Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
28 мая 2010, источник: РИА Новости, (новости источника)

Свыше двух третей зданий в сейсмоопасных зонах РФ требуют укрепления

МОСКВА, 28 мая — РИА Новости. Примерно 70% зданий, построенных в потенциально сейсмоопасных зонах России, требуют укрепления в настоящее время, исходя из карт общего сейсмического районирования территории страны (ОСР), свидетельствуют данные ученых, опрошенных РИА Новости и занимающихся вопросами сейсмостойкого строительства и прогнозирования землетрясений.

Пятнадцать лет назад — 28 мая 1995 года — в Нефтегорске на Сахалине произошло самое разрушительное на территории РФ землетрясение. Сила толчков составила около 7,1 — 7,2 балла по шкале Рихтера. Катастрофа унесла более 2 тысяч жизней.

Самые сейсмоопасные регионы

Начало 2010 года ознаменовалось в мире целым рядом природных геодинамических событий глобального масштаба. Одно за другим произошли сильнейшие землетрясения на Соломоновых островах (3 января, магнитуда 7,1), на Гаити (12 января, магнитуда 7,0), у берегов Чили (27 февраля, магнитуда 8,8), на границе Калифорнии и Мексики (4 апреля, магнитуда 7,2), в Китае (13 апреля, магнитуда 6,9). Апогеем стали два очень мощных извержения вулканов — крупнейшее за последние полвека извержение в Чили и чуть не ставшее причиной краха авиационной отрасли извержение в Исландии. Общее число жертв данных катастроф превысило 250 тысяч человек, из которых свыше 222 тысяч приходится на Гаити.

К счастью, на территории России столь разрушительных катаклизмов не было уже очень давно, хотя и у нас есть места повышенной опасности, где в любой момент может сильно тряхануть. Согласно обнародованным еще пять лет назад данным МЧС, около четверти территории России подвержено землетрясениям силой 7-8 баллов — на этой площади проживает ни много ни мало 20 миллионов человек.

Однако в целом территория России по сравнению с другими странами мира, расположенными в сейсмоактивных регионах, характеризуется умеренной сейсмичностью, указывает главный научный сотрудник Института физики Земли имени О.Ю.Шмидта РАН и член экспертной комиссии по сейсмостойкому строительству при Министерстве регионального развития Российской Федерации Валентин Уломов.

Исключение, по его словам, представляют территории юга Сибири и Дальнего Востока, где интенсивность сейсмических сотрясений достигает 8-9 и 9-10 баллов соответственно по 12-балльной макросейсмической шкале MSK-64, использующейся для оценки сейсмического эффекта на земной поверхности. Больше всего опасаться сильных землетрясений в этих регионах стоит на Алтае, Сахалине, Камчатке, Курилах, а также в Забайкалье и районе Байкала, уточняет эксперт.

При этом, указывает Уломов, определенную угрозу представляют и 6 — 7-балльные зоны в густозаселенной европейской части России, особенно на Северном Кавказе. В свою очередь заместитель директора Института физики Земли имени О.Ю.Шмидта РАН Евгений Рогожин подчеркивает, что с точки зрения опасности разрушения зданий северокавказские населенные пункты не просто подвержены угрозе землетрясений, а являются самым уязвимым местом в России. Это, утверждает он, объясняется большой плотностью населения и низким качеством застройки с преобладанием каменных домов с тяжелыми крышами.

«Несмотря на сильную сейсмичность в Сибири и на Дальнем Востоке, плотность населения там невелика, а люди живут в деревянных избах, которые не подвержены разрушению. В то же время на Кавказе даже небольшое землетрясение приводит к очень большим разрушениям, а уж если произойдет что-то похожее на Нефтегорск — там будут огромные разрушения», — предупреждает Рогожин.

По данным замглавы Института физики земли, за последние 15 лет в РФ всего произошло восемь сильнейших землетрясений с магнитудой около 8 и порядка десяти просто сильных и разрушительных землетрясений.

«Каждый год в России где-нибудь да происходит землетрясение. В перечень наиболее разрушительных входят землетрясения в Нефтегорске, Шикотанское и Алюторское землетрясение. Совсем недавно — в 2008 году — достаточно серьезное по последствиям землетрясение произошло в Чечне, в прошлом году землетрясение было в Южной Осетии. Кроме того, за последние пять лет было зарегистрировано пять-шесть землетрясений возле Байкала», — констатирует он.

Ученые не обещают точных прогнозов

По словам экспертов, наличие на территории России столь большого количества районов, где потенциально возможны разрушительные землетрясения, делает прогнозирование сейсмической активности и разработку специальных мероприятий по строительству в сейсмоопасных зонах одним из важнейших объектов внимания государства, если оно не желает повторения катастроф масштаба Нефтегорска, Еревана или Спитака.

Актуальность этих вопросов, подчеркивает Уломов, становится еще очевиднее на фоне значительных изменений в глобальном сейсмическом режиме в период 1965 — 2005 годов.

