Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
28 октября 2016, источник: Uralpress.ru

Миасского маршрутчика приговорили к 23 годам за убийство Ани Бушковской

Сегодня, 23 октября, Челябинский областной суд признал 53-летнего водителя маршрутки Юрия Шуравина виновным в убийстве и изнасиловании 17- летней пассажирки — Ани Бушковской. Маршрутчик приговорен к 23 годам в колонии строгого режима.

Уголовное дело было рассмотрено в закрытом режиме.

Историю, вызвавшую широкий общественные резонанс, агентство «Урал-пресс-информ» рассказывало ранее. Аня Бушковская пропала в Миассе 13 сентября 2015 года, отправившись на празднование Дня города, где ее ждал папа. Девочка села в маршрутку, но до отца так и не доехала. Телефон был выключен и больше не включался.

По факту случившегося было возбуждено дело по статье «Убийство». Около десяти дней девочку искали родственники, полиция и волонтеры. Вскоре выяснились жуткие подробности — ее задушил водитель маршрутки. Воспользовавшись тем, что девушка ехала в машине одна, маршрутчик обманным путем завез ее в малолюдное место, где стал предлагать интимную близость. Изначально мужчина говорил, что задушил пассажирку после отказа и спрятал тело. После проведения ряда экспертиз было установлено, что перед убийством мужчина успел изнасиловать юную пассажирку.

Ранее сам Шуравин заявлял следователям, что просто хотел женщину. Стоит отметить, что он женат и воспитывал маленького ребенка.

Суд признал маршрутчика виновным в убийстве несовершеннолетней девочки, сопряженном с изнасилованием и насильственными действиями сексуального характера, а также в краже. В пресс-службе облсуда рассказали, что ранее Шуравин привлекался за аналогичные преступления, но судимости погашены.

«Шуравину назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 23 года в колонии строгого режима. Дополнительное наказание — один год шесть месяцев ограничения свободы (исполняется после освобождения из мест лишения свободы). Кроме того, суд взыскал в пользу отца убитой один миллион рублей в качестве компенсации морального вреда, а также около 105 тысяч рублей в счет возмещения материального ущерба (расходы на погребение)», — уточнила руководитель пресс-службы суда Евгения Нациевская.