Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
5 апреля 2010, источник: НИА-Нижний Новгород

Суд арестовал бывшего сотрудника управления Росрезерва по ПФО, обвиняемого в мошенничестве с планерами МиГ-31

В результате действий обвиняемого федеральному бюджету был причинен ущерб на сумму 466 млн. рублей. Суд арестовал бывшего сотрудника управления Росрезерва по ПФО, обвиняемого в мошенничестве с планерами МиГ-31.

Об этом НИА «Нижний Новгород» сообщили в следственном управлении следственного комитета при прокуратуре РФ по Нижегородской области.

По ходатайству следователя 1 апреля судом в отношении обвиняемого избрана мера пресечения в виде заключения под стражу. В настоящее время проводятся следственные действия и оперативно-розыскные мероприятия, направленные на установление всех обстоятельств совершенного им преступления.

Напомним, что в конце марта экс-сотруднику управления Росрезерва по ПФО предъявлено обвинение в мошенничестве при реализации четырех самолетов марки МиГ. Вину в совершенном преступлении обвиняемый не признал. В сентябре 2009 года СУ СК при прокуратуре РФ по Нижегородской области запретило совершение любых операций с планерами самолетов МиГ-31, незаконно выведенными из госсобственности. Как сообщил заместитель руководителя следственного управления следственного комитета при прокуратуре РФ по Нижегородской области Леонид Денисов, после продаже Росрезервом прав на планеры и элементы вооружения ООО «Метторгснаб», была проведена целая цепочка перепродаж этого имущества, в которой принимали участие пять московских и чебоксарских фирм. При этом сами планеры территории НАЗ «Сокол» не покидали. В ходе финансовых операций цена каждого из планеров увеличилась со 150 рублей 40 копеек до 950 тысяч рублей. На территории завода проводятся следственные мероприятия, призванные выявить обстоятельства продажи и покупки данной техники.

Конечным покупателем выведенных из собственности государства планеров самолетов МиГ-31 стал Нижегородский авиастроительный завод «Сокол» (входит в ОАО «Объединенная авиастроительная корпорация»).

Управление Росрезерва по ПФО в 2007 году продало планеры четырех самолетов МиГ-31 подставной фирме, которая, в свою очередь, вышла на НАЗ «Сокол» с предложением приобрести данное имущество. При этом, как отметил источник, «Сокол» мог бы стать и первоначальным покупателем планеров, так как имел преимущественное право покупки техники, находящейся на его хранении (принадлежавшие Росрезерву МиГ-и и детали к ним находились на хранении у НАЗ «Сокол»).

По данным источника, подставная фирма, купившая планеры самолетов у Росрезерва, предложила «Соколу» приобрести технику за сумму порядка 80 млн. рублей, однако завод снизил стоимость почти в 20 раз — примерно до четырех миллионов рублей.

Документально сделка купли-продажи осуществлялась по нескольким позициям. Причем, по словам источника, в спецификациях к договору значились абстрактные наименования, не соответствующие реальным. Так, например, обозначенный в спецификациях к договору как «агрегат монтажного комплекта с субблоками С-31С» на деле являлся системой управления оружием для самолетов МиГ-29, «агрегат испытывающих устройств с трубами» — пушкой для самолета, «агрегат с испытательным устройством изд. 88» — реактивным авиационным двигателем для самолета МиГ-29. Данное несоответствие источник связал с тем, что фирма-продавец не имела права на торговлю оружием и военной техникой.

Собеседник агентства также добавил, что под фигурируемом в СМИ понятием «планеры самолетов МиГ-31» следует подразумевать фактически на 80% готовые самолеты МИГ-31 без двигателей и небольшой части оборудования.

По словам источника, сделка является выгодной для НАЗ «Сокол», потому что дорогостоящая техника была приобретена за сумму, в разы меньшие реальной стоимости. Так, например, приобретенная за 20 тысяч рублей система управления оружием для самолетов «МиГ-29» по состоянию на июль 2007 года стоила порядка 70 миллионов рублей, а купленный за шесть тысяч рублей реактивный авиационный двигатель для самолета МиГ-29 — около 50 миллионов рублей. Источник в ОАК предположил, что продавцу необходимо было как можно быстрее избавиться от товара «сомнительного происхождения», поэтому его стоимость и была столь значительно снижена.