Mail.ruПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
Источник: Фотоархив ИД «Коммерсантъ»

Как стало известно «Ъ», из ФСБ за использование в спецпомещении, вопреки приказу ее директора Александра Бортникова, сотового телефона уволен подполковник контрразведки Михаил Самохин. Сначала офицеру за нарушение объявили строгий выговор, а затем отказались продлевать с ним контракт. Попытка Самохина в суде опротестовать наложенное на него дисциплинарное взыскание успехом не увенчалась.

Подполковник Михаил Самохин, проходивший службу в в/ч 97740 с 2010 года, попался начальству сразу с двумя личными включенными мобильными телефонами «в выделенном категорированном помещении». Тем самым офицер, как посчитало его руководство, нарушил приказ ФСБ от 20 февраля 2016 года № 030, запрещающий «использование абонентских устройств беспроводной связи на объектах органов Федеральной службы безопасности».

Согласно ведомственным инструкциям, свои личные сотовые телефоны сотрудники определенных подразделений, к которым относится и служба контрразведки, обязаны сдавать при входе в некоторые служебные помещения в соответствующие спецячейки. При себе у чекистов может находиться лишь обычный кнопочный телефон, не имеющий выхода в интернет. Да и этот аппарат должен иметь сертификат безопасности ФСБ.

В итоге все закончилось для Михаила Самохина сначала объявлением строгого выговора, а когда у него истек срок контракта, то продлевать его с офицером не стали.


Поскольку увольнение оспаривать было бессмысленно, так как с нарушением оно формально не было связано, подполковник запаса Самохин обжаловал в Московском гарнизонном военном суде (МГВС) дисциплинарное взыскание. Впрочем, подавая в суд на директора ФСБ России, командира в/ч 97740 и его заместителя, офицер привел не слишком убедительные доводы.

В частности, Самохин считал, что командование отнеслось к нему предвзято, поскольку «в здании воинской части многие военнослужащие пользуются телефонными аппаратами сотовой связи и к ним никто никакие претензии не предъявлял», а к дисциплинарной ответственности привлекли только его, «объявив выговор, что является избирательным наказанием и несоразмерно тяжести совершенного проступка».

Кроме того, истец уверен, что «в отсутствие надуманного повода для привлечения к дисциплинарной ответственности он в качестве поощрения мог быть повышен в воинском звании, в воинской должности или представлен к награде».

В итоге суд пришел к выводу, что командование в/ч 97740 абсолютно верно зафиксировало «все необходимые обстоятельства совершения Самохиным проступка» и его вина доказана.

К тому же истец не оспаривал, что знал о запрете использования аппаратов сотовой связи в помещении воинской части, с соответствующим приказом директора ФСБ Александра Бортникова подполковник Самохин был ознакомлен во время служебного совещания еще 11 мая 2018 года.

Апелляционная инстанция с решением МГВС полностью согласилась, констатировав, что «доводы автора жалобы основаны на субъективном понимании положений действующего законодательства». Несостоятельным было признано и утверждение Михаила Самохина о предвзятом отношении к нему со стороны командования, так как «непривлечение других военнослужащих к дисциплинарной ответственности не является основанием для освобождения его от наказания». Получить комментарии доверенных лиц Самохина, представлявших его интересы в суде, «Ъ» вчера не удалось.

Отметим, что ужесточение требований в ведомстве Александра Бортникова, чьи сотрудники в последнее время стали довольно частыми объектами коррупционных скандалов, не ограничивается запретом пользования сотовыми телефонами. На днях, как сообщал «Ъ», профильный комитет Госдумы поддержал инициативу ФСБ, рекомендовав принять в первом чтении законопроект, который устанавливает для всех бывших сотрудников спецслужбы запрет сроком до пяти лет на выезд из страны. Пока такие нормы действуют лишь для тех, кто в период службы имел доступ к секретной информации. По словам авторов законопроекта, норма призвана защитить российских военных и гражданских лиц в недружественных странах от необоснованных задержаний и уголовной ответственности.

Олег Рубникович