Mail.ruПочтаМой МирОдноклассникиВКонтактеИгрыЗнакомстваНовостиПоискОблакоComboВсе проекты
COVID-19: новые случаи за 90 дней
США
Источник: Reuters

20 млн будут предоставлены двумя международными агенствами Unitaid и Wellcome, занимающимися вопросами здравоохранения, развития научных разработок и исследованиями.

Аппараты ИВЛ, тесты, средства индивидуальной защиты — все это с начала пандемии коронавируса оказывалось в остром дефиците. Для решения проблемы под эгидой ВОЗ была создана оперативная группа COVID-19 Oxygen Emergency Taskforce, которая занимается вопросами, связанными исключительно с кислородом — его нехваткой, поставками, распределением и технической поддержкой наиболее уязвимых стран.

По словам специалистов группы, их главная задача, в конечном итоге, заключается в предотвращении неоправданных смертей.

От Украины до Бразилии

Особенно остро проблема стоит в Латинской Америке, но кислородный дефицит грозит и странам Восточной Европы, говорят эксперты.

По оценке международной благотворительной организации PATH, в ряде стран потребность в кислороде в ходе пандемии выросла в пять-семь раз. Речь идет о странах с низким уровнем дохода по классификации Всемирного банка, либо уровнем дохода ниже среднего.

«Проблема адекватного доступа к кислороду существует во многих странах, — объясняет старший эксперт по рыночной динамике PATH Лиза Смит. — Мы никогда раньше не сталкивались с эпидемией респираторного заболевания такого масштаба».

«Но в странах, где доступ к медицинскому кислороду всегда был проблемой, последствия сильнее. Мы видим, что нехватка кислорода в странах с низким и средним уровнем дохода гораздо больше», — добавляет она.

Начиная с середины января с дефицитом медицинского кислорода столкнулись почти все страны Латинской Америки, Африка и Израиль. За последние месяцы о наращивании мощностей по производству медицинского кислорода объявили местные власти от нигерийского Лагоса до афганской провинции Лагман.

В зоне риска находится и Украина.

По словам главы представительства PATH в Украине Екатерины Гамазиной, если заражаемость в стране вырастет до уровня октября-ноября прошлого года, то кислорода будет не хватать.

По оценке PATH, с самой серьезной нехваткой медицинского кислорода сегодня столкнулась Бразилия.

Бразилия и Мексика: провал системы здравоохранения

Нехватка там составляет более двух миллионов кубических метров в день. Это значит, что больные в стране каждый день не получают 334 тыс. семилитровых баллонов.

Город Манаус, столица бразильского штата Амазонас, в январе стал страшным примером того, что может произойти из-за нехватки медицинского кислорода.

Вторая волна вируса застала город врасплох. С середины декабря