Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
20 июня 2017, источник: "Российская газета"

В Новосибирской области сурдопереводчика обвинили в мошенничестве

Несмотря на неоднократные намеки и даже открытые предложения представителей правоохранительных органов, Светлана не намерена признавать вину в мошенничестве «в обмен» на минимальное наказание.

«Я чужих денег не брала», — стоит на своем Светлана.

В чем суть обвинения? Закон гарантирует каждому инвалиду по слуху, у которого есть индивидуальная программа реабилитации, 40 часов бесплатных услуг сурдоперевода в год. Эти услуги оплачиваются из федерального бюджета. Для этого региональное отделение Фонда социального страхования заключает госконтракт с обществом глухих. Общество, в свою очередь, подписывает договоры с сурдопереводчиками — с обществом работают 15 специалистов, из них восемь, в том числе Светлана, — слабослышащие.

Инвалид, чтобы получить бесплатные услуги сурдоперевода, пишет заявление в ФСС, получает там отрывной талон на год, приносит этот документ в общество глухих и после этого в любое время делает «заказ»: куда и когда он хочет отправиться в сопровождении специалиста. Сурдопереводчик, отчитываясь о сделанной работе, представляет в общество подписанный инвалидом акт, где указаны время и место оказания услуги. Час сурдоперевода в 2016 году обходился бюджету в 474 рубля, из которых переводчик получает 230.

Светлана не намерена признавать вину в мошенничестве.

При этом возникает ряд проблем. Например, госконтракт, как водится в России, заключается не раньше конца февраля, а то и позже. Что делать инвалиду, которому понадобился переводчик раньше, чем появился контракт? Нигде не прописан и регламент услуги сурдоперевода: что должно туда входить, включать ли в оплаченное время поездку в транспорте, ожидание в очереди? Сейчас не включают, а честно ли это по отношению к переводчику с языка жестов, который может потратить целый день, а получить деньги за 10 минут, проведенные в нужном кабинете?.. Наконец инвалиды возмущены тем, что акты раскрывают их личную и семейную тайну — например, визит к определенному врачу становился достоянием общественности. А сейчас по-другому нельзя — иначе переводчик, вписав в акт что-то другое, может получить судимость.

Так или иначе, в 2016 году прокуратура решила проверить глухих на честность. В результате, нашла целых пять (!) несоответствий за год. У Светланы Горбат. Например, в одном случае Светлана сопровождала в больницу не инвалида, получившего отрывной талон, а его мать — тоже инвалида по слуху, которая по состоянию здоровья просто не могла оформить свой талон. В другом — «отчиталась» актом, подписанным в 2016 году, за работу, проделанную в 2015-м. Это непорядок, конечно. Но что делать, если в 2015 году, когда слабослышащей женщине нужна была помощь на собрании обманутых дольщиков, у нее не было отрывного талона? Тогда Светлана переводила ей бесплатно, не требуя денег. Кстати, так она поступает очень часто — и инвалиды благодарят ее за бескорыстие прямо на допросах.

В итоге, собрав пять актов вместе и тем самым «перепрыгнув» рубеж в пять тысяч рублей, полиция направила уголовное дело в суд. А члены общества пишут обращения во все инстанции, пытаясь пробить глухую стену.