Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
24 мая 2010, источник: Фонтанка, (новости источника)

Расстрелял маму и папу в бреду

Сын сотрудника Управделами президента, убивший родителей, признан невменяемым. Поставлена точка в деле об убийстве четы Василевских, которое шокировало Петербург около трех лет назад. 19-летний Леонид Василевский расстрелял маму и папу. Теперь он окончательно признан больным шизофренией. То есть за это хладнокровное убийство он не будет отвечать на нарах — его ждет лечение на больничной койке.

Сын сотрудника Управделами президента, убивший родителей, признан невменяемым. Поставлена точка в деле об убийстве четы Василевских, которое шокировало Петербург около трех лет назад. 19-летний Леонид Василевский расстрелял маму и папу. Теперь он окончательно признан больным шизофренией. То есть за это хладнокровное, спланированное и просчитанное убийство он не будет отвечать на нарах — его ждет лечение на больничной койке. Более того, выйдя из больницы с таким диагнозом, Леонид, скорее всего, не сядет за решетку — даже если опять совершит такое же страшное преступление: достаточно снова убедить медиков в своем психическом расстройстве.

Благополучная семья


19-летний Леонид Василевский рос в благополучной семье. Его отец Игорь Василевский занимал приличный пост в Кремле — работал во ФГУП «Предприятие по поставкам продукции Управления делами президента», был советником в отделе военно-промышленного комплекса. Его однокурсниками были Алексей Кудрин и Андрей Илларионов. Глава семьи жил на два города, но практически все время проводил в столице. За год до гибели, в январе 2006 года, он попал под сокращение и, оставив работу в Москве, вернулся в Петербург. Мама Леонида Юлия, по словам бабушки, занималась частным репетиторством — преподавала английский.

Леонид жил с бабушкой в квартире на Петроградке. Семья также владела дачей в Курортном районе и двумя земельными участками в поселке Комарово площадью около 70 соток (по различным оценкам, стоимость этого имущества составляет около 8 миллионов евро). По словам следователя СУ СКП по Петербургу Олега Кузнецова, который заканчивал это долгое дело, никаких конфликтов или разговоров о разводе между родителями не было. Единственный ребенок Леня был в семье любим и сам очень любил родителей, особенно маму. Парень учился на экономическом факультете СПбГУ, имел друзей, не меньше полумиллиона на собственном счету в банке и хорошие перспективы после окончания престижного вуза. Но что-то пошло не так.

27 октября 2007 года 19-летний сын расстрелял маму и папу. Сегодня, спустя почти три года после этого убийства, получен окончательный официальный ответ на вопрос, почему молодой человек всадил восемь пуль в затылки родителей. Ответ следствия и суда звучит так: Леонид был и остается болен шизофренией. К этому выводу следствие шло долго, а поначалу обстоятельства убийства не давали никаких намеков на подобное психическое расстройство: парень убивал родителей расчетливо и хладнокровно. Об этом он лично рассказывал следователям на первых допросах.

Контрольный выстрел для любимой мамы

Леонид все рассчитал. Примерно за неделю до убийства он приобрел пистолет. Самозарядный с глушителем, переделанный из газового, ствол он купил за баснословную для такого товара сумму — более полумиллиона рублей. Продавца Андрея Тютюлина, сотрудника охранного предприятия «Акула Фокус», он нашел через своих знакомых. Деньги отдавал не наличкой, а переводил через банк. Сегодня Тютюлин, по данным следствия, осужден за продажу пистолета на 2 года 8 месяцев. О трезвом расчете и спланированном убийстве говорит и то, что Леонид не забыл проверить купленное оружие: вместе с Тютюлиным пристреливал его в лесу.

27 октября семья собралась на любимой даче в Комарове. Там активно шел ремонт, и в доме находились рабочие. Около 15.30 Леонид предложил маме прогуляться по тропинке к Финскому заливу. Как он рассказывал следователям, когда они отошли далеко от дома, на тропинке он немного отстал от мамы. Затем с расстояния двух метров четырежды выстрелил ей в затылок. Последний выстрел был контрольным.

Отец в это время занимался с рабочими ремонтом гаража. Вернувшись на дачу, Леонид предложил отцу проехаться на машине в сторону Зеленогорска. Папа согласился. Отец и сын ехали на светло-бежевой «тойоте». Когда они развернулись обратно, Василевский-младший предложил отцу пройтись по лесу к Финскому заливу и убил его так же, как и мать: отстал на два метра и выстрелил четыре раза в затылок. После этого он выкинул пистолет возле озера Щучье.

Как рассказал «ТС» следователь Олег Кузнецов, на вопрос, почему Леонид совершил эти убийства, тот коротко ответил, что «не знает, зачем он это сделал». К мертвым телам, судя по его первым показаниям, он даже не подходил.