Как он утверждает, изначально эти изменения заключались в относительно резком сейсмическом затишье и уменьшении в три и более раза частоты возникновения крупных землетрясений на Земле (1982 — 1993 годы). Однако затем, напротив, сейсмическая активность на планете значительно интенсифицировалась.

«Нынешние катаклизмы — это закономерное продолжение начавшегося в 1993 году активного развития интенсивных геодинамических процессов, последовавших вслед за указанным затишьем, которое и способствовало чрезмерному накоплению упругой энергии на границах литосферных плит», — поясняет ученый.

Перспективы достаточно угрожающие, но паниковать россиянам пока рано. По словам директора Международного института теории прогноза землетрясений и математической геофизики РАН (МИТП РАН) Александра Соловьева, РФ на сегодняшний день занимает лидирующие позиции в прогнозировании землетрясений, а уровень научных достижений в нашей стране является одновременно и мировым уровнем.

Основная сложность, сетует он, в данном вопросе заключается в том, что ученые пока не могут делать на 100% точные прогнозы. К сожалению, человечество научилось предсказывать только достаточно сильные землетрясения, тогда как в том же Нефтегорске, утверждает Соловьев, землетрясение не относилось к числу сильнейших, а последствия оказались такими трагичными, так как катаклизм произошел непосредственно под поселком.

«Там никто не ждал землетрясения. В соответствие с прогнозами, считалось, что в этом районе нет ничего критического. Конечно же, потом задним числом обнаружилось, что там сейсмогенный разлом, и землетрясения могли быть. Однако мы ведем наблюдения за сейсмичностью всего-навсего 100 с небольшим лет, а землетрясения могут повторяться с периодичностью в 200-300 лет. Возможно, в районе Нефтегорска и были землетрясения 200 лет назад, но в тот момент там никто не жил», — говорит директор МИТП РАН.

А вот по техническому оснащению специалистов, занимающихся предсказанием землетрясений, обращает внимание Рогожин, России еще очень далеко до таких стран, как Япония, Китай и США, хотя и у нас делаются определенные шаги в сторону модернизации системы сейсмопрогнозирования. Так, напоминает он, в последние пять лет в РФ была принята Федеральная целевая программа (ФЦП) по снижению рисков, смягчению последствий природных и природно-техногенных катастроф, в рамках которой было запланировано строительство большого количества сейсмических станций.

«Во время Нефтегорска у нас фактически была очень слабая сейсмологическая сеть и программа по сейсмобезопасности России очень слабо финансировалась. Шла деградация сейсмологических наблюдений и прогнозов. Теперь это положение понемножку исправляется — помимо просто расстановки сейсмических станций, Росгидрометом создается и система предупреждения цунами, да и в целом государство стало больше обращать внимания на проблему прогнозирования», — сообщает эксперт.

Русский авось вместо технологий

Как отмечает, указывая на пример Китая, Японии и Чили, где успешно используются технологии, обеспечивающие безопасность сооружений на сейсмоактивных территориях, заведующий лаборатории сейсмостойкости конструкций центра исследований сейсмостойкости сооружении ЦНИИСК имени В.А.Кучеренко Аркадий Грановский, в РФ нет настоящей необходимости полностью отказываться от строительства объектов в потенциально опасных с сейсмической точки зрения зонах.

Так, по его словам, одним из технических решений при строительстве в сейсмоопасных зонах является повышение жесткости и устойчивости конструкций, так как здания, рассчитанные на сейсмические нагрузки, по своему конструктиву существенно отличаются от зданий, возводимых в обычных условиях.

«Также за рубежом очень широко применяется возведение зданий на сейсмоизоляторах. На это выделяются достаточно большие деньги, благодаря которым разрабатываются новые системы сейсмоизоляторов, задача которых — гасить динамические нагрузки у основания зданий. В нашей стране сейсмоизоляторы только начинают использоваться», — поясняет он.

Еще одним средством борьбы с последствиями землетрясений, по словам Грановского, является применение специальных «гасителей» на верхних этажах зданий, которые начинают качаться в противовес колебаниям строения, вызванным землетрясением, и таким образом предотвращают резонанс.

В свою очередь Рогожин добавляет, что для обеспечения безопасности зданий на сейсмоопасных территориях используются и специальные сейсмобезопасные фундаменты и особые сейсмические пояса, представляющие собой «усиления» между этажами строений. Кроме того, для укрепления зданий применяются контрфорсы — вертикальные выступающие части стен, обеспечивающие устойчивость конструкции путем создания противовеса.

Однако, с сожалением признает Грановский, из-за того, что землетрясения в России случаются относительно нечасто в сравнении с другими странами, многие чиновники относятся к строительству в сейсмоопасных зонах достаточно легкомысленно, надеясь, что катаклизм произойдет не при них.

