Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
Папы дочерей поощряют сексизм. И я тожеОтец Андрей Бородкин приходит к выводу, что именно идеальный папа может стать самым страшным угнетателем
14 апреля 2010, источник: Вести.Ru, (новости источника)

Смоленская трагедия изменит стандарты безопасности

Исполняющий обязанности президента Польши Бронислав Коморовский намерен пересмотреть правила передвижения военного командования. Недопустимы ситуации, когда одним бортом летает вся военная верхушка.

После трагедии с польским руководством другие страны тоже хотят изменить требования к полетам высших должностных лиц. Об этом заговорили в Германии и Израиле. Впрочем, негласно запрет первым лицам летать вместе существует и сейчас. Как есть и многие другие предписания. Но соблюдаются они далеко не всегда. Особенности поведения на высоте выясняла корреспондент «Вести ФМ» Екатерина Некрасова.

В России чиновники высшего ранга перемещаются на одном самолете крайне редко. Еще когда Дмитрий Медведев находился в ранге первого вице-премьера, он летал вместе с Владимиром Путиным, например, в Пензу или за рубеж, в Софию, но вот уже два года как таких совместных рейсов не происходит. И президент, и премьер могут взять на свой борт кого-то из членов правительства, но, как правило, министрам дают отдельный самолет. Каких-либо законов с ограничениями на сей счет не существует. Но внутренние инструкции, конечно, есть, подтвердил официальный представитель ФСО Сергей Девятов.

«Есть некие правила безопасности, и они есть для всех цивилизованных стран. Но комментировать я не буду. Это специфичный вид деятельности, который не обсуждается», — сказал Девятов.

Внутренние инструкции есть, безусловно, и в других странах. Однако, например, канцлер ФРГ частенько летает вместе с президентом и вице-канцлером. Экс-лидеры Украины Виктор Ющенко и Юлия Тимошенко до своей «холодной войны» иногда перемещались одним бортом в целях экономии. А израильские политики и вовсе пользуются регулярными рейсами. Например, недавно премьер-министр и шесть членов правительства летали в Германию одним бортом.

Словом, инструкции нарушаются, и вряд ли кто-то может помешать главе государства пригласить с собой в полет высших чиновников. Александр Цалко, ныне генерал-майор авиации в запасе, в 80-е был командиром полка, на самолетах которого летал состав Министерства обороны. Негласное правило о количестве «випов» на борту было и в его время.

«Эта тема формальной безопасности полетов не угрожает, принял министр решение — зачем мне вмешиваться? Пусть летят. Вот когда аэродром не принимает или садиться надо на запасной — это уже тематика другая», — поясняет Цалко.

Нередки, правда, случаи, когда и при экстремальных условиях пилоты слушаются именно президентов. Достаточно вспомнить, как самолет Бориса Ельцина сел при минимальной видимости в лондонском аэропорту «Хитроу». За штурвалом тогда был постоянный пилот первого российского президента Владимир Потемкин.

«Он просто возмутился и сказал, что 30 лет летает на самолетах и никогда не уходил на запасной. Я задумался: у меня был большой запас топлива. Мог летать в зоне ожидания, поэтому принял такое решение», — вспоминает Потемкин.

Владимир Потемкин признает: улетел бы на запасной, если бы не был уверен в себе, экипаже, в самом самолете и не знал бы аэропорт. Ведь летал туда накануне. Такими были правила подготовки.

«Мы выполняли технический рейс перед полетом на аэродром — с тем же экипажем, уточняли все нюансы, выясняли как заруливать — это очень важно!», — говорит Потемкин.

Многие страны уже заявили, что трагедия с польским руководством повлияет на их внутренние стандарты безопасности. Скорее всего, теперь появятся официальное требование к вип-чиновникам не летать вместе — следуют же этому правилу топ-менеджеры ряда компаний вроде «Даймлера». Возможно, введут еще много других ограничений, которые, скорее всего, будут нарушаться. Просто потому, что таковы особенности президентских полетов.