Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
Британские следователи рассказали, кто отравил Скрипалей В Великобритании следователи рассказали о личностях тех, кто отравил Сергея Скрипаля и его дочь
14 июня, источник: "Российская газета"

Новосибирца отдали под суд за попытку заготовить дрова на зиму

В Здвинском районе Новосибирской области завершено расследование уголовного дела о незаконной рубке лесных насаждений.

В прошлом году Александр Войтов, приехав с вахты к маме в село Алексотово, решил помочь ей с дровами. В результате его поймали в заказнике, где он успел спилить девять осин, отдали под суд, и теперь ему грозит до двух лет лишения свободы. Почему Александр считает, что ни в чем не виноват, и как не наломать дров при их заготовке, разбирался корреспондент «РГ».

Шел бы ты на юго-запад

По словам Александра Войтова, он совершенно законным образом уплатил в кассу Здвинского лесхоза 1 200 рублей — по триста рублей за четыре кубометра древесины. Получил документ — ордер на отпуск лесопродукции. И с этим ордером, как законопослушный гражданин, обратился к мастеру Верх-Урюмского лесохозяйственного участка Александру Федорову. Мастер, которого Войтов «поймал» на дороге (он куда-то ехал вместе с женой), остановил машину, выглянул из окна, забрал у Войтова оригинал ордера и выдал взамен копию, расписавшись в графе «сдал».

Как утверждает «заготовщик», никаких объяснений о том, где и какие деревья можно рубить, он от работника лесхоза не получил. Мастер якобы спросил: «Где будете заготавливать, на севере или на юге от деревни?» «На юге», — ответил Войтов, потому как севернее деревни это несподручно: там река, а мост в аварийном состоянии. На этом общение с мастером завершилось, а спустя месяц Войтова поймали в заказнике «Здвинский» с бензопилой. Девять спиленных осин — это значительный ущерб, который следствие оценило в 23 тысячи рублей.

Несколько иначе описывает ситуацию мастер Александр Федоров. Он утверждает, что назвал Войтову практически «точные координаты» деляны: двенадцать километров юго-западнее деревни, рядом с бывшей дойкой. Кроме того, объяснил ему, что пилить деревья у него права нет, по этому ордеру он может только собирать валежник. И, наконец, довел до сведения Войтова: мол, как соберешь, позвони, я приеду и буду проверять объем.

Александр Войтов настаивает: у него не было злого умысла. Он вовсе не собирался пилить деревья в заказнике, а просто не знал его границ. По его словам, если бы мастер объяснил ему все как следует, то никакого уголовного дела не было бы. «Украшать» биографию судимостью Войтов не намерен и требует привлечь к ответственности тех должностных лиц, кто все это допустил, «втянув» его в уголовщину.

О возможной халатности мастера лесохозяйственного участка заявил в СУ СКР по Новосибирской области защитник Войтова, адвокат Алексей Селютин. По его мнению, именно ненадлежащее исполнение мастером должностных обязанностей стало причиной того, что пострадали и государственные интересы, и интересы Войтова. Однако из следственного комитета его заявление переслали в районную прокуратуру, а там ответили: в действиях Федорова признаков халатности нет. Но ответ ответом, а вопросы остались.

Лесная азбука

Помочь разобраться в правилах заготовки дров мы попросили временно исполняющего обязанности министра природных ресурсов и экологии Новосибирской области Александра Дубовицкого. Взглянув на копию злополучного ордера, он разложил все по полочкам — как говорится, без сучка и задоринки.

Главное, что следует уяснить Александру Войтову и всем кто обращается за дровами в лесхоз, — самим пилить ничего нельзя. Документ, который выдается в частном лесохозяйственном предприятии, неслучайно называется «ордер на отпуск лесопродукции»: дрова должны вам отпустить. Либо со склада — что дороже, либо с лесосеки, что дешевле. А сбор валежника — вообще не из этой оперы.

То есть, по правилам, мастер лесохозяйственного участка должен был сообщить Войтову, куда и в какое время ему нужно приехать и забрать свои оплаченные четыре кубометра. «По нашим данным, в отношении мастера в данный момент в лесхозе проводится служебная проверка», — сообщил врио министра.

Но если вы считаете себя умелым дровосеком, тогда в лесхоз обращаться не нужно. А нужно — в «отдел лесных отношений по лесничеству» (вы только не падайте в обморок, это не так сложно, как кажется). Большинство не видят между этими двумя «адресами» никакой разницы, и это немудрено — причина путаницы в частых изменениях лесного законодательства. Не будем вдаваться в историю вопроса, чтобы путаницы не добавлять, но попытаемся определиться в современных терминах.

Итак, сейчас лесхозами называются предприятия, которые ведут хозяйственную деятельность. Они занимаются охраной, защитой, воспроизведением лесов, но — в рамках государственного задания, то есть по договору с государством и за плату. Одновременно они ведут и заготовку древесины, осуществляя рубки ухода.

А лесничество — это не орган, а территориальная единица в сфере управления лесами. В Новосибирской области их 26. И в каждой такой территориальной единице действует отдел лесных отношений — вот это подразделение государственного органа, регионального министерства природных ресурсов и экологии. Здесь как раз ведают вопросом заготовки дров гражданами для собственных нужд. Перед тем, как пилить, нужно прийти в этот отдел, написать заявление, приложив к нему справку из сельсовета об отсутствии в вашем доме центрального отопления. В результате с вами заключат договор купли-продажи лесных насаждений и выделят вам участок, на который для начала вы поедете вместе с сотрудником этого отдела — чтобы убедиться, что там достаточно деревьев (количество положенных вам дров зависит от площади жилья) и они подходящего качества. После этого можно приезжать и валить — в хорошем смысле этого слова.

Понятно, что у лесхоза дрова дороже, а в лесничестве, под «самозаготовку» — дешевле. Однако подумайте, прежде чем браться за пилу. Каждый год, предупреждают в министерстве, на таких участках гибнут люди: в среднем три человека, а иногда и вдвое больше. «Вальщик леса» — это профессия, здесь нужен навык. Без него легко угодить под ствол или острый сук. Еще один риск — стать фигурантом административного или даже уголовного дела, нарушив правила заготовки (пусть даже по недосмотру). Лесосеку после рубки проверяют, составляют акт, нарушения фиксируют. Самое частое из них — некачественная очистка от порубочных остатков. Кстати, в прошлом году за нарушение правил использования лесов в области оштрафовали 154 таких вот «лесоруба» на общую сумму свыше 745 тысяч рублей.

«Березовые» спекулянты

С самостоятельно заготовленной древесиной запрещено совершать сделки — она не отчуждается. Это сделано для того, чтобы избежать спекуляций. Дом отапливай, а продавать дрова по завышенной цене — не смей.

Однако так называемые «предприниматели» по-прежнему находят способы наживаться на продаже дров. Они собирают с деревенских старушек доверенности, пишут от их имени заявления в отделы лесных отношений и в итоге получают возможность заготовить порядочные объемы древесины. Старушки в результате получат малую часть, а остальное продается — безо всяких документов и без выплаты налогов. Машины с дровами, которые стоят вдоль загородных трасс, — как правило, это торгуют спекулянты-нелегалы. В минприроды говорят: если уж доверенности запретить нельзя, хорошо бы правоохранительным органам устраивать регулярные рейды и ловить «барыг» уже после того, как они нарубили дров.

Кстати.

По прогнозам специалистов, добавит проблем и неконтролируемая заготовка валежника. Собирать валежник без разрешений и без присмотра можно будет с 1 января 2019 года. Как предполагают в министерстве, вслед за бабушками и дачниками «за валежником» пойдет и тот самый «мелкий бизнес». Который будет не только поднимать с земли, но и рубить. Как этого избежать? Новосибирским законодателям в связи с новацией в Лесном кодексе предстоит изменить региональный закон и иные нормативно-правовые акты во втором полугодии 2018-го. Возможно, они что-то придумают.

Цифра

50 миллионов рублей составил ущерб от незаконных рубок в области в 2017 году.