Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
18 апреля, источник: "Российская газета"

На Урале из-за нарушений закрыли приют для пожилых людей

В Екатеринбурге СК возбудил уголовное дело по факту оказания услуг, не отвечающих требованиям безопасности. Права потребителей, по мнению следствия, нарушались в частном доме престарелых.

Участкового вызвали соседи. В приюте застали 37 постояльцев, из которых только семь имеют паспорта и пенсию, остальные содержатся за счет благотворителей. Сюда попали те, кого ни одно другое соцучреждение, ни государственное, ни частное, не примет — без определенного места жительства, без паспорта, без пенсии, а иногда и без имени. Как поспешило отрапортовать областное министерство соцзащиты, для стариков вмиг нашлись места в государственном приюте.

Как правило, при живых родственниках, какими бы они ни были, в государственный дом престарелым дорога закрыта. Потому такая социальная услуга, как уход за пожилыми людьми, более чем востребована. Рынок этот спрос удовлетворяет, однако развивается стихийно и бесконтрольно. Месяца не проходит без того, чтобы частный приют, где старики вынуждены доживать свой век в нечеловеческих условиях, не попал в криминальные сводки. Вот только два «свежих» примера. На днях в Великом Новгороде закрыт частный дом престарелых на восемь «лежачих» мест, который предпринимательница организовала в трехкомнатной квартире многоэтажки; за неходячих родственников ей платили по 20 тысяч рублей в месяц. Неделей ранее Петушинский суд вынес приговор двум «бизнесменам», которые устроили дом старчества в коттедже в деревне Островищи Владимирской области: на 30 мест с платой по 10−30 тысяч рублей в месяц. За полгода родственники выплатили предпринимателям 2,1 млн рублей, за предоставление услуг ненадлежащего качества суд наказал каждого из них штрафом в 125 тысяч.

Речь идет о высокодоходном бизнесе, иначе не осваивали бы предприниматели социальную сферу. Скажем, в Екатеринбурге предложений «уютного приюта для пожилых родственников» — до полусотни. «А как мы без них? Нам не то что в отпуск не съездить — работу бросать придется, чтобы ухаживать за лежачим больным», — аргументируют родственники постояльцев. Индивидуальный уход по карману немногим, например, оплата сиделки для стариков с не подразумевающими госпитализацию диагнозами (параличом, деменцией, болезнью Альцгеймера и тому подобными) обходится в 70 и более тысяч рублей в месяц.

— Еще пять лет назад россияне считали постыдным сдать родственника в интернат, но стереотип понемногу меняется. Работающие люди просто не в состоянии обеспечить качественный уход за лежачим стариком и предпочитают зарабатывать на оплату содержания своего родственника в приемлемых условиях, — поясняет социолог Ирина Власова.

В таком бизнес-проекте основная статья текущих расходов — аренда коттеджа, в Екатеринбурге это 100−150 тысяч рублей в месяц. Если набрать 30 клиентов, готовых платить за своих бабушек или дедушек по 20—30 тысяч ежемесячно (это средняя цена услуги на Среднем Урале), есть возможность добиться стопроцентной прибыли. Ее можно взвинтить, чуть сэкономив на обеденных порциях, на стирке (менять белье не раз в неделю, а пару раз в месяц), на уборке (оставить одну уборщицу, которая будет убираться не два раза в день, а через день). Преклонных лет нездоровые люди иногда даже не в состоянии пожаловаться. Родственники же всем довольны: как объяснили в Свердловской прокуратуре, они ни разу не пожаловались на предпринимателя, которому платят за своих родных.

«Приюты для стариков» чистой воды бизнес, который существует, только чтобы получить прибыль.

— Важно понимать, что такие частные учреждения оказывают не социальные, а, по сути, гостиничные услуги. Это чистой воды бизнес, который существует, только чтобы получить прибыль, — подчеркивает заместитель министра социальной политики Свердловской области Диляра Медведская.

Приюты устраивают, как правило, в коттеджах. Недовольные соседством стариков жители жалуются во всевозможные инстанции — на запах, антисанитарию, то и дело прибывающие «скорые» и катафалки. Приезжают компетентные органы, в пиковых случаях возбуждают дело, суд выносит постановление… и все остается на своих местах.

Например, пансион на окраине Екатеринбурга, в поселке Широкая Речка, суд постановил закрыть год назад, но учреждение функционирует до сих пор, в том же поселке и даже под тем же названием, несмотря на судебное решение. Приставы просто не могут выставить на улицу 30 беспомощных стариков, помещенных туда родными. Те приютить неходячих больных не хотят или не могут, а места в госучреждениях предоставляют только одиноким….

— Мы надеялись на новый закон о соцобслуживании, который должен был навести порядок на рынке, — говорит Светлана Сокова, учредитель частного дома престарелых. — Но оказалось, что этот закон — для хороших: те, кто хотят получить госзаказ и субсидирование, должны вложить немалые деньги, выполнить массу требований санврачей и пожарных. А зачем все это, если можно существовать беззаботно «в тени» — не вкладываясь и получая сверхприбыль? Как говорит одна наша печально известная «коллега»: «У вас старики, а у меня гости, приглашать которых никакой закон не запретит. А уж как я их обслуживаю — мое дело»….

— К сожалению, сегодня никто не ведет учет частных учреждений, выполняющих роль объектов временного пребывания. В нормативных актах не зафиксировано право органов соцзащиты контролировать такие организации, — сетует заместитель министра социальной политики Свердловской области Диляра Медведская. — Да, мы активно говорим о необходимости привлечения частного бизнеса в социальную сферу, но при этом необходимо, чтобы такой бизнес соответствовал стандартам, которые существуют на территории субъекта РФ. Хорошо бы ввести аккредитацию для таких частных учреждений и закрепить это требование законодательно.

Прямая речь

Татьяна Мерзлякова, уполномоченный по правам человека в Свердловской области:

— Это острая социальная проблема. Недавно побывала в пяти частных домах для престарелых, и только к одному не было замечаний. Нельзя превращать уход за немощными стариками в чистый бизнес, необходимо восстановить обязательное социальное лицензирование. Государство не должно снимать с себя ответственность за эту категорию социально незащищенных граждан. Нужно контролировать этот бизнес, который сейчас развивается практически бесконтрольно, создать реестр этих учреждений, чтобы минсоцполитики представляло, с чем имеет дело.

Другой выход — размещать стариков по приемным семьям. Но как показывает практика, эта инициатива прививается далеко не во всех регионах. На сколько мне известно, удачен только опыт Якутии. На основании республиканского закона, с 2013 года те, кто приютил одинокого старика, получают из бюджета по 17,7 тысяч рублей ежемесячно. Сейчас в Якутии 76 таких семей, к началу 2018-го планируется увеличить это число вдвое.

Пока ни одного комментария, будьте первым!
Чтобы оставить комментарий, вам нужно авторизоваться.
, вы можете комментировать еще  дней
, вы можете комментировать еще  дней
31 деньподписки за59рублей
Оплатите подписку, чтобы участвовать в обсуждении новостей