Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
2 мая 2016, источник: "Российская газета"

В убийстве Андрея Гошта и его семьи нашли след алкогольной мафии

Убийц полковника полиции Андрея Гошта и пятерых его ближайших родственников искали свыше сотни оперативников, следователей и экспертов.

В операции участвовали сотрудники Следственного комитета, МВД и ФСБ. На место преступления выезжал глава СКР Александр Бастрыкин, который приказал найти убийц к концу недели. А министр внутренних дел России Владимир Колокольцев объявил награду в три миллиона рублей за информацию, которая наведет на след душегубов. Нашли их по трем разным адресам. Имена подозреваемых в убийстве следствие не называет. Брали извергов в ночь с 30 апреля на 1 мая бойцы спецназа СОБР. Правда, один из четверых убийц еще до начала арестов успел уехать в Душанбе. Но можно не сомневаться, что его достанут и там. Однако точку в этом «деле» ставить рано.

Напомним, трагедия, которую уже называют второй Кущевкой, произошла в ночь на 24 апреля в деревне Ивашевка Сызранского района Самарской области. В доме 58 по улице Школьная в своих постелях, спящими, забили насмерть 49-летнего Андрея Гошта, его жену Светлану, 70-летних родителей Андрея, супругу его родного брата с дочерью. Вторая его племянница — 7-летняя Соня — осталась жива лишь чудом: бандиты посчитали ее мертвой. Сейчас девочка в реанимации с тяжелейшей черепно-мозговой травмой.

Официальный представитель СКР Владимир Маркин сообщил, что у следствия есть три версии случившегося, которые пока озвучивать преждевременно. Но Сызрань — небольшой город, где все друг друга знают, поэтому эти версии не стали большой тайной. Первая и пока самая основная — разбой. Душегубам понравился красивый дом, весьма заметный на фоне небогатой, мягко говоря, деревушки, и они решили чем-нибудь здесь поживиться. Действительно, в доме пропали многие ценные вещи и деньги. Но — не все, хотя то, что осталось, трудно было бы не заметить. Тем более, что уже никто не мешал убийцам тщательно обыскать каждую комнату. Может, это было для них не главное?

Вторая — месть гастарбайтеров, строивших этот дом, за якобы не выплаченный долг за работу. Но опять же, отчего тогда не забрали все ценное? И зачем было убивать сразу всех, в том числе женщин, детей и стариков, — может, и без кровопролития хозяева отдали бы деньги.

Третья версия — месть мафии за слишком уж большое служебное рвение Гошта. Убийство очень напоминает показательную акцию устрашения. А — смысл? Ведь Андрей Гошт уже не возглавлял сызранскую полицию, то есть не ловил здесь злодеев и никому в районе не мешал, а семь месяцев служил в Самаре заместителем начальника штаба областной полиции, по сути — администратором.

Но если все эти версии рассматривать не по отдельности, а объединить, может нарисоваться вполне правдоподобная картинка. Задача — совместить и объяснить профессионально организованное преступление с дилетантским исполнением.

Корреспондента «РГ», побывавшего в Ивашевке, очень удивила легкость, с которой убийцы проникли во двор и дом. То, что следствие сухо констатировало отсутствие следов взлома, пусть никого не вводит в заблуждение, — взлом и не требовался, ворота и дверь в дом были не заперты. Оказывается, они никогда и не запирались — здесь постоянно толпились многочисленные родственники и друзья. Наверное, поэтому не смогла помешать незваным гостям немецкая овчарка — пса оставили на ночь в запертом вольере, чтобы невзначай не покусал гостей званых.

Более того, участок родителей Андрея лишь с улицы и только внешне похож на укрепленный «замок» — глухой забор, ворота на ролль-ставнях, которые открываются и закрываются с помощью электропривода. На самом деле, нам удалось открыть ворота одним нажатием кнопки, которая находилась… снаружи. Вот закрыть ворота оказалось труднее. Во дворе — двухэтажный дом, стилизованный под готику комплекс для барбекю — совмещенные мангал и печь под навесом, вольер на двух собак, хозяйственные постройки. А вот дальше, где сад и огород, — невысокий заборчик из сетки «рабицы». Это даже не забор, а условное обозначение границы участка. Все просматривается, что называется, насквозь и такую преграду легко перешагнуть. Кстати, возможно, преступники зашли и вышли именно здесь, по грядкам.

У полковника не было оружия и он явно не ожидал никакого нападения.