«Если бы это было каждый день, то, наверное, серьезнее бы относились. За рубежом ведь серьезнее относятся. У нас проблему понимает узкий круг специалистов, а если бы ее понимали все, в том числе и руководители, то и финансирование было бы другое», — обращает внимание он.

В качестве примера Грановский приводит Японию, где есть специальные виброплощадки (виброплатформы) для моделирования сейсмической нагрузки размером с дом.

«За рубежом все виброплатформы трехмерные — могут колебаться и вверх, и вниз, и в сторону, а некоторые из них даже позволяют делать уклоны, наклоны и другие перемещения по всем направлениям. У нас же применяются, к сожалению, весьма примитивные платформы 1970 года», — сетует собеседник РИА Новости.

Поэтому, подчеркивает он, в мире уважают Россию за «научные головы», однако когда дело касается эксперимента и практики, наша страна существенно отстает от других государств.

«У нас, как только случается беда, так сразу обещают выделить деньги. Но проходит три дня, и руководство начинает думать: “А зачем столько денег мы выделяем?”. Люди надеются на русский авось. Вот у американцев и японцев другая психология, а мы, видимо, ждем очередного Еревана или Спитака», — говорит заведующий лабораторией ЦНИИСК имени В.А.Кучеренко.

Опасное наследство

По словам Уломова, определенную вину за разрушительные последствия Нефтегорского землетрясения несут не только строители, которые возвели здания, не способные выдержать серьезных подземных толчков, но и сейсмологи, не сумевшие предсказать, что подобного удара следует ожидать. Произошедшее он объясняет тем, что до принятия в России в 1997 году нового комплекта карт общего сейсмического районирования территории страны (ОСР-97) здесь ожидались лишь землетрясения интенсивностью до 6-7 баллов, а согласно отечественным строительным нормам, нужно осуществлять специальные мероприятия лишь на 7-балльных и более сейсмоопасных территориях.

«С тех пор была принята гораздо более жесткая карта сейсмического районирования территории России — ОСР-97, где “покраснели” многие районы», — рассказывает Рогожин.

Вместе с тем, от мягких норм 13-летней давности осталось опасное наследство, предупреждает он: примерно 70% всех зданий и сооружений в отечественных сейсмоопасных зонах были построены во времена действия старой карты и нуждаются в укреплении по требованиям ОСР-97.

Отдельные программы по приведению зданий в соответствие с нормами безопасности, по словам Рогожина, уже начинают действовать на Сахалине и на Камчатке — например, в Петропавловске-Камчатском, который, по словам Соловьева, является одним из самых опасных с точки зрения возможной сотрясаемости городов в России.

Однако в целом средств на подобные мероприятия выделяется явно недостаточно, соглашаются все собеседники агентства. К тому же, указывает Уломов, карты ОСР-97, с момента создания которых прошло более 12 лет, уже успели устареть и нуждаются в актуализации, пополнении баз данных и усовершенствовании методики расчетов и построений.

«В настоящее время мы приступили к составлению карт ОСР следующего поколения — ОСР-2012. Более того, впервые в отечественной сейсмологической практике начата работа по созданию специального Свода правил по ОСР, который войдёт в состав современных технических регламентов и усилит контроль за качеством и профессионализмом оценки сейсмической опасности и составления реалистичных карт ОСР», — отмечает он.

Формирование подобного свода, добавляет ученый, назрело и из-за того, что появились отдельные «знатоки» среди технических специалистов, которые за деньги «снижают» балльность на нормативных картах ОСР-97, что в свою очередь приводит к снижению надежности строительных объектов.

«Такое, например, произошло с районом Богучанской ГЭС на реке Ангаре, где искусственно снизили на один балл ожидаемые сейсмические воздействия, которые и были всего-то начальными для расчетов на сейсмостойкость плотины — 7 баллов. Теперь нет и этого, и плотина как бы вообще не подвержена сколько-нибудь опасным сейсмическим воздействиям», — приводит пример Уломов.

Таким образом, делают вывод эксперты, хотя государство действительно старается не бросать на самотек безопасность зданий в сейсмоопасных районах России, зачастую средств ФЦП по снижению рисков и смягчению последствий катастроф — в общей сложности 5,331 миллиарда рублей на пять лет — на все необходимые мероприятия просто не хватает. В результате срываются сроки ввода важных инфраструктурных объектов, не могут полноценно работать специалисты-практики, не получают нужный инструментарий прогнозисты. И если доля зданий в сейсмоопасных зонах РФ, которые требуют строительных работ по обеспечению их безопасности в результате «покраснения» многих территорий в ОСР-97, уже более-менее известна, то предположить, сколько сооружений будет нуждаться в укреплении после утверждения ОСР-2012, пока еще сложно.

Почему комментарии платные?

Уважаемый читатель!

Мы ввели платную подписку на комментарии, чтобы удерживать общение пользователей в уважительном русле, исключив оскорбления, провокации, ненормативную лексику, а также спам, флуд и другие виды неконструктивного диалога. Чтобы добавлять собственные комментарии, необходимо оплатить подписку.