Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
Сколько на самом деле мартышек в Удаве из «38 попугаев»?Помните первую серию кукольного мультсериала, в которой животные думают, как измерить рост Удава?
12 июля 2010, источник: РИА Новости, (новости источника)

Тюрьма для «Запретного искусства» станет закатом российской арт-сцены

МОСКВА, 12 июл — РИА Новости, Светлана Янкина. Профессиональное арт-сообщество взволновала угроза реального срока для организаторов «Запретного искусства 2006» и, как отмечают многие, посодействовала его объединению.

В настоящее время на рассмотрении в Таганском суде Москвы находится уголовное дело в отношении экс-директора Музея Сахарова Юрия Самодурова, который за организацию выставки «Запретное искусство-2006» вместе с экс-заведующим отделом новейших течений Третьяковской галереи Андреем Ерофеевым обвиняется в возбуждении ненависти и вражды, а также в унижении человеческого достоинства с использованием своего служебного положения (пункт «б» части 2 статьи 282 УК РФ). Эта статья предусматривает максимальное наказание в виде лишения свободы до пяти лет, гособвинение требует для Ерофеева и Самодурова по три года.

Даже те арт-деятели, которые не одобряют творческих методов Андрея Ерофеева и Юрия Самодурова, считают, что обвинительный приговор может поставить крест на дальнейшем развитии российского актуального искусства, в том числе в части организации международных выставок.

Во всяком случае, директор музея современного искусства PERMM Марат Гельман уверен, что в этом случае зарубежные художники начнут опасаться предоставлять свои работы для экспонирования в России.

«Если Ерофеев будет осужден, то произойдут серьезные изменения — например, на Московскую биеннале современного искусства не приедет ни один художников, Россия будет отторгнута мировой художественной общественностью», — сказал он и пообещал повторить эту выставку в своей галерее, если ее организаторы не будут оправданы.

Всемирно известные художники Илья и Эмилия Кабаковы, давно живущие за рубежом, сравнивают нынешнюю ситуацию с гонениями на искусство в советское время — например, с «бульдозерной выставкой» и делают весьма мрачные прогнозы.

«Как всегда, никто в силу глупости не просчитывает последствия этого процесса — это определенное неумение видеть исторические прецеденты. Все сегодня взаимосвязано, и эта мелкая гадость валит, полностью разрушает огромную программу международных перспектив развития», — сказал Илья Кабаков.

По его словам, в советское время творцы жили «в атмосфере ужасающей цензуры и в ожидании топора, который все время мог опуститься».

«Но вот кончилась советская власть, страна идет по другим, демократическим, рельсам — и опять то же самое. Тронуть культуру — это тронуть живой, цивилизационный аспект жизни этой страны», — считает Кабаков.

Художники планировали сделать выставку в Эрмитаже в рамках своего ретроспективного мирового турне, однако сейчас эти намерения оказались под вопросом.

Кабаковы в числе 13 художников подписали открытое письмо президенту РФ Дмитрию Медведеву, в котором говорится о том, что обвинительный приговор станет шагом к введению культурной цензуры и скажется на репутации России в международном культурном сообществе. Среди подписавшихся были также Оскар Рабин и Эрик Булатов.

Художник Дмитрий Врубель, соавтор серии «Евангельский проект» и защитник Ерофеева и Самодурова на процессе считает, что «выставка — не более, чем идеологический и эстетический конфликт».

«В этом нет ничего страшного, потому что есть огромное количество людей, которые ненавидят современное искусство, любое новое, экспериментальное сначала отвергают и не только в России, но и во всем мире», — сказал Врубель.

По его мнению, «мы снова оказываемся в стране, где государство поддерживает одну позицию и эстетику, а другую называет уголовной, и это страшно».

Куратор Екатерина Деготь, которая в этом году стала лауреатом «Инновации», госпремии в области современного искусства, считает, что «вынесение приговора, каким бы ни было наказание — даже в условной форме, поставит под огромную угрозу профессиональную деятельность во всех сферах современного искусства и культуры».

«Если это произойдет, то думаю потребуется серьезная консолидация, и ни в коем случае не отказываться от альтернативных проектов, эта стратегия будет неправильной», — сказала куратор.

Еще один куратор, арт-директор фонда Stella Art Foundation Владимир Левашов признался, что, хотя «методы Ерофеева ему не нравятся» и потому к его компании он бы не присоединился", ситуация с судом — абсурдна.

По его мнению, «такие проблемы надо решать на самом верху, потому что это проблема макро регулировки общества».

«Это не просто отсутствие культуры, это говорит о состоянии умов населения той страны, в которой мы живем», — заключил куратор.

Стоит отметить, что за Ерофеева и Самодурова вступился и министр культуры РФ Александр Авдеев, сказавший, что «общественная оценка выставки должна быть морально-этической, а не судебной».

«По-моему, Самодуров и Ерофеев не перешли красной черты закона. Это был неумный эпатаж, и, на мой взгляд, Уголовный кодекс применять нельзя», — говорится в официальном комментарии министра, размещенном на сайте ведомства.

Один из обвиняемых, Ерофеев, считает, что дело было политическим и сфабрикованным. При этом его инициаторы, неонацистское, по словам куратора, движение «Народный собор», хотело таким образом застолбить себе место на политической арене, а также привлечь внимание СМИ.