Mail.ruПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты

Самолет «Волгоград-Москва» вылетел из аэропорта Гумрак вечером 11 марта. Через 20 минут после взлета пассажиры вдруг услышали крики бортпроводницы. Стюардесса кричала на мужчину лет тридцати, пытаясь привести его в чувства, а он побелел и уже не реагировал. Мужчина потерял сознание. Встал вопрос об экстренной посадке самолета. Но, к счастью, на борту оказалась волгоградская медсестра.

— Мы с мамой летели тем рейсом. Когда услышали крики, и поняли, что человеку на борту стало плохо, мама первая бросилась на помощь. Она — медик и не раз спасала людей в критической ситуации, — рассказывает волгоградец Николай Чумаков.

Николай и его мама Наталья Чумакова родом из Волжского. Несколько лет назад семья перебралась в Москву. На праздники приезжали к родне погостить. Наталья, действительно медик с большим стажем. 25 лет она проработала старшей медсестрой в детской инфекционной больнице Волжского. Поэтому, пока остальные пассажиры самолета с ужасом наблюдали за происходящим, она бросилась на помощь.

— Мама вылетела из своего сидения и побежала к потерявшему сознание мужчине. Голова его уже повисла, а лицо стало зелёно-синего цвета. Пока она оказывала ему медицинскую помощь — делала массаж сердца и просила соседей помогать — бортпроводницы, следуя ее указаниям, принесли кислород, воду и бортовую аптечку. Через пару минут мужчина пришел в себя и заговорил, — вспоминает Николай.

Стюардессы вздохнули с облегчением. Пилот сообщил в Москву, что опасность миновала и им не придется совершать экстренную посадку.

— Приятно, что пассажиры аплодировали моей маме, когда все закончилось благополучно. Впрочем, мужчина всё ещё был слаб и тяжело дышал кислородом. Мама десять минут поила его чаем, разговаривала, давала валидол, — говорит волжанин.

В аэропорту «Шереметьево» самолет уже ждала «скорая помощь». Медики поднялись на борт, как только лайнер приземлился. Уже на земле спасенный мужчина подошел к волжанке, поблагодарил и пожал ей руку. Признался, что такого с ним раньше никогда не было.

— Бортпроводницы спросили у моей мамы фамилию и имя. Немного замешкавшись, она ответила: «Чумакова Наталья Николаевна». А мне на ухо с тревогой шепнула: «Надеюсь, это не для суда». Я ей сказал, что, наверное, для протокола полёта, — смеется Николай.