После убийств Леонид продолжал действовать согласно плану. Он начал лгать и имитировать поиски родителей. Поначалу обратился за помощью к продавцу пистолета — Тютюлину, по телефону попросив его вместе со знакомыми приехать на дачу, помочь с розыском пропавших мамы и папы. Те приехали, но поиски не увенчались успехом. Бабушке внук солгал, что родители якобы поссорились и ушли гулять порознь. На следующий день Леонид поехал в Комарово и в 56-м отделе милиции заявил о пропаже родителей. Спустя два дня, 29 ноября, нашлись их трупы. Единственный сын сразу же стал главным подозреваемым в двойном убийстве.

«Сначала его допросили как свидетеля, но молодой человек путался в показаниях. Рабочие подробно описали распорядок этого дня. Они видели, как сын уходил на прогулку сначала с мамой, затем с папой, — рассказал “ТС” Олег Кузнецов. — После беседы со следователем он признался в содеянном. Более того, сам показал следствию, где спрятал пистолет с глушителем. Так было найдено оружие преступления».

С 30 октября Леонид Василевский находился в изоляторе. Но недолго.

Больной читал экономику

За двойное убийство 19-летнему Леониду грозило пожизненное заключение. Но его признали невменяемым, и теперь он будет не отбывать срок, а лечиться. К этому выводу шли около трех лет: в этот период Леонид курсировал из изолятора в медучреждения, из Петербурга — в Москву. Он прошел три стационарные экспертизы — три месяца обследовался психиатрами в двух столицах и даже целый год лечился от психического расстройства.

«Первая экспертиза показала, что он невменяем, но болезнь находится в реактивном состоянии. То есть это такое временное психическое заболевание. И нельзя однозначно решить вопрос, вменяем ли был Василевский, когда убивал, и вменяем ли он сейчас. Он может выздороветь, а может — нет. Поскольку дело было серьезным, резонансным, следствие решило дополнительно назначить аналогичную экспертизу, но уже в Москве, в НИИ им. Сербского. Это высшая инстанция по данному вопросу», — пояснил следователь Кузнецов.

Леонида отвезли в Москву, где он месяц пролежал под наблюдением столичных экспертов. В итоге медики оказались солидарны с питерскими коллегами — невменяем, но временно.

В связи с таким заключением суд признал Василевского опасным для общества. Его перевели из изолятора в петербургскую психиатрическую больницу «Стационар специализированного типа с интенсивным наблюдением» на Арсенальной набережной. Молодого человека лечили около года. Затем сотрудники стационара заявили в горсуде, что Леонид Василевский больше в их наблюдении не нуждается. Впрочем, это вовсе не означало его выздоровления. Василевского вновь вернули в изолятор. А следователям нужно было опять решить вопрос — можно ли его привлекать к ответственности. Последовала третья экспертиза в Москве. По информации следователя, комиссия НИИ им. Сербского на этот раз обследовала его дольше обычного — около семи недель. Там и был получен окончательный ответ — убийца был и остается болен.

«Эксперты пришли к выводу, что Василевский страдает хроническим расстройством в форме шизофрении с элементами синдрома психического автоматизма Кандинского-Клерамбо. То есть в момент преступления он не осознавал, что делает. При этом синдроме человеку кажется, что это не он совершает действия, а кто-то другой, как в компьютерной игре, — рассказал нам следователь Олег Кузнецов. — В ближайшее время Василевский будет госпитализирован в городскую психиатрическую больницу № 2 на набережной Мойки, 126. Вскоре состоится суд, но принципиально для него он ничего не изменит».

По словам следователя, медики рассказывали, что во время наблюдения в медучреждениях больной Василевский читал экономическую литературу, общался с персоналом. Также врачи отметили его педантичность: увидит маленькую дырочку на одежде — ни за что ее не наденет. Впрочем, своему окружению Леня не казался больным.

Влюблённый, увлечённый, при деньгах

Первых признаков психической болезни друзья и однокурсники у Леонида Василевского не замечали. Судя по медицинским справочникам, люди с его диагнозом — это замкнутые, пассивные одиночки. Леонид был влюблен, неплохо учился, у него была компания друзей. «Он ничем особенным не выделялся из толпы. Если бы мне сказали, что он болен, я бы ни за что не поверил, он был общительный, казался нормальным», — сказал «ТС» Павел, однокурсник Леонида.
Сразу после убийства в 2007 году «ТС» связался с близким окружением Василевского — друзьями детства, приятелями по учебе и девушкой, которой за день до трагических событий он прислал SMS с признанием в любви. Замдекана экономического факультета СПбГУ Ольга Канаева рассказывала нам, что Леонид Василевский учился всегда ровно и никогда не имел проблем с учебой.

