Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
Строй, владей, эксплуатируй: Россия строит в Турции АЭС В Турции началось строительство первой в стране атомной электростанции. Это совместный проект Москвы и Анкары
10 февраля, источник: СБ - Беларусь сегодня, (новости источника)

Жительница Витебска пыталась отравить супруга

Эта история прогремела на всю страну. Сюжет как в кино. Коварная жена встретила мужа из тюрьмы и за праздничным ужином попыталась отправить его на тот свет — впрыснула в рюмку с алкоголем смесь из сильнодействующих препаратов. Когда в квартиру ворвались оперативники, потрясенный зэк привычно лег на пол: подумал, что это за ним….

Источник: СБ - Беларусь сегодня

С Ольгой Шестаковой (фамилии изменены) они познакомились в 2008 году. Это не был классический тюремный роман по переписке. Сергей Тур выходил на свободу, и приятель, который отбывал срок за убийство, дал ему номерок своей подруги. Тот позвонил, стали встречаться, потом жить вместе. Но счастье длилось недолго: Сергей снова, уже в 13-й раз, отправился в тюрьму за кражу. Путь «выпил, украл, сел» он выбрал давно и шел по нему не сворачивая.

Криминальная биография сожителя 30-летнюю Ольгу, однако, не смутила. Тур показался ей хорошим человеком, она стала навещать его в колонии. И однажды, как сказал Тур во время суда, сама предложила оформить отношения официально:

— Она осенью приехала ко мне на краткосрочное свидание: «Ну што, жаніцца будзем?» Именно так — на белорусском языке, помню это дословно. Не скажу, что у нас была большая любовь, но она обещала навещать меня в колонии и смотреть за моей квартирой.

Они расписались в марте 2012-го. На тот момент Сергей был совершенно одинок — вслед за отцом ушла из жизни мама, брат погиб, внебрачная дочь умерла от передозировки наркотиков. Он стал единственным наследником родительской трехкомнатной квартиры на улице Чкалова. И законная жена, естественно, сразу же на этих метрах прописалась. Через некоторое время она предложила Туру приватизировать жилье, тот согласился, оформил на нее доверенность на любые операции с недвижимостью.

Знаете, как говорят: муж-сиделец — это почти как моряк или летчик. Гораздо легче любить друг друга на расстоянии, чем каждый день быть рядом. Но отношения Ольги и Сергея все равно быстро дали трещину. В 2013-м Тур умудрился побыть на свободе всего две недели, и, как утверждала Ольга во время следствия, бил ее, угрожал ее семье. Именно тогда она и задумала избавиться от мужа: начала покупать нейролептики и сильные психотические таблетки, шприцы. Женщина решила дождаться удобного случая и подмешать мужу в алкоголь психотропные вещества, чтобы инсценировать смерть от передозировки. Либо напоить его до бессознательного состояния и, например, столкнуть с балкона — вполне правдоподобный несчастный случай, имея в виду биографию Тура.

За три недели до очередного освобождения Сергея из колонии Ольга сняла квартиру, отвезла туда таблетки и шприцы, приготовила из них смертельный «коктейль». А 10 июня она встретила Тура в Орше и на такси повезла его к праздничному столу. Выпивать супруги начали еще по дороге. Дома продолжили, к застолью присоединилась Ольгина подруга Виктория. После первых тостов, примерно через полчаса, Сергей отлучился в ванную, а когда вернулся, его ждали полные рюмки, вспоминал он в зале суда:

— На столе, кроме настойки и водки, был ликер цвета кофе с молоком. Ольга предложила попробовать. Я выпил, мне не понравилось. Напиток имел какой-то странный терпкий привкус и неприятное послевкусие. Отошел к окну и не успел выкурить сигарету, как в квартире появилась милиция.

