Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
8 февраля, источник: Nur.kz, (новости источника)

Где отбывает заключение Бахытбек Есентаев

1 февраля Бахытбека Есентаева, признанного виновным по нескольким статьям, этапировали в колонию строгого режима Алматинской области для отбытия наказания. Как протекает жизнь в этой колонии — узнайте в репортаже VoxPopuli.

Охранные вышки, тоскливо возвышающиеся за высоким забором, видно издалека. Мужская колония строгого режима ЛА 155/8 расположена в поселке Заречном.

Здесь, на сленге заключенных, сидят и «первоходки», которые «мотают» срок впервые, и те, для кого колония стала родным домом.

На границе двух миров есть гостиница, где проходят длительные свидания осужденных с родными. Заселиться в «номер» можно на двое суток.

Если к осужденному приезжает кто-то из близких родственников, длительные свидания проходят вот в таких комнатах.

Тут же располагается и комната коротких свиданий, где заключенные могут общаться с посетителями через стекло в течение двух часов. Краткосрочные свидания с родственниками или иными лицами проходят в присутствии представителя администрации исправительного учреждения.

Армия «сидельцев» колонии многонациональна. Здесь отбывают свой срок не только граждане нашей республики, но и иностранцы, среди которых гости из Латинской Америки и Африки.

Наша экскурсия начинается с посещения медсанчасти. Здесь все как в самой обычной поликлинике. Имеется свой стоматологический кабинет, кабинет УЗИ с современной аппаратурой, кабинет флюорографии и стационар для лечения больных.

Среди осужденных есть носители СПИД и ВИЧ-инфицированные. Они принимают АРВ-терапию, и их условия содержания ничем не отличаются от остальных.

Больные сахарным диабетом получают все необходимые препараты. А в лаборатории осужденные могут сдать все анализы.

Любая зона делится на две основные части: это жилая зона (жилзона) и промышленная зона (промзона). В промзоне расположены цеха и другие всевозможные производственные объекты. Промзона обычно отделена от жилой зоны забором с КПП.

В пекарне за сутки производится около двух тысяч буханок хлеба, по рецептуре и форме схожего с обычным, магазинным. Пекарня обеспечивает хлебом еще две соседних колонии в Заречном: общего режима и колонию-поселение.

В жилой зоне расположены столовая, баня, медсанчасть, клуб, магазин, штаб и общежития, в которых проживают осужденные. Вся жилзона, в свою очередь, поделена еще на множество локальных участков (локалок), представляющих собой все те же трехметровые заборы с вышками. Обычно локалками огорожено каждое общежитие и вообще каждый объект в зоне. Так что относительно свободно осужденные могут перемещаться только внутри этих локальных участков.

Чтобы выйти из локалки, требуется разрешение администрации и сопровождающий из числа осужденных-активистов (лиц, добровольно сотрудничающих с администрацией — прим. автора) — обычно это завхоз отряда либо дневальный по отряду.

Проходя мимо ворот локальных участков, мы слышим доклады дежурных: «Господин начальник, первый локальный участок без происшествий. Осужденный такой-то, отряд такой-то, на путь исправления твердо встал». При виде офицеров весь отряд по команде снимает шапки.

В общежитии расположены отряды. Один или два, в зависимости от размеров и этажности здания. Помещение отряда — это обычно спальное помещение, ПВР (комната политико-воспитательной работы — прим. автора), в которой имеется телевизор, кабинет начальника отряда, умывальник, сушилка, каптерка и туалет.

«Спальное помещение рассчитано в среднем на сто человек. Постель можно использовать только для сна. В остальное время на ней нельзя сидеть или лежать», — рассказывает начальник.

Отдельно от всех объектов расположено здание ШИЗО (штрафной изолятор — прим. автора) Это внутренняя тюрьма зоны. Там содержатся нарушители режима. ШИЗО обычно дают за незначительные провинности, и не более 15 суток. Вокруг зоны расположена запретная зона (запретка) — это система заграждений, караульных вышек, заборов и КСП (контрольно-следовая полоса — прим. автора).

Режим и распорядок дня здесь расписан по минутам. В 06:00 подъем, затем пятнадцатиминутная утренняя зарядка, заправка постелей, туалет и завтрак. После завтрака все отряды строятся на утреннюю проверку.

Между приемами пищи кто-то грызет гранит науки, кто-то занят на производстве или благоустройстве территории. Один отряд проходит воспитательную работу, а другой моется в бане. Отбой в колонии в 22:00.

После окончания одиннадцатилетки осужденные могут продолжить обучение, поступив по конкурсу в профессионально-технический колледж. Свои владения нам показывает директор колледжа Алихан Бакибаев.

