Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
ВИА Гра в Тель-АфареКак десятки россиянок уехали за мужьями в ИГ, а оказались в багдадской тюрьме
6 декабря 2017, источник: Комсомольская правда

У соцработников не было претензий к отцу пяти детей, погибших в пожаре

Оснований забрать детей и передать в приют у социальных служб не было.

В воскресенье, 3 декабря, в поселке Степном Искитимского района Новосибирской области случился пожар, в котором погибли пятеро детей. Соседи говорят, что вечером накануне пожара взрослые отмечали в доме помолвку отца — Владимира, ставшего в августе этого года вдовцом. Теща Владимира говорит, что мужчина пил, плохо следил за детьми, к тому же площадь квартиры, где жили с родителями шестеро детей (один из ребят — старший мальчик — выжил, так как в ту ночь находился у бабушки. — Прим. ред.), совсем крохотная — 26 квадратных метров.

Вот какие комментарии оставили наши читатели:

Олег из Подольска:

— Если люди живут в асоциальных условиях, то и результат соответствующий. По большому счету в произошедшем — вина государства: в свое время не обеспечило нормальным жильем сироту, не сопровождало наблюдением и помощью его многодетную семью.

Гость из Санкт-Петербурга:

— Почему органы опеки не изъяли детей из семьи алкоголиков, из дома, непригодного для проживания? Почему таким семьям платят пособия на детей, вместо того чтобы на эти деньги обеспечить малышам нормальные безопасные санитарные условия проживания в том же детском доме?

Элла из Ростова-на-Дону:

— Уволить весь ПДН…

Мария из города Шумерля Чувашской Республики:

— А где же были доблестные органы опеки, если родители пили?

Этими же вопросами задается и наша редакция. В министерство социальной защиты Новосибирской области был направлен официальный запрос — вот какой ответ мы получили:

«Семья состояла на учете в системе служб профилактики социального сиротства как многодетная, находилась под патронажем. Основания для рассмотрения вопроса о признании ее семьей, находящейся в социально опасном положении, отсутствовали.

С многодетной семьей проводилась профилактическая работа: консультация по оформлению детских пособий, льгот, консультирование по социально-медицинским вопросам, регулярно проводились инструктажи по противопожарной безопасности, беседы о надлежащем воспитании, содержании и развитии детей, ежеквартальный патронаж".

То есть, по данным министерства, социальные службы сделали все что могли. Мы звоним в школу — узнать: может, там учителя били во все колокола, а их просто не услышали?

— Семья Перфильевых была у школы под контролем. Дети были одеты, накормлены. Отец в школу приходил — не всегда, но все-таки бывал, — рассказывает заместитель директора по учебно-воспитательной работе Елена Веснина. — Семья не была бесконтрольной — дети состояли на внутришкольном учете как неблагополучные. К ним домой ходил и социальный педагог, и работники соцзащиты и опеки — все у них были.

— Попыток забрать детей и передать в приют никто не предпринимал? — спрашиваем у педагога.

— А на каком основании? У ребят есть родной отец. Когда мы их навещали, он был трезвый, дети, довольные, смотрели мультики… Да, квартира маленькая, но это было их жилье, которое находилось в собственности.

Вот так бывает: для соцслужб — семья нормальная, при этом шестеро детей живут в одной комнатушке, а родитель пьет в соседней комнате и жарит шашлыки на веранде.

«Комсомолка» следит за развитием событий.