Mail.ruПочтаМой МирОдноклассникиВКонтактеИгрыЗнакомстваНовостиПоискОблакоComboВсе проекты
Источник: Фотоархив ИД «Коммерсантъ»

В ночь на 29 декабря силовики штурмовали Среднеуральский женский монастырь, которым, несмотря на отлучение от церкви, продолжает руководить экс-схимонах Сергий (Николай Романов). Приезд силовиков стал итогом почти десятимесячного противостояния Сергия и РПЦ. Ему предъявили обвинение в склонении к суициду несовершеннолетних. Причиной стала проповедь, в ходе которой Сергий рассказывал о самопожертвовании и спрашивал прихожан, готовы ли они отдать жизнь за Россию. Сергий был конвоирован в Москву. Во вторник Басманный суд столицы рассмотрит вопрос о мере пресечения.

О том, что в монастырь едет «спецгруппа силовиков из Москвы», Сергий и его сторонники узнали еще в минувшее воскресенье. В понедельник прихожане взяли под круглосуточную охрану весь периметр монастыря.

«Дело в том, что у отца Сергия есть духовные чада во всех силовых структурах, армии, флоте и среди чиновников всех министерств. Поэтому информацию мы получаем, информация, что они едут ради ареста, у нас тоже была», — рассказал собеседник «Ъ» в окружении экс-схимонаха.

По его словам, сторонники знали, что сейчас силовики активно проверяют информацию о возможных актах суицида на территории монастыря. «Например, летом был вброс, что в обители кто-то совершил или готовится совершить самосожжение», — пояснил собеседник. Кроме того, стало известно, что заявление в прокуратуру с просьбой проверить проповеди Сергия на предмет нарушения закона о защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию (436-ФЗ), в начале декабря подал детский омбудсмен Игорь Мороков.

Весь понедельник в монастыре находились адвокаты Сергия. Как только они уехали, в обитель приехали автобусы с силовиками. Штурм монастыря начался около часа ночи по местному времени.

«Мы достаточно быстро вернулись, но на территорию монастыря нас уже не пускали, — рассказала “Ъ” адвокат Светлана Герасимова.— По периметру стоял некий спецотряд. Был выломан шлагбаум на дороге, ведущей к монастырю. На наши просьбы показать документы, на основании которых проводятся мероприятия, нам отказывали. От тех, кто был внутри, мы знали, что следователи изолировали Сергия и начали обыски».

Прихожане рассказывали, что представители силовых структур в ряде зданий разбили окна, повредили иное имущество, но к присутствовавшим там людям силу не применяли. Впрочем, одну монахиню все же увезли на скорой.

О том, что Сергия увезли на допрос в здание управления СКР по Свердловской области в Екатеринбурге, адвокат узнала примерно через полтора часа. Уже прибыв в СКР, госпожа Герасимова узнала, что ее подзащитному инкриминируют ч. 3 ст. 110.1 УК РФ (склонение к совершению самоубийства несовершеннолетнего лица).

В основу дела легла запись проповеди, размещенной на YouTube-канале Всеволода Могучева 5 декабря под заголовком «За веру Христа мы на смерть стоим». Во время проповеди Сергий приводил в пример историю духовной дочери святого Серафима Саровского Елены Дивеевской. Ее Серафим Саровский благословил на смерть вместо ее брата Михаила Мантурова. После чего Сергий спрашивал у нескольких прихожан, готовы ли они умереть за Россию, за детей.

«Благословляю тебя умереть за Россию. Умрешь?» — спрашивал, например, судя по записям проповеди, Сергий. «Конечно», — отвечала одна из последовательниц. «Поднимите руки, кто хочет пойти на крест для России», — вопрошал схимонах, и присутствующие поднимали руки. Подобные фрагменты и привели к расследованию.
«Речь шла не о самоубийстве, а о самопожертвовании ради людей, о патриотизме», — пояснял «Ъ» Дмитрий Савченко, представляющий интересы монастыря.

В СКР Светлана Герасимова несколько часов ждала рассмотрения своего ходатайства, чтобы пообщаться с подзащитным наедине. «Это его право по закону. Однако этого ему не позволили сделать», — сказала она. Сам Сергий отказывался без беседы с адвокатом отвечать на вопросы следователей. В результате ему предъявили обвинение и конвоировали во вторник утром в Москву, поскольку следствие ведет второй отдел по расследованию особо важных дел СКР. Меру пресечения для Сергия изберет Басманный райсуд Москвы.

Между тем следственные мероприятия на территории монастыря продолжились и днем во вторник.

В управлениях СКР и МВД региона от комментариев отказались. Разобраться в ситуации в монастырь поехали омбудсмен Татьяна Мерзлякова и детский омбудсмен Игорь Мороков. В монастырь также направляется руководитель отдела социального служения Екатеринбургской епархии протоиерей Евгений Попиченко с сестрами милосердия. «В епархии обеспокоены духовным и психическим состоянием людей, находящихся на территории захваченной обители. Насельницы пребывают в подавленном моральном состоянии. Им нужна духовная помощь» — так прокомментировали ситуацию в пресс-службе Екатеринбургской епархии.

Отметим, региональное управление СКР расследует еще одно дело, связанное с монастырем. По заявлению екатеринбургской епархии было возбуждено уголовное дело по ч. 3 ст. 148 УК РФ (нарушение права на вероисповедание) и ст. 330 УК РФ («Самоуправство»). Поводом послужило то, что представителей епархии не допустили на территорию монастыря для инвентаризации имущества. Сергий в этом деле фигурирует в качестве свидетеля.

Защита Сергия ранее неоднократно связывала уголовные дела с внутрицерковным конфликтом, который произошел на фоне пандемии. Сергий критиковал федеральные власти и руководство РПЦ за закрытие храмов во время режима самоизоляции. Он был оштрафован судом за фейки про коронавирус и экстремизм в своей проповеди, размещенной на YouTube. Позже он был лишен сана и отлучен от церкви.

«Мы не комментируем сути предъявленных бывшему схиигумену Романову уголовных обвинений, — заявил “Ъ” заместитель председателя Синодального отдела по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ Вахтанг Кипшидзе.— Он не является клириком, отлучен от Церкви. Вместе с тем, сожалеем, что его деятельность, отказ прислушиваться к призывам епархии привели к силовому сценарию. Надеемся, что действия епархии приведут к восстановлению канонического порядка на территории Среднеуральского женского монастыря, возвращению настоятельницы, нормализации жизни общины».

Павел Коробов;Татьяна Дрогаева, Екатеринбург;

Подпишитесь на нас