Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
Врачи развенчивают мифы о беременности У беременных женщин есть масса поводов для беспокойства, и специализированные ресурсы обычно только усугубляют панику
1 июня 2016, источник: Sputniknews.kz

Врач: растет число детей, пострадавших после падения из окон

Как констатируют медики, случаи падения детей из окон увеличиваются в Астане с каждым годом.

АСТАНА, 1 июн — ИА Новости-Казахстан. С началом школьных каникул и наступлением лета проблема детского травматизма, особенно, случаи падения детей из окон, становятся актуальными. В Международный день защиты детей травматолог с тридцатилетним стажем Жарылгасын Бектасов рассказал ИА «Новости-Казахстан», как уберечь детей от травм.

— Как в настоящее время складывается ситуация с детским травматизмом в Астане? Тенденции к снижению не наблюдается?

— Сегодня основная масса детей ведет малоподвижный образ жизни по сравнению с теми, которые родились в советское время, но количество случаев травматизма сейчас наоборот выше. Во-первых, у нас столица, растет число населения, количество транспорта, приезжает много гостей — все эти факты влияют на показатели травматизма. Допустим, в 2014 году в травмпункт нашей больницы обратилось порядка 25 тысяч пациентов с различными травмами, а за 2015 год показатель превысил 35 тысяч человек.

Помимо машин и прочих факторов в последнее время появилась еще одна проблема — открытые окна. Раньше такого не было, были небольшие советские форточки. Ежегодно мы отмечаем рост показателей именно по этому виду травм, которые по тяжести не уступают даже травмам в ДТП. Если в 2014 году было у нас 17 случаев падения с окон, то за 2015 год — более 20. Есть ведь еще и летальные исходы, когда к нам не везут. Мы обращались в акимат, в строительные организации, чтобы приняли меры.

Падение детей с высоты — тот вид травм, который является условно предотвратимым. Их вообще, по идее, не должно быть. Можно ведь сделать форточку сверху, открывать по-другому, снять ручку, чтобы ребенок не мог открыть. Сейчас у нас уже четвертые сутки в отделении лежит шестилетний ребенок, который упал с шестого этажа, получил множество переломов, повреждений внутренних органов. Молодые мамы думают, что с ними такое не произойдет. Например, когда ребенок спит, они решили сбегать в магазин, а тут он просыпается, начинает искать маму и — вот результат. А этого могло и не быть.

К счастью, сейчас стало меньше травм, получаемых детьми на игровых площадках. Сейчас детские площадки оснащены лучше и отвечают требованиям безопасности. В результате количество таких травм уменьшилось. Также три-четыре года назад причиной детского травматизма были батуты, на которых дети получали черепно-мозговые травмы. Теперь у нас таких случаев практически нет.

— Какие виды травм у детей встречаются чаще? Есть ли сезонность в этом вопросе?

— Превалирует бытовой травматизм. Порядка 70% человек обращаются к медикам после получения травм в быту. Что касается сезонности, то четко отслеживается весенне-летний период, когда начинаются каникулы, дети предоставлены сами себе. Больше свободного времени становятся, в этот период они и получают различные травмы. Когда они заняты, то количество уменьшается.

Отдельно мы еще выделяем дорожно-транспортный травматизм. Ежегодно к нам обращаются 450−460 детей, получившие различной степени тяжести травмы в ДТП. Из них мы фиксируем условия, в которых были получены травмы: внутри или вне транспорта. Больше всего все-таки травм, полученных в результате наездов на детей.

— Детей лечить тяжело?

— Выбор профессии был не случаен, я к этому шел еще со школы. После школы сразу поступил в медицинский институт тогда еще Целинограда. После учебы работал в сельской больнице, это дало мне большой опыт. С 1997 года работаю уже в Астане. Нынешним летом будет уже 31 год, как я работаю врачом. Что касается детей, то, несмотря на большую ответственность, с ними приятней работать. Именно в детской травматологии, например, в случае перелома подход к лечению другой.

С годами приходит опыт, во время приема удается чем-то отвлечь ребенка, игрушку какую-нибудь показать, разговором успокоить, в любом случае, надо найти подход. Бывает, даже медсестры помогают. Сейчас есть современные технологии в диагностике, есть различные виды компьютерной диагностики, которые, можно сказать «на блюдечке» преподносят врачу всю картину. С одной стороны — это плохо. Когда мы только начинали работать, то такого оборудования не было, бывали случаи, когда приходилось без дорогостоящих приборов работать и принимать решение в экстренных случаях.

— Мешают ли родители при осмотре маленьких пациентов или их присутствие обязательно?

— Это зависит от воспитания, интеллекта и так далее. Часто родители считают, что раз их ребенок получил травму, то именно он и должен быть осмотрен самым первым, вне очереди. Также отнимают драгоценное время — сначала спрашивает все мама, говоришь ей, а потом приходит отец, бабушка, которые также требуют сказать все. Время-то идет.

Был такой в практике случай, когда 12-летний ребенок получил косой перелом бедра, мы его готовили к операции, а тут приходят родители, хотели отказаться от операции. Вышел разговаривать с отцом, чтобы узнать причину, он захотел забрать ребенка и отправить к костоправу. Но я ребенка не отдал. Если бы тогда позволил родителям сделать это, то он на всю жизнь инвалидом бы остался. Без операции кость срослась бы неправильно, и было бы укорочение ноги. В результате сказал родителям этого ребенка, что если будут настаивать, то вызову полицию и будем с ними решать вопрос. Закончилось тем, что мы все-таки прооперировали мальчика.

— Было у вас в практике, когда пациента теряли? Как вы справляетесь с этим, ведь это также тяжело и для врача.

— Не буду конкретно на этом останавливаться, но скажу, что бывают случаи, когда человек получает травмы, несовместимые с жизнью, бывают внутренние кровотечения. Человеку в таком случае проводят противошоковую терапию, одновременно оперируют. В такие моменты время работает против нас. Есть правило «золотого часа». Чем раньше начаты лечебные мероприятия, тем больше будет шансов на выживание.

Потеря пациента оставляет отпечаток, это, прежде всего, большой стресс для врача. Помогает в таком случае справиться только работа. Здесь только время лечит. Нормальные люди должны переживать. Это жизнь. Стрессовые ситуации каждый переживает по-своему. Кто-то легче справляется, кому-то больше времени нужно для восстановления.

— Сегодня врачи несут уголовную ответственность за свою ошибку….

— Да, за ошибки врач может быть привлечен к ответственности. В этом вопросе врачи, я считаю, не в должной мере защищены, как, например, на Западе. Если врач попал в такую сложную ситуацию, то он остается с этой проблемой один. Считаю, что нужно закон этот доработать, чтобы в каждой лечебной организации были хорошие юридические службы. По крайней мере, какая-то качественная юридическая защита должна проводиться.

— Хотели бы, чтобы кто-то из семьи продолжил вашу профессию?

— К сожалению, а может быть, и нет, но у меня два сына и они не медики. Видя, наверное, нашу занятость, они избрали другие профессии. А так, я бы, конечно, хотел, чтобы они продолжили дело. Но медициной должен заниматься тот, кто действительно любит ее.

Пока ни одного комментария, будьте первым!
Чтобы оставить комментарий, вам нужно авторизоваться.
31 день подписки от 59 рублей
Оплатить подписку