Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
26 февраля, источник: Фонтанка

Покровскую больницу снова спросят за мертвых пациентов

В суде развалилось дело о гибели трех человек во время пожара в Покровской больнице. Прокуратура отказалась обвинять рядового врача и наверняка снова посмотрит в сторону руководства учреждения.

Источник: Фонтанка

Василеостровский суд вернул в прокуратуру дело терапевта Покровской больницы Антона Сизова. Он обвинялся в нарушении требований пожарной безопасности с тяжкими последствиями в виде смерти трех пациентов 5 января 2013 года. Скромная фигура врача резонирует с зоной ответственности, очерченной для него полицейским следствием. Прокуратура, приняв дело, вспомнит свои первоначальные выводы с упоминанием конкретных фамилий.

При пожаре в Покровской больнице погибли три пациента из консультативно-диагностических палат (КДП, аналог вытрезвителей). Поджигательница Елена Попова, погубив мужа окурком, наказала в первую очередь себя. С больницей ей тоже расплачиваться. Копнув поглубже, прокуратура настояла на втором уголовном деле, о нарушении пожарной безопасности (статья 219 УК, до семи лет). Полиция вывела из-под удара двух замов главного врача и назначила крайним дежурного терапевта Антона Сизова.

О сверхъестественных способностях рядового врача «Фонтанка» уже писала. По логике следователя, Сизов должен был в кромешной темноте одновременно эвакуировать целых пациентов и вынимать из КДП горевших.

К пониманию абсурда Василеостровский суд шел полтора года. 24 февраля 2016 года было оглашено заключение исследовательского центра экспертизы пожаров МЧС России. Если кратко: хоть убей, но не мог Сизов спасти пациентов.

Пожар заметили через четверть часа, уже полыхало и дымило. Раньше не заметили, потому что устройства сигнализации, оповещения и тушения не работали. Предусмотренной системой дистанционного открывания двери КДП не были оснащены. Противопожарные самоспасатели (защитный шлем) в наличии имелись. Ключ от них, правда, лежал в запертом сейфе. Сизов, конечно, мог ринуться в огонь с ватно-марлевой повязкой на лице, но не сажать же 27-летнего парня за то, что не самоубился.

В Василеостровском суде «Фонтанке» сообщили, что дело Сизова 24 февраля возвращено прокурору для устранения недостатков, препятствующих рассмотрению. Адвокат Сергей Путреша пояснил:

«Прокурор пришла к выводу, что обвинительное заключение не соответствует материалам дела. Под сомнение поставлены причинно-следственная связь между дежурством Сизова как ответственного по приемному покою и трагедией».

«Фонтанка» вспомнила свежий пример мужества прокуратуры, которой явно не доставляет удовольствия сдавать позиции, — отказ от обвинения бывшего зампреда КГИОП во взятках.

В деле о пожаре надзор, в свою очередь, наверняка вспомнит прежние наработки. 5 июля 2013 года прокуратура огласила результаты своей проверки:

«Несоблюдение ответственными лицами Сорокиным (заместитель главного врача больницы по ГО) и Ерастовым (зам по технике) требований пожарной безопасности привело к позднему обнаружению места возгорания, лишило возможности дежурный персонал произвести эвакуацию граждан из КДП до полного их задымления, а также привело к гибели трех человек».

Эти выводы, кстати, положили начало уголовному делу по 219-й. С Сорокина и Ерастова полиция почему-то сняла подозрения и привлекла Сизова.

Логики в пожаре было столько же, сколько и трагичности. МЧС и прокуратура увещевали больницу обустроить противопожарную систему. В мае 2010 года, например, суд обязал главврача Марину Бахолдину оборудовать административное здание сигнализацией и установкой оповещения и заменить двери эвакуационных выходов. В марте 2011 года снова напомнил. В мае 2011-го по результатам плановой выездной проверки МЧС суд оштрафовал больницу за отсутствие пожарной сигнализации административного корпуса и десятки других нарушений.

«Руководитель организации не обеспечивает исправное состояние автоматических установок сигнализации, установок систем противодымной защиты, системы оповещения людей о пожаре. Нарушения непосредственно влияют на время обнаружения пожара, оповещения, время начала эвакуации людей, а также возможность его тушения в начальной стадии, а также на процесс вынужденной эвакуации людей из помещений», — предупреждал Василеостровский суд.

Больница всегда все признавала. И ссылалась на недостаточность финансирования.

Мало что изменилось и после пожара. В январе 2014-го деятельность отделения диагностики была приостановлена на 30 суток за неоднократные нарушения пожарной безопасности.

Судя по сайту госзакупок, Покровская больница лишь в феврале 2014-го объявила аукцион на выполнение работ по монтажу автоматической пожарной сигнализации и системы оповещения о пожаре в кардиологии и хирургии, еще позже выбрала подрядчика для определения категории пожароопасности помещений и корпусов и установила противопожарные двери.

Общаться с «Фонтанкой» Марина Бахолдина по телефону не стала. Попросила факс со списком вопросов.

«Посмотрю, на что могу ответить», — конкретизировала главврач.

Александр Ермаков

Пока ни одного комментария, будьте первым!
Чтобы оставить комментарий, вам нужно авторизоваться.
, вы можете комментировать еще  дней
, вы можете комментировать еще  дней
31 деньподписки за59рублей
Оплатите подписку, чтобы участвовать в обсуждении новостей