Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
19 мая 2010, источник: Вести.Ru, (новости источника)

В МАКе обещают закончить расследование катастрофы под Смоленском в скорейшие сроки

В Москве обнародованы предварительные результаты расследования авиакатастрофы под Смоленском, в которой погибли 96 человек, в том числе президент Польши и ряд высокопоставленных чиновников и военных этой страны. На сегодняшний день точно установлено, что в кабине были посторонние.

Почти в самом начале пресс-конференции все участники предупредили журналистов, об итогах расследования говорить пока рано. И вся оглашенная информация, в общем, не подходит для того, чтобы делать какие-то выводы. Это скорее для общего понимания, какая ситуация была 10 апреля на смоленском аэродроме «Северный» и на борту польского борта «номер один». После того как была сделана выкладка фрагментов самолета и проанализированы все данные самописцев, можно уверенно говорить, Ту-154 был полностью исправен, и все системы работали до последней секунды.

«Первое предупреждение системы сближения с землей типа “pull up” — т.е “тяни вверх” — сформировалось за 18 секунд до столкновения с препятствием, которое привело к разрушению конструкций самолета. Первое столкновение самолета с препятствием произошло на удалении около 1100 метров от взлетно-посадочной полосы, левее курса захода 40 метров. С учетом рельефа местности — там находится овраг — и высоты дерева, высота полета самолета была ниже уровня торца ВПП на 15 метров,» — указывает Алексей Морозов, председатель технической комиссии МАК.

Расшифровка данных черных ящиков подтвердила информацию, прежде неофициально прозвучавшую в прессе. В кабине пилотов находились посторонние люди. Кто они, в МАКе решили не объявлять, потому что международные правила запрещают делать это до конца расследования, да и просто по этическим мотивам. Не стала Татьяна Анодина и уточнять, что говорили посторонние, и отдавали ли они приказы пилоту. «Голоса посторонних лиц в кабине были четко зафиксированы и не принадлежали экипажу. Один голос – идентифицирован. Что касается второго голоса, работа продолжается,» – сообщила Татьяна Анодина, председатель МАК. Польское информагенство PAP, ссылаясь на источник, знакомый с результатами расследования, уже сообщило, что идентифицированный голос, принадлежит генералу Анджею Бласику, командующему польскими ВВС. По российским, да и мировым правилам гражданской аэронавигации, нахождение в кабине пилотов посторонних — серьезное нарушение. Однако, по словам представителя Польши, самолет Качиньского был военным, а не гражданским, и по тому там действуют свои правила. Но тем не менее, возможно именно в этом и кроется ответ на вопрос, почему пилот решил садиться в Смоленске, несмотря на сложные погодные условия.

«После выхода на связь с диспетчером аэродромом “Смоленск-Северный” он дважды предупредил экипаж, что на аэродроме туман, видимость 400 метров, условий для приема нет,» – сообщает Алексей Морозов.

Вообще, странно не только то, что пилот решил садиться в сложных условиях, но и то, что он проигнорировал показания приборов. «При срабатывании сигнализации типа “pull up” – экипаж должен немедленно перевести самолет в набор высоты до прекращения срабатывания данной сигнализации. На ваш вопрос, почему этого не произошло, как раз комиссия и даст ответ в окончательном отчете,» – поясняет Алексей Морозов.

Возможно, проблема в том, что пилоты не очень хорошо умели летать именно на Ту-154. Да и общий налет у экипажа был не слишком большой. Алексей Морозов констатирует: «Самостоятельный налет на Ту-154М командира воздушного судна – 530 часов, второго пилота – 160 часов, штурмана – 30 часов, борт инженера – 235 часов». «У нас нет специальной программы подготовки экипажей для управления самолетом Ту-154, схожей с той, что есть в гражданской авиации. По крайней мере, два раза в год пилоты проходят специальный курс подготовки на тренажерах, кроме того, они отрабатывают взаимодействие экипажа и регулярно сдают тесты, чтобы иметь возможность продолжать летать,» – подтверждает Эдмунд Клих, председатель польской Государственной комиссии по изучению авиационных происшествий.

Эдмунд Клих сегодня упомянул и тот факт, что аэропорт «Северный» под Смоленском не является международным. Однако это — военный аэродром первого класса, то есть способный принимать все виды самолетов. А перед прилетом VIP-персон системы аэродрома, включая светотехническое оборудование, были проверены неоднократно. Кроме того, Татьяна Анодина опровергла информацию о том, что навигационное оборудование аэропорта якобы было демонтировано после визита в Смоленск Владимира Путина и Дональда Туска. Об этом, несколько раз писали польские газеты. «Оборудование на аэродроме Смоленск, котрое было и до прилета премьер-министра Польши и премьер-министра России и после прилета однозначно было одно и то же оборудование. Эта информация уже проверена,» – сообщила Татьяна Анодина. С ней согласен и Эдмунд Клих: «Я подтверждаю, что все средства аэропорта 7 и 10 апреля были одинаковы».

Вообще, польские журналисты оценили сегодняшнюю пресс-конференцию весьма положительно. Конечно, говорят они, многие данные, прозвучавшие сегодня и появлялись и ранее, но в неофициальных источниках. Да, ответы на многие вопросы журналисты не услышали, но к этому поляки относятся с пониманием, и уж точно не думают, что кто-то пытается скрыть информацию по этому делу. «Россия и так делает больше чем положено по чикагской конвенции. Не думаю, что скрывают что-то, но просто есть этические моменты, что они не называют какие-то фамилии,» — с пониманием говорит Виктор Батер, руководитель московского бюро польского телеканала ''Polsat''.

В завершении Татьяна Анодина еще раз пообещала, что расследование будет максимально открытым. Но попросила понять и тех, кто его ведет: каждый факт и все технические данные приходится сверять и перепроверять. Потому что все специалисты понимают: ответственность на них лежит колоссальная, но тем не менее окончательные данные МАК постарается огласить в кратчайшие сроки.