Тур ничего не успел понять — потерял сознание почти сразу, очнулся он в больнице на следующий день и только там узнал, что женщина, которой он полностью доверял, влила ему в рюмку такую дозу клозапина, что хватило бы уморить нескольких человек. Если бы не подруга, которая сообщила о планах отравительницы в милицию, Сергея Тура, скорее всего, уже не было бы в живых, говорит прокурор отдела прокуратуры Витебской области Артем Заикин:

— Виктория несколько лет дружила с Ольгой. Из ее показаний следует, что на отношения с мужем Шестакова никогда не жаловалась, а навязчивая идея лишить Тура жизни родилась у нее из-за квартиры. Сама же обвиняемая корыстный мотив отрицала и во время расследования, и во время суда.

Однако в суде ни мать Ольги, ни ее знакомые, ни сокамерники Тура не смогли припомнить хотя бы один разговор о ссорах между супругами или жалобу на поведение Сергея, не говоря уже о насилии. Да он даже в суде вел себя вполне по-джентльменски: не осуждал жену, а искренне удивлялся ее изобретательности. Говорил, что много хорошего у нее почерпнул, начал к жизни по-другому относиться, даже собирался попробовать жить на свободе по схеме «дом — работа — семья», думал об общем ребенке. Предложи она ему развод, он без проблем согласился бы поделить свою квартиру.

Но Ольга не искала простых путей. Хотела получить все и сразу. Только, видимо, допускала мысль о том, что план может не сработать идеально. И, похоже, совсем не случайно рассказала подруге о таблетках: знала, что ее в свое время судили за покупку запрещенных препаратов, так что при желании можно было все спихнуть на нее. Именно так сама Виктория истолковала настойчивые просьбы Ольги присутствовать на последнем застолье. Она, кстати, долго пыталась отговорить подругу от преступления, но та ее не слушала.

Накануне «дня Х» в квартире на улице 3-й Садовой установили аппаратуру для видео- и аудиофиксации. Оперативники дежурили у дома. Как только Шестакова впрыснула в рюмку Тура отраву, оперативники и медики помчались в квартиру. Сергею быстро оказали помощь, а Ольгу задержали. На месте у нее изъяли шприц с остатками вещества и еще несколько шприцев, заполненных «коктейлем» из препаратов. Нашли в квартире еще 13 таблеток нейролептиков и психотических веществ.

Ольгу признали виновной в покушении на убийство из корыстных побуждений, а также в незаконном приобретении, хранении и перевозке психотропных веществ. Обвинение настаивало на 11 годах лишения свободы. Однако суд учел, что Ольга имеет маленького ребенка, не была судима. В итоге приговор — 9,5 года лишения свободы, и он пока не вступил в силу.

Сергей Тур совершил 14-ю кражу на пятый день после своего фееричного возвращения с того света — он украл мобильник, чтобы позвонить знакомому священнику. В суде он давал показания о своих отношениях с Ольгой в наручниках — его привозили из колонии.

Мнение эксперта

Валерий Титорович, заместитель начальника управления судебно-психиатрических экспертиз управления Госкомитета судебных экспертиз Республики Беларусь по Витебской области:

— Это не банальный случай в нашей экспертной практике. Преступление совершила женщина благополучная, достаточно образованная, которая всегда самостоятельно зарабатывала на жизнь — работала индивидуальным предпринимателем. Не привлекалась, не доставлялась, не злоупотребляла спиртным, везде имела положительные характеристики. Нельзя сказать, что она была инфантильной и недопонимала что делает. Никто не будет заниматься смертью бывшего заключенного, который вышел, напился и отравился — на это, по всей видимости, она рассчитывала. Ее основная версия: муж, будучи на свободе, создал невыносимую ситуацию, и она решила защищать свою семью. Перед экспертами, в частности, ставился вопрос о возможной зависимости обвиняемой от психоактивных веществ — этого мы не выявили. Психолог также не нашла никаких индивидуальных особенностей, которые могли бы повлиять на поведение Ольги в период совершения преступления. Да, есть нюансы, но все в рамках психического здоровья. На словах она сильно сожалела о своем поступке, говорила, что все переоценила и теперь никогда не лишила бы человека жизни.