Убивали Гошта и его родных не арматурой и молотками, как предполагалось ранее, а деревянными палками — их бандиты унесли с собой и зачем-то сохранили (царский подарок следствию). Еще один «подарок» — служебное удостоверение полковника полиции Гошта, тоже зачем-то взятое и сохраненное на квартире одного из убийц. Вряд ли оно понадобилось, как сувенир. Может, требовалось кому-то показать этот вещдок, что убит именно Гошт?

Были ли у полковника полиции враги? Разумеется, — местный криминалитет. В Самарской области три вида организованной преступности — алкогольная (экспорт «паленой» водки из Казахстана), наркотическая (цыганский промысел) и нефтяная (незаконные врезки в нефтепровод). Известно, что Гошт, будучи начальником сызранской полиции, ощутимо придавил именно «алкогольную мафию», фурами доставляющую в Самарскую область суррогат. Убытки эти «экспортеры» понесли многомиллионные.

Тут надо отметить одну важную личную особенность полковника. Андрей Вильгельмович Гошт — этнический немец с Алтая (его и отпевал лютеранский священник). И, как все немцы, — неисправимый педант. Он скрупулезно вникал во все подробности каждого дела, был въедлив, дотошен, не терпел недоделок даже в мелочах. Бумаги, которые ложились ему на стол, он внимательно читал и нередко заставлял переписывать, если находил не только фактические недоработки, но и грамматические ошибки. И того же требовал от подчиненных. Например, он очень хвалил оперативника, обнаружившего контрафактный алкоголь в одном из сызранских магазинов. Но хвалил не за то, что вскрыл мошенничество, а за то, что наведался в этот магазин еще раз спустя несколько месяцев. И вновь — та же картина. Торговцы «паленкой» посчитали, что полиция оставит их в покое, и ошиблись. И это было не единожды.

Еще один показательный пример «немецкой педантичности» — Гошт наизусть знал всех преступников, «проходивших» через его отдел или указанных в присланных ориентировках. Однажды он возглавил полицейский рейд и заглянул в ресторан, где, по оперативной информации, иногда собираются криминальные лидеры. Ему показался знакомым один из посетителей и он попросил его предъявить документы. И сразу его узнал: «Так вы же — в розыске! Поехали с нами». Не исключено, что он испортил ужин — лет так на десять — одному из высокопоставленных «мафиози». А кто еще мог, зная, что его ищут, нагло заявиться в ресторан?

Что, разве не предполагал полковник о ненависти к нему со стороны местных «бутлегеров» и на что они способны? Наверняка знал и принимал меры предосторожности. Поэтому в Сызрани его достать не сумели.

Прежде всего, он никогда ни с кем не говорил о своей семье. Своих стареньких родителей он уговорил перебраться поближе к себе, в Ивашевку, построил для них дом. Но, что удивительно, никто из соседей не подозревал, что этот дом — столь высокопоставленного полицейского, он в форме сюда не приезжал. Когда его перевели служить в Самару, он стал появляться у родителей чуть реже, в основном по выходным — ведь только до Сызрани около трех часов езды на автомобиле. И, видимо, решил, что о нем забыли. Но, как известно, месть — блюдо, которое подается холодным.

По версии «РГ», алкогольные «мафиози», наблюдавшие за Гоштом, сумели узнать про дом на улице Школьной и нашли гастарбайтеров, которые его строили. И сделали оригинальный ход. Они убедили этих «гостей» из независимой солнечной республики совершить чуть ли не ритуальное убийство — в назидание новым полицейским начальникам. Как убедили — вопрос. Вряд ли Гошт был что-то должен работягам — не в его характере не выполнять свои обещания. А вот пригрозить им могли. Ну и разрешили взять все, что понравится. А удостоверение полковника, видимо, было отчетом перед заказчиками о выполненной работе.

Заказчики убийства, они же — наводчики, сообщили исполнителям, когда приехал Гошт с женой, свояченницей и племянницами. А те, досконально зная расположение помещений дома (сами строили!), совершили зверство. И при этом умудрились оставить массу следов, загрузив работой экспертов. Наверное, и собака не разбудила лаем хозяев, узнав «своих» рабочих.

Можно предположить, что следствие тоже считает, что пока сделана лишь одна, пусть и очень важная, но только часть работы. Причем — в рекордно короткий срок. Но предстоит другая часть — расставить все точки над «i». Отсюда и такие уклончивые, туманные комментарии о ходе расследования. Известно, что задержанные дают признательные показания, и вскоре мы узнаем, каковы были истинные мотивы зверского убийства в Ивашевке.