«Я смотрела ведомости. Не могу сказать, что он пропускал больше остальных, — говорила Ольга Канаева. — В пятницу, 26 октября, он был на занятиях. Сотрудники кафедры, деканата, куратор — все отзываются о нем как о студенте очень хорошо. Никаких открытых конфликтов. Ребята тоже говорят — совершенно адекватный, нормальный молодой человек».

Студенты-однокурсники называли его «эмоциональным» человеком, имеющим «много увлечений». Отмечали, что Леонид хорошо разбирается в компьютерах. Многие удивлялись, что он не ходит в ночные клубы, предпочитая им компьютерные.

По словам друга детства Леонида Ярослава Золотова, он очень любил свою маму:
«Он относился к ней с трепетом, всегда слушался… Она ему, например, позвонит, попросит приехать. Никаких пререканий: “Конечно, я приеду”. Так как отец долгое время жил в Москве, о нем говорил мало. Но тоже достаточно хорошо».

«Он всегда был жизнерадостный, веселый, часто шутил, — рассказывала девушка Леонида. — Я спрашивала его о семье. Он только сказал, что очень любит своих родителей».

Все это мало похоже на действия больного человека. А сам себя на страничке «Вконтакте» Леонид презентовал так: «Я легко завожу новые знакомства, могу обратиться к не знакомому мне человеку и разговориться с ним. Я нахожу интересных людей повсюду, где бы я ни был, чем бы я ни занимался!..» Неужели так мыслят замкнутые психбольные?

Невыясненным остался вопрос с интернет-атакой на Леонида. У него явно были какие-то недоброжелатели, которые создали в Интернете около 30 аккаунтов Леонида и от его имени оскорбляли других пользователей. В итоге обиженные создали группу «Леонид, гори в аду!». Виртуальному «Леониду» на его не настоящую страничку до сих пор пишут: «Встретимся в суде».

«Леня рассказывал, что писал администратору “Вконтакте”, чтобы эти аккаунты убрали, и говорил, что не знает, кто мог быть его врагом», — рассказывал нам друг Ярослав Золотов.

Единственный наследник

«ТС» задал следователю Кузнецову вопрос, есть ли у них недоверие к экспертам, вынесшим такой диагноз убийце.

«Я общался с Леонидом, внешне он действительно выглядит как невменяемый. Человек прошел три стационарные психиатрические экспертизы, год лечился от расстройства — маловероятно после всего этого остаться здоровым человеком, — рассуждает Олег Кузнецов. — Был ли он болен, когда убивал? С одной стороны, парень учился на четвертом курсе экономического факультета — все-таки там сложно учиться ненормальному. После убийства он не пришел в милицию и не сдался со словами, что у него было помутнение. Он отрабатывал свою защитную версию — врал, что потерял родителей. С другой стороны, парню оставалось закончить один курс — его бы устроили на хорошую работу, единственного ребенка в семье практически носили на руках, ему давали деньги, а своими действиями он перечеркнул все свое перспективное будущее. Версия, что он якобы охотился за наследством, несостоятельна — ведь он и так был единственным наследником всего имущества. То, что он купил самодельный пистолет в десять раз дороже, чем мог, тоже выглядит как-то чудаковато. Если он совершил убийство, только чтобы ускорить процесс вступления в наследство, да еще и в надежде, что преступление сойдет ему с рук, — то это тоже довод в пользу того, что он несколько наивен и ненормален».

Сегодня 22-летний Леонид Василевский не остался в одиночестве. С ним бабушка — Клара Николаевна, которой почти 90 лет. Она с самого начала не верила, что ее единственный внук — убийца. В интервью «ТС» она говорила: «Зачем ему стрелять в отца, которого он любит, который его содержит? А мать он просто обожает!» Бабушка до сих пор на его стороне.

«Мы разъяснили ей, что она является официальной потерпевшей по делу. Она только рукой махнула: дескать, потерпевшим является ее внук, который мучается в изоляторах и больницах, — рассказал нам следователь».

Возможно, эта семейная драма могла бы вызывать только сочувствие. Если бы не одно «но» — Леонид Василевский невменяем, но он не признан недееспособным. Поэтому, вылечившись, 22-летний Леонид может выйти из больницы и жить нормальной жизнью, встав на учет к психиатру. Причем ждет его, надо полагать, безбедное будущее. Ведь после смерти бабушки он останется единственным полноправным наследником и дачи, и дорогостоящей земли, и машины, и квартиры. И если он совершит еще одно убийство, ему придется вновь проходить экспертизу — человеку с таким медицинским прошлым, наверное, не составит труда убедить медиков в очередном психическом расстройстве.

Эвелина Барсегян