Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
4 апреля 2010, источник: Вести.Ru

Теракты в Москве: гражданское мужество

Атака террористов на московское метро, гибель простых, ни в чем не повинных людей — это тяжелое испытание, после которого было и будет сделано много выводов. Но совершенно отдельно: как слаженно и быстро работали разные специальные службы? И как проявилось гражданское мужество?! С самого начала паники не было. До прибытия спасателей раненых уже перевязывали и выносили. Кто они — герои нашего времени? И в чем она — сила духа?

Максим Балабаев выписался из Боткинской больницы одним из первых. Контузия, к счастью, оказалась нетяжелой, а ссадины и синяки он решил долечить дома, где ждут жена и три дочки — Вера, Надежда и Любовь.

В понедельник утром майор милиции Балабаев спешил на службу. Он — эксперт-криминалист. Привычно спустился на станцию «Лубянка» и ждал поезда. В том самом месте, где сейчас море цветов.

«Подошел поезд в сторону “Улицы Подбельского”, и раздался хлопок — сильный взрыв именно на этой стороне. Увидел лежащие тела. Вот здесь девушка лежала. Там женщина к стене прислонилась, все лицо было в крови, которой я хотел помочь», — рассказывает майор милиции, старший эксперт-криминалист УВД ЗАО города Москвы Максим Балабаев.

Взрывной волной Максима отбросило к противоположной платформе. Сейчас говорит: чудо, что он остался жив. А тогда поднялся и стал вместе с машинистом вытаскивать из вагона раненых, пока самому не стало плохо.

«Услышала оглушающий звук. Я сгруппировалась, закрыла глаза. А когда открыла, кабина была вся в дыму», — вспоминает дежурная по станции метро «Лубянка» Анна Цыплакова.

Дежурная по станции Анна Цыплакова тогда вспомнила все, что они отрабатывали на учениях. Но реальность оказалась куда страшней.

«Надо было очень быстро реагировать, потому что мы испугались, что еще может что-нибудь произойти. И надо было эвакуацию осуществлять», — рассказывает Анна Цыплакова.

Кто-то из пассажиров шел сам. Кого-то в состоянии шока приходилось выводить буквально за руку.

«Мы двери открыли, все их выворотило, сняли их там почти с мужчиной каким-то. Помогли, кто подавал признаки жизни. Задымление было в вагоне. А кто уже всё. Еще милиция прибежала», — рассказывает пострадавший Владимир Кирасиров.

«Я очень благодарна нашим пассажирам, которые более-менее себя хорошо чувствовали, которые не подверглись травмированию, вот это милосердие. То есть они не бросили, чтобы этого не видеть. Нет, люди сами перебинтовывали им конечности. Люди, как говорится, спрашивали, где, чего, бинты», — говорит начальник станции метро «Лубянка» Инесса Баринова.

Минут через 15 у метро разворачивался штаб МЧС. А к месту взрыва в первом расчете уже спускался спасатель Андрей Аникеев.

«Увидели несколько пострадавших, лежащих в центре зала. Некоторые из них подавали признаки жизни, некоторые нет. Самое сложное — принять решение, кому необходимо оказать моментально помощь, кто может подождать», — говорит заместитель начальника поисково-спасательной службы отряда «Центроспас» МЧС России Андрей Аникеев.

Андрей уже спасал жизни людей в метро. На Автозаводской в 2004 году. В этот понедельник он на руках вынес пятерых тяжелораненых.

Как летчикам удалось посадить вертолет на Садовом кольце — вообще непонятно. Там сплошные провода, да рекламные растяжки. Но они знали — только так можно было спасти самых «тяжелых».

«Поймите, даже заходя на посадку, думаешь, как можно ближе для того, чтобы было меньше времени доставки, поближе, как можно быстрее это произошло. Потому что знаешь, что там боль человеческая», — объясняет начальник московского авиационного центра МЧС России Радик Асыльбаев.

«Нам передали женщину на раннем сроке беременности сразу уже с травмой ноги, сказали: “вот эта тяжелая”, сразу ее в “Скорую помощь”. Когда девушку передали, мы ее вынесли наверх, у нее заработал телефон, звонил ее муж, как он представился, и передали, что девушка жива, находится в сознании», — рассказывает старший расчёта спасателей главного управления МЧС России по городу Москве Кирилл Низаметдинов.

Вот она — Катя Маринина — уже в окружении родственников в городской клинической больнице имени Пирогова. Но встретиться в тот день было суждено не всем.

Георгий Будников на звонки так и не ответил.

«Услышала чужой мужской голос. Я говорю: “мне нужен Жора”. Он говорит: “вы кто?” Я: “сестра”. Говорит: “Будников Георгий?” Я ему закричала в трубку: “Георгий жив?” “С вами говорит старший следователь. К сожалению, Будников Георгий погиб”, — рассказывает сестра Георгия Будникова Надежда Михалева.

Ему совсем недавно исполнился 31 год. Работал в банке, мечтал о втором образовании. В свое время, будучи миротворцем в Югославии, рисковал жизнью и не раз. А погиб в метро.

“Взрыв был такой силы, что предметы, которые летели от взрыва, прошивали все насквозь. В двух ты метрах или в десяти — спастись было невозможно”, — рассказывает зять Георгия Будникова Сергей Михалев.

Георгия похоронили в родном селе в Тамбовской области. А у родителей остался один вопрос: за что террористы убили их сына?

“Их нельзя назвать людьми, невозможно так поступать, по-человечески. Это противоестественно. И Богу, и Аллаху, и в любой вере. Никто это не может принять. Прошу свое правительство, чтобы приняли все меры, и чтобы люди были защищены”, — требует отец Георгия Будникова Николай Будников.

И таких трагедий уже 40. Общее горе объединило людей. И это было видно уже в понедельник. На “Лубянке” и у станции “Парк культуры” продавцы магазинов кормили, согревали и раненых, и тех, кто их спасал.

“На этом месте мог оказаться каждый из нас, потому что я буквально пять-семь минут до взрыва вышла из этого метро. Нас разделила одна станция. И мне кажется, любой человек, который в уме и нормальной памяти, будет помогать”, — говорит продавец Оксана.

В то время, как таксисты поднимали цены в десятки раз, находились те, кто развозил бесплатно.

“Я просто подъехала к остановке, открыла все двери, говорю „я по прямой еду, к университету“. У меня, по-моему, набиться хотела вся остановка. Я просто не знаю, как можно деньги было просить здесь”, — говорит студентка Московской медицинской академии имени И.М.Сеченова Дарья Монахова.

А на место трагедии продолжают идти люди. И те, кто потерял близких. И те, кто выжил. Как Максим Балабаев. Чтобы рано или поздно перелистнуть эту страницу и идти дальше.

“Жизнь продолжается. Я жив, значит, дальше буду жить и работать”, — говорит майор милиции, старший эксперт-криминалист УВД ЗАО г. Москвы Максим Балабаев.

Теракты в Москве: гражданское мужество
Во время загрузки произошла ошибка.
5 апреля 2010© Ньюстюб