Mail.ruПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты

Сезон тихой охоты, а вместе с ним — активного поиска заблудившихся «грибников», начался уже давно — обращения поступают постоянно, рассказала координатор лесного поиска ПСО «Ангел» Кристина Крук. Sputnik выяснил, как белорусы выживают в лесах и где чаще всего теряются.

По словам поисковика, уже в этом сезоне удалось обнаружить немало пропавших людей и спасти их возможной гибели.

«Много положительных результатов, найден уже ни один человек», — поделилась Кристина Крук и добавила: прямо сегодня волонтеры отправляются на поиски мужчины, заблудившегося недалеко от Минска.

В грибной сезон пропавших втрое больше

По словам координатора лесного поиска, в грибной сезон белорусы теряются в лесах значительно чаще.

«Зимой спокойнее: люди больше сидят дома, а пропажи происходят, в основном, в черте города. Когда стартует сбор ягод и грибов, люди пропадают вдвое или даже втрое чаще», — рассказала Крук.

Несмотря на то, что количество обращений изо дня в день сильно отличается, грубая статистика может быть следующей: если в обычное время в поисково-спасательный отряд приходит два-три обращения в сутки, то с приходом сезона тихой охоты их количество может доходить даже до десяти.

«Теряются люди самого разного возраста. Нередко это пожилые — они сбиваются с ориентира, пренебрегают обычными правилами безопасности или страдают от проблем со здоровьем и памятью», — поделилась она.

А вот дети, по ее словам, пропадают реже. Самыми громкими и длительными были нашумевшие поиски Максима Мархалюка, растянувшиеся более чем на месяц — мальчик уходил именно за грибами, вспоминает Кристина Крук. Порой длительность поисков «грибника» доходит до двух недель.

Двое суток в лесу ради грибного супа

За грибами для супа в лес отправилась и 85-летняя Зинаида Гусаревич, которую почти двое суток искали три десятка волонтеров отряда «Ангел» и сотрудники милиции в лесу под Минском. Она пошла в лес без телефона и лекарств; обнаружить заблудившуюся бабушку удалось только на третьи сутки в нескольких километрах от дома. По словам опытных поисковиков, следующую ночь пожилая женщина могла не пережить.

Сама Зинаида Гусаревич плохо помнит, как выживала в лесной чаще. Внучка найденной женщины Ольга Рабцевич отмечает: как иначе, бабушка в уже очень преклонном возрасте.

«Сейчас с ней все хорошо, живет у дочки, но про лес еще не забыла — рассказывает о произошедшем, если спрашиваем. Бабушка и сейчас бы снова в лес пошла, если бы мы ее отпустили, думаю, это привычка все время быть в движении», — поделилась она.

По словам Ольги, ее бабушка не сразу осознала, что оказалась в опасности, возможно, потому ей удалось не впасть в панику и дождаться спасательную группу.

«Она не особо и поняла тогда, что заблудилась. Только после того, как мы ей рассказали, что она пропадала, осознала, как долго ее искали. Как ей удалось продержаться в лесу столько времени — загадка для всех», — вспомнила Ольга.

Белорусы — находчивые

Некоторые наши соотечественники, заблудившись в лесу, оказываются весьма предприимчивыми и умудряются выживать не одни сутки.

«Историй много разных. Одна бабушка случайно нашла бутылку воды и даже не пила ее, а только смачивала ей губы, тем самым продлевая себе жизнь. Питаются люди лесными ягодами. Если холодно — делают самодельные укрытия, некоторые листьями накрываются», — вспомнила координатор лесного поиска Кристина Крук.

Более находчивыми, по словам координатора лесного поиска, оказываются люди пожилого возраста. «Вероятно, за счет жизненного опыта, они лучше придумывают, как обеспечить себе еду и тепло, пока ждут поисковую группу», — поделилась она.

Главное правило, напоминает Крук, — оставаться на месте и не усугублять ситуацию. Чем раньше родственники забьют тревогу, тем меньше времени будет у человека, чтобы ударяться в панику и петлять по лесу. Соответственно, тем быстрее поисковикам удастся его обнаружить.

Теряются в хорошо знакомых местах

Координатор рассказывает, что в дикие и незнакомые леса заядлые грибники уходят редко; настолько же редко люди теряются на незнакомой местности — чаще там, где, кажется, знают каждое дерево.

«Ходят именно в свои леса, проверенные. Все, кого мы находим (или родственники потерявшихся в момент поисков) рассказывают, мол, лес знал, как свои пять пальцев — всю жизнь в этой деревне прожил», — вспомнила Кристина Крук.

Виной всему, убеждена она, излишняя самоуверенность: люди забывают, что со временем в хорошо знакомом им лесу могут всего-то срубить одно дерево или вырастить лишний куст, и ориентиры собьются.

«Люди рассчитывают на свои силы и знания, а некоторые еще и забывают о физических возможностях: часто люди в возрасте банально не берут с собой таблетки, которые принимают; знатоки не контролируют заряд аккумулятора в мобильном телефоне (или вовсе не берут его с собой), не перепроверяют маршрут», — пояснила координатор.