрытых свидетелей — агентов ФСКН и судимых людей, которые в момент дачи показаний против Полухиных находились под следствием. Кроме того, бизнесмены представили алиби на несколько преступных эпизодов, в которых их обвинили.

— Дело это не о булочках с маком. С самого начала следовало ответить только на один простой вопрос: законна наша деятельность по выпечке булочек с маком или нет. Но при отсутствии доказательств все раздули, размазали на 6,5 лет, которые меня преследуют. Надругались над моей семьей, определив жестокие приговоры и пересажав всех, — сказал Александр Полухин.

Женя Полухина — мастер спорта по художественной гимнастике. До того, как попасть в СИЗО, она солировала в выступлениях группы известной воронежской школы гимнастики.

— Когда шесть с половиной лет назад начиналось дело, Жене было 24 года. Все у нее было хорошо в личной жизни. А теперь ей 30 лет и срок восемь лет. Если приговор таким и останется, то она пропустит время, когда можно наладить личную жизнь, завести детей, — сказала в прениях Нина Чурсина и обратилась к тройке судей. — Я не прошу меня защищать. Я прошу правосудия. Прошу вас, понимайте, вы решаете не наши судьбы, вы решаете наши жизни.

— Меня обвинили и осудили не за сбыт наркотиков, а за смесь маковой соломы с семенами мака, что извращает правовой смысл положения, — подчеркнула Мария Полухина в последнем слове. — Сама формулировка «смесь» не предусмотрена законом, никакими нормативными актами. произошла умышленная подмена предмета преступления. Судят не только меня. В ФСКН разработали методику и поставили на поток дела против предпринимателей, продающих пищевой мак. И потому ваше решение касается не только меня, но и всех, кого незаконно обвинили по маковым делам.

В завершении апелляции подсудимые просили тройку судей «судить по совести».

Контекст «Дело о маковых булочках» появилось в 2009 году. По версии следствия, учредитель кафе и магазина Мария Полухина была организатором преступной группы. Ее муж, Александр Полухин, как военный пенсионер высшего офицерского состава отвечал за конспирацию при продаже мака наркоманам. Дочь Евгения и Нина Чурсина продавали мак наркоманам, добавляя в него соломку. В прениях гособвинитель Николай Смагин отказался от обвинения в организации преступной группы, так как Полухины члены одной семьи. Однако наказание все равно оказалось слишком суровым.

В суде Полухины отказались признать вину. Семья не отрицала, что закупала мак для выпечки и на продажу в розницу в магазине при кафе. Защита предпринимателей опиралась на то, что официально в России запрещен опийный мак, а не пищевой. Последний продается в магазинах и используется в кондитерском деле. Однако после принятия поправок к ГОСТу наркополицейские начали борьбу «за чистоту мака». Появились дела против бизнесменов, в товаре которых находили примеси соломы и опия. Полухины настаивали на том, чтобы им показали наркотик в чистом виде, которым они торговали. Но в суде им объяснили, что соломку невозможно отделить от пищевого мака. Приговор Левобережного райсуда в июле 2015 года вызвал общественный резонанс из-за спорности «маковых дел» и огромных сроков для фигурантов. Женщинам определили по 8,5 лет тюрьмы — гособвинитель просил вполовину меньше. Александр Полухин получил 8 лет 4 месяца колонии строгого режима. Наказание Полухиным обсуждали по всей стране. В защиту владельцев воронежского кафе «Очаг» петицию подписали почти 80 тыс. россиян.

Пока ни одного комментария, будьте первым!
Чтобы оставить комментарий, вам нужно авторизоваться.
31 день подписки от 59 рублей
Оплатить подписку