Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
11 февраля, источник: Газета Коммерсантъ

Суд не признал частный военный случай

Трое детей бойца ЧВК остались без компенсации.

Источник: Фотоархив ИД «Коммерсантъ»

Как стало известно «Ъ», в Ростовской области суд отклонил иск вдовы бойца ЧВК «Вагнер» Луизы Рубановой, пытавшейся добиться компенсации морального вреда. Алексей Рубанов погиб во время своей третьей командировки в Сирию, а выплаты в связи с его смертью получили родители. Вдове, оставшейся с тремя маленькими детьми на руках, из этой суммы не досталось ни копейки. Ее иск к властям России, не обеспечившим, по мнению истицы, безопасность гражданина Рубанова в Сирии, суд не удовлетворил, посчитав, что нет никакой связи между его гибелью и действиями российских вооруженных сил против террористов.

Луиза Рубанова и ее адвокат Владимир Икрянов обращались в Багаевский райсуд Ростовской области, рассчитывая взыскать по 1 млн руб. компенсации морального вреда двум детям Алексея Рубанова в связи с его гибелью во время боевых действий в Сирии в феврале прошлого года. Третий ребенок в семье родился уже после смерти господина Рубанова. Во время досудебной подготовки было определено, что свои претензии истица должна адресовать не Минобороны и Минфину России, а Российской Федерации в целом.

Следует отметить, что Алексей Рубанов, отслуживший срочную в российской армии, долгое время не мог найти работу, которая бы обеспечивала его семью, а потом стал бойцом ЧВК (частной военной компании), которая официально не существует. В составе группы бойцов компании он трижды направлялся в командировки в Сирию, получив за них две медали «За кровь и храбрость» с номером личного жетона. Из третьей командировки в Ростовскую область доставили уже тело бойца в цинковом гробу.

Сопровождавшие «груз 200» мужчины, по некоторым данным, передали родителям бойца конверт с деньгами — невыплаченной ему зарплатой и компенсацией. Сколько там было денег, неизвестно.

Представитель Луизы Рубановой утверждает, что из этой суммы вдове, воспитывавшей тогда двух детей, не досталось ничего. По его словам, это было связано с довольно сложными отношениями между родителями бойца и его новой семьей. Выяснять отношения в суде они не стали, посчитав это бесполезным после другого судебного разбирательства.

В прошлом году в Челябинской области суд рассмотрел похожее дело. Родители бойца ЧВК «Вагнер» (так она называлась в судебных документах) Андрея Литвинова, погибшего в сирийской провинции Хомс в сентябре 2017 года, пытались добиться включения в наследственную массу для разделения в равной доле 5 млн руб., полученных его вдовой в качестве компенсации от работодателей. Однако истцы, решил в итоге суд, не представили допустимых доказательств, свидетельствующих о прохождении господином Литвиновым военной службы по контракту в Сирийской Арабской Республике (САР) на момент смерти. Не было представлено и доказательств о работе Андрея Литвинова по контракту в ЧВК. Кроме того, установил суд, отсутствуют официальные сведения о регистрации такой организации в Российской Федерации.

Таким образом, природа происхождения денег, полученных вдовой бойца от неустановленного лица, осталась неизвестной.

При указанных обстоятельствах суд пришел к выводу, что спорные деньги в сумме 5 млн руб. не могут быть признаны общим имуществом родителей господина Литвинова и его вдовы, в связи с чем оснований для их включения в наследственную массу не увидел.

Следует отметить, что Луиза Рубанова пыталась получить компенсацию в досудебном порядке. Ее защитнику Владимиру Икрянову удалось установить адрес организации, предположительно связанной с ЧВК, однако на его обращение, в котором говорилось о бедственном положении вдовы, ответа так и не последовало. А чтобы узнать об обстоятельствах гибели Алексея Рубанова, вдове и ее представителю пришлось обращаться в МИД.

Оттуда была получена справка, что гражданин России Рубанов действительно погиб в населенном пункте Хауш-Дуара Восточной Гуты в конце февраля прошлого года, а смерть его наступила в результате «обугливания тела».

Следует отметить, что в феврале—апреле 2018 года в пригороде Дамаска Восточная Гута вооруженными силами Башара Асада и их союзниками проводилась операция «Дамасская сталь» по ликвидации анклава, находившегося под контролем вооруженной оппозиции.

В иске Луизы Рубановой подчеркивалось, что, согласно медицинскому заключению, смерть ее мужа была насильственной. «Государство обязано защищать своих граждан в любой ситуации, как на своей территории, так и за ее пределами», — отмечалось при этом в исковом заявлении. Признавая нахождение вооруженных сил РФ на территории САР общеизвестным фактом, истцы полагали, что военные, проводящие операцию против террористической организации «Исламское государство» (запрещена в РФ), «не приняли мер по спасению своих граждан, находящихся в опасности за рубежом, путем их эвакуации из зоны военного конфликта».

По версии заявителей, вред потерпевшему Рубанову был причинен в результате неправомерных действий неустановленных лиц, что обуславливается военными действиями. Поскольку в ходе рассмотрения дела не было установлено, что Алексей Рубанов находился на территории Сирии в составе вооруженных сил РФ, полагали истцы, значит, он мог там быть и «с гражданским визитом». Смертью же господина Рубанова в зоне военного конфликта был причинен моральный вред его детям, которые потеряли единственного кормильца.

Представители ответчиков в лице Минобороны и Минфина на суд не приехали, ходатайствовав о рассмотрении дела в их отсутствие.

Зато прислали письменные отзывы на иск, в которых просили отказать в заявленных требованиях в полном объеме.

Такой же версии придерживалась помощник прокурора, считающая, что требования не подлежат удовлетворению, так как в судебном заседании не установлена причинно-следственная связь смерти Алексея Рубанова с причинением ему вреда со стороны РФ.

Суд, в свою очередь, решил, что в материалах дела не имеется доказательств, безусловно свидетельствующих о том, что господин Рубанов погиб в результате противоправных действий военнослужащих вооруженных сил РФ либо иных силовых ведомств Российской Федерации.

Кроме свидетельства о смерти в определенном месте, истцом не представлено доказательств, подтверждающих наступление смерти в результате действий военнослужащих РФ в связи с непринятием ими мер, направленных на обеспечение безопасности населения в период проведения военных действий в САР. То есть не представлено доказательств, свидетельствующих о причинении морального вреда незаконными действиями РФ, в связи с чем суд счел необходимым отказать в удовлетворении заявленных требований.

Николай Сергеев

Путин о ЧВК «Вагнер», своих поварах и убийстве журналистов в ЦАР
Во время загрузки произошла ошибка.
20 декабря 2018© Ньюстюб