«Это швеи. Они сами себе и фартуки шьют, и нарукавники, и перчатки. Во время практики шьют спецодежду. Каждый день здесь проводится по шесть уроков — до обеда и после».

Проходим по коридору колледжа. Аудитории, где учат на автослесарей, сварщиков, электриков, швей и «айтишников» также оборудованы партами. На них лежат тетради, ручки, учебники для теории, наглядные пособия и все необходимое для практики. В программу обучения входит казахский и английский языки.

Преподаватели с гордостью показывают нам компьютеры, которыми оснащен каждый кабинет, и электронные учебные материалы. Помимо теоретических занятий, у студентов есть возможность оттачивать свои знания на практике. Двухмесячную практику сварщики и плотники проходят на производстве в женской колонии поселка Жаугашты.

Выпускники по окончании получают самый обычный диплом колледжа государственного образца, где нет никакой отметки о том, что колледж этот — «строгого режима». Занятия никто не прогуливает и на уроках не хулиганят. Однако у каждого преподавателя под столом есть тревожная кнопка.

В колонии есть даже своя художественная мастерская. Работы художника не только украшают клуб и другие помещения, но и занимают призовые места на творческих конкурсах среди исправительных учреждений.

Из развлечений — календарные праздники с выступлением местных «звезд». По выходным — спортивные соревнования, турниры по футболу, просмотр познавательных телепередач или добрых фильмов, шахматы, шашки. Иногда в колонию приезжают с концертами артисты из Алматы.

Обед здесь строго по расписанию — в 12:00. В огромном зале в несколько рядов расставлены столы. Тут полное самообслуживание. Осуждённые входят отрядом, берут подносы, идут на раздачу и получают пищу.

Готовят еду, моют посуду и убирают в столовой также осужденные. Питание сбалансировано, просчитаны все необходимые белки, жиры и углеводы. Отступление от меню не допускается. В рацион входят простые продукты. Например, на обед в день нашего посещения колонии был рисовый суп с мясом, перловка, салат, хлеб и томатный сок.

Начинают трапезу осужденные только по команде администрации. Перед едой им желают приятного аппетита, на что они хором должны ответить: «Рахмет!». После приема пищи таким же строем выходят из столовой.

Каждый осужденный может раз в день позвонить домой по таксофонной карточке Казахтелеком. На звонок дается пятнадцать минут. В колониях такой вид связи с волей существует для того, чтобы искоренить незаконный пронос сотовых телефонов.

Прачечная оснащена современным оборудованием. Стиркой занимаются сами осужденные.

В парикмахерской и мастеру, и клиенту можно не задумываться над выбором стрижки. Она здесь у всех одинаковая.

Баня в колонии — это целое мероприятие, которое бывает раз в неделю. У каждого отряда свой банный день по расписанию. Для похода в баню осужденные освобождаются от учебы и других работ.

По словам исполняющего обязанности начальника колонии Нурлана Калиякбарова, аботают, сейчас осужденные не делятся на богатых и бедных, на «блатных» и «шнырей».

«Проведена большая и сложная работа. Этого порядка мы добились благодаря нашему департаменту и спецпрокуратуре. Сейчас к нам пришли молодые и перспективные сотрудники новой формации, благодаря которым у нас порядок. Здесь строго соблюдается режим, распорядок и усиленно ведется воспитательная работа. Вся территория, каждый объект оснащены камерами наблюдения. Камеры установлены повсюду, кроме туалетов и спален. Так что у нас все под контролем», — ответствовал Калиякбаров.

Он подчеркнул, что в 95% казахстанских учреждений «понятия» остались в прошлом. Педофилов и насильников теперь не «опускают» на зонах.

На 2015 год в колонии содержалось пятьдесят семь педофилов. По словам Нурлана Калиякбарова, летом 2015 года их было вдвое меньше, а за последние пять месяцев 2015 года в колонию поступило 25 человек. Такого еще не было.

В этой тюрьме сидит «алматинский Робин Гуд» — Константин Гаудаскас, который грабил богатых, помогая бывшим заключенным и детям. А также Руслан Фафенгут — человек с непростой судьбой. Китайским судом он был приговорен к высшей мере наказания за перевозку наркотиков.

Затем за примерное поведение пожизненное изменили на 19 лет, а потом казахстанский суд пересмотрел срок и Руслану дали 15 лет колонии строгого режима, с учетом тех 11, которые он отсидел в китайской тюрьме.

Также в этой колонии содержат Кайрата Жамалиева — известного бизнесмена, обвиненного по трем статьям уголовного кодекса в связи с избиением Алиби Жумагулова. Его приговорили к 13 годам лишения свободы.