Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
Атака в Барселоне: террорист ушел с Рамблы через рынок СМИ опубликовали фотографии бегства подозреваемого в атаке на улице Рамбла в Барселоне
25 октября 2016, источник: Sputnik.by

Судья научила «стекольного короля» Муравьева задавать вопросы

МИНСК, 25 окт — Sputnik. Допрос бывшего замдиректора «Мотовело» и замдиректора стеклозавода «Елизово» Татьяны Луковец, которая проходит обвиняемой по делу бывшего владельца «Мотовело» Александра Муравьева, длится второй день.

Куда исчезли миллионы банок

Накануне Луковец была допрошена прокурорами. Сегодня гособвинение продолжило задавать вопросы. На этом судебном процессе гособвинение поддерживают два прокурора. Они задавали обвиняемой вопросы, касающиеся договора, который она готовила на поставку стеклянных банок.

Как следует из обвинения, осенью 2013 года «Мотовело» и «МВЗ СпецАвто», которое также принадлежало Муравьеву, оформили фиктивный договор на поставку почти 4 миллионов стеклянных банок. Сумма сделки составляла около 5,5 миллиардов рублей (старыми). «Мотовело» перечислило по договору около 3,2 миллиарда, но ни одной банки предприятие взамен не получило. Договор поставки составляла Татьяна Луковец.

В ходе допроса в суде прокуроры стали выяснять, как обвиняемая относится к предъявленному ей обвинению. При этом ей напомнили, что она полностью признала вину, является соучастницей и пособницей хищения денежных средств. Женщина пояснила, что когда заключала договор, была уверена, что это был договор займа и что деньги на «Мотовело» вернутся.

Как правильно формулировать вопросы

После того как прокуроры завершили задавать вопросы обвиняемой, суд разрешил Муравьеву задать свои вопросы. Бывший владелец «Мотовело» стал расспрашивать своего бывшего заместителя о том, знает ли она структуру предприятия, его устав, состав наблюдательного совета, кто кому подчиняется, кто чьи поручения выполняет.

Было видно, что обвиняемая путается и не может ответить на эти вопросы. Адвокат обвиняемой начал возражать против задаваемых Муравьевым вопросов. Но судья разрешила ему продолжить, при этом посоветовала, как делать это правильно, чтобы они не выглядели, как наводящие. «Вы добавляйте к вопросу слова “известно ли вам” и продолжайте», — сказала судья, обращаясь к Муравьеву. Бизнесмен улыбнулся, поблагодарил судью, пояснив, что учится и готовится правильно выступать в суде.

Муравьев задал еще не менее полутора десятков вопросов. Среди прочего он спросил: «Если я только 25% времени в год находился в стране и не имел постоянного кабинета на “Мотовело”, известно ли вам, что я руководил предприятием?» Луковец ответила: «Я не слышала».

А были ли банки?

Вопросы третьего обвиняемого — экс-директора «Мотовело» Казимира Мороза — к Луковец касались роли беглой Елены Николайченко (замдиректора «Мотовело» сбежала из страны за неделю до ареста Муравьева — Sputnik) и расчетов стоимости банок, произведенных на «Елизово», когда она там работала заместителем директора.

«Номенклатуру и цену банок рассчитывала я. Я же готовила договор и никому не поручала его исполнение, так как была уверена, что его отслеживанием будет заниматься Николайченко», — сказала обвиняемая.

Также она в суде заявила, что ей не известно, кто завладел деньгами, перечисленными по фиктивному договору о поставке 4 миллионов стеклянных банок на «Мотовело».

«Не знаю, кто завладел средствами, я заключала договор», — сказала она.

Пока в суде так и не была озвучена информация, куда делись и были ли вообще почти 4 миллиона стеклянных банок, за которые судят трех человек.

В июне 2015 года владелец «Мотовело» Муравьев и его брат Сергей были задержаны КГБ, бизнесмену было предъявлено обвинение в нанесении ущерба в особо крупном размере более чем трем тысячам акционеров предприятия.

Муравьев обвиняется в совершении преступлений, предусмотренных ч. 4 ст. 209 «Мошенничество», ч. 4 ст. 16 и ч. 4 ст. 210 «Хищение путем злоупотребления служебными полномочиями», ч. 4 ст. 16 и ч. 2 ст. 243 «Уклонение от уплаты налогов».