Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
7 апреля, источник: ИА Татар-информ, (новости источника)

В деле против «ТФБ Финанс» появился новый аргумент

(Казань, 7 апреля, «Татар-информ», Айрат Мухамедьяров). Законность договора доверительного управления на сумму 3 млн 199 тыс. рублей с ООО ИК «ТФБ Финанс» была рассмотрена 7 апреля Вахитовским районным судом.

Источник: ИА Татар-информ

На этот раз речь шла о договоре, который был заключен 25 октября 2016 года. В процессе истцом был предъявлен новый веский аргумент, который до этого не всплывал ни на одном из предыдущих заседаний.

Заседание прошло оживленнее, чем все предыдущие. Стороны активно обменивались аргументами и задавали друг другу каверзные вопросы. Итогом заседания стала переданная представителем истца карточка клиента Татфондбанка, которая была выдана истцу 12 декабря 2016 года и содержала в себе сведения об имеющихся на счете в банке трех миллионах рублей.

В самом начале процесса юрист истца заявил о том, что его подопечный был введен в заблуждение сотрудником Татфондбанка, который вместо пролонгации договора пенсионного вклада отправил средства в доверительное управление «ТФБ Финанс», при этом не пояснив всех деталей и рисков, а лишь пообещав более высокий процент. Истец неоднократно заявлял, что не является специалистом в банковской сфере, а сотрудник банка обещал, что заключен будет обычный вклад с точки зрения страхования.

В свою очередь представитель Татфондбанка и представитель Агентства по страхованию вкладов (АСВ) указывали на то, что истец поставил свои подписи под всеми пунктами всех бумаг, связанных с доверительным управлением, в том числе подтвердил свою осведомленность обо всех деталях контракта.

Юрист Татфондбанка также отметил, что внимания заслуживает тот факт, что помимо трех миллионов рублей истец также оставил более 500 тыс. рублей на другом счете в Татфондбанке. По мнению представителя ТФБ данное действие может быть расценено как диверсификация рисков и свидетельствовать об осведомленности о возможных последствиях. В свою очередь, истец сказал, что не объединять вклады ему посоветовал сотрудник банка, а сам он об этом даже не задумывался.

В одном из вопросов к ответчикам судья Казакова спросила о том, мог ли человек, пришедший в Татфондбанк, знать, что он заключает договор не с банком, а с «ТФБ Финанс» и были ли в банке какие-то рекламные проспекты или другие предметы, привлекающие внимание к тому, что клиент общается с агентом «ТФБ Финанс», а не просто с операционистом Татфондбанка. Представитель ТФБ сообщил, что у него нет такой информации, однако по внутренним регламентам операционист должен был прямо сказать, кого он представляет и, судя по наличию подписей в договоре, это было им сделано. В свою очередь, представитель АСВ заявил, что внутри отделения, а также у самого операциониста были яркие и заметные рекламные проспекты, имеющие в себе информацию о «ТФБ Финанс». Данное утверждение вызвало бурное отрицание у присутствовавших на заседании слушателей. Одного из них судья даже попросил покинуть зал заседания за неоднократное нарушение правил нахождения в зале суда.

Около часа спустя с начала заседания представитель истца, доказывая, что его подопечного ввели в заблуждение, представил суду карточку клиента Татфондбанка, которую истец получил в кредитной организации 12 декабря 2016 года, в то время как договор доверительного управления был заключен 25 октября 2016 года. В карточке содержалась информация о наличии на счете клиента 3 млн 199 тыс. рублей. Ответчики, по их словам, впервые увидели данный документ и не смогли должным образом отреагировать на его появление, попросив суд отложить рассмотрение для ознакомления с карточкой. Представитель АСВ, в свою очередь, заявил, что этот документ лишь доказывает, что 25 декабря данная сумма была в банке, но никак не доказывает право истца быть кредитором ТФБ.