Mail.ruПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
Источник: Фотоархив ИД «Коммерсантъ»

«Ъ» стали известны обстоятельства, послужившие основанием для ходатайства Следственного комитета России (СКР) об изменении меры пресечения главе крупного инвестиционного фонда Baring Vostok, гражданину США Майклу Калви с содержания в СИЗО на домашний арест. Считая, что господин Калви обоснованно обвиняется в особо крупном мошенничестве, следствие полагает, что он, как добропорядочный семьянин, занимающийся развитием инвестиционных проектов в России и оказывающий благотворительную помощь различным фондам, должен находиться с электронным браслетом на лодыжке вне стен спецблока СИЗО «Матросская Тишина», известного как «Кремлевский централ». На три ближайших месяца инвестора просят заключить в мансарду элитного жилищного комплекса «Советник».

По данным источников «Ъ», постановление о возбуждении перед Басманным райсудом ходатайства об изменении Майклу Калви меры пресечения с содержания под стражей на домашний арест следователь по особо важным делам ГСУ СКР Людмила Самойленко подписала еще 1 апреля. Через два дня оно было согласовано с руководителем ГСУ СКР генерал-лейтенантом Эдуардом Кабурнеевым, а 10 апреля направлено в суд, который рассмотрит его 11 апреля.

Вначале в документе подполковник юстиции Самойленко подробно расписывает обстоятельства мошенничества в особо крупном размере (ч. 4 ст. 159 УК), в совершении которого обвиняются Майкл Калви и его деловые партнеры. По версии следствия, его организатором выступил именно господин Калви, являющийся бенефициарным владельцем контрольного пакета акций КБ «Восточный». Именно по его инициативе совет банка одобрил получение «Восточным» 59,9% акций люксембургской компании International Financial Technology (IFT) Group вместо невозвращенного кредита в 2,5 млрд руб. НАО «Первое коллекторское бюро». Бюро, отметим, также владеет глава Baring Vostok Калви. Потерпевшим по уголовному делу, которое возбудили 13 февраля этого года, следствие признало члена совета директоров и совладельца «Восточного» Шерзода Юсупова, аудиторы которого оценили полученные банком акции в 600 тыс. руб. При этом фигурантам расследования вменили всю сумму в 2,5 млрд в качестве похищенной, не вычтя из нее даже 600 тыс. руб.

16 февраля господина Калви вместе с его предполагаемыми подельниками арестовал Басманный суд, а через пять дней его официально обвинили в особо крупном мошенничестве (ч. 4 ст. 159 УК). Свои вину инвестор не признал, отказавшись от дачи показаний по делу. Вина господина Калви, считает следствие, подтверждается «совокупностью доказательств».

При избрании первоначальной меры пресечения, подчеркнула следователь, судом было учтено, что господину Калви, как иностранцу, инкриминируется совершение тяжкого преступления, что он может скрыться за границу и принять меры к сокрытию доказательств или их уничтожению.

Однако, как посчитали в ГСУ СКР, сейчас обстоятельства, послужившие основанием для его ареста, «изменились». Расследуя это дело, следователи убедились в том, что господин Калви «обладает устойчивыми социальными связями в Москве», имеет постоянное место работы и жительства, занимается развитием инвестиционных проектов в Российской Федерации, оказывает благотворительную помощь различным фондам, в том числе больным детям, имеет в собственности недвижимость в столице, а на иждивении — трех малолетних детей. Таким образом, заключил следователь, имеются все основания для изменения ранее избранной ему меры пресечения.

Домашний арест обвиняемого, считают в ГСУ СКР, позволит обеспечить «надлежащее поведение» господина Калви на стадии предварительного следствия и во время будущего суда над ним.

Отметим, что срок расследования резонансного уголовного дела недавно был продлен до 13 августа. Фигурантам же дела меры пресечения пока продлевают на три месяца. Отвергая саму возможность освобождения господина Калви под личные поручительства, а их готовы были предоставить влиятельные бизнесмены и политики, а также залог, поскольку они не смогут предотвратить возможное негативное «влияние» обвиняемого на ход расследования, ГСУ СКР, по данным «Ъ», предлагает определить господина Калви в мансарду № 2 ЖК «Советник», что на улице Большая Дмитровка, 7/5. При этом, считает следствие, обвиняемый без письменного разрешения следователя не должен покидать или менять место домашнего ареста; пользоваться любыми средствами связи и интернетом; за исключением вызова экстренных служб, а общаться может только с близкими родственниками и своими защитниками.

В случае если Басманный суд удовлетворит ходатайство следствия, контроль за ним будут осуществлять сотрудники управления ФСИН по Москве. Они наденут на лодыжку господина Калви электронный браслет, позволяющий следить за его перемещениями, а кроме того, установят в доме обвиняемого средства ауди- и видеоконтроля.

Защита господина Калви обсуждать ходатайство следствия 10 апреля не стала, но очевидно, что адвокаты не будут выступать против его удовлетворения, попросив суд лишь разрешить прогулки для домашнеарестованного.

Предполагается, что вместе с господином Калви СИЗО покинет бывший председатель правления банка «Восточный» Алексей Кордичев, также обвиняемый в мошенничестве.

Последний, отметим, сотрудничал со следствием и даже, возможно, уже признал свою вину. Остальным фигурантам, в том числе партнеру по индустрии финансового сектора Baring Vostok, гражданину Франции Филиппу Дельпалю, Басманный райсуд уже продлил аресты в СИЗО до 14 июля. Господин Дельпаль, выступая в суде, заявил, что в основе дела корпоративный конфликт: Baring Vostok пытается взыскать с заявителя Юсупова в лондонском суде 17 млрд руб. Полученные по сделке с отступным банком «Восточный» активы IFT он оценил в $200 млн.

Уполномоченный по правам предпринимателей Борис Титов, поприветствовав предстоящее смягчение меры пресечения господину Калви, выразил надежду, что из СИЗО будут освобождены и его предполагаемые подельники. Господин Титов надеется на прекращение их уголовного преследования. В минувший понедельник центр общественных процедур «Бизнес против коррупции», сопредседателем которого является господин Титов, проведя независимую экспертизу по делу, не нашел в нем ни события преступления, ни повода для арестов. В свою очередь, следствие и надзор за ним к заключению экспертов отнеслись скептически, а суд приобщить его к делу и вовсе отказался.

Николай Сергеев

Следите за развитием темы Дело «Baring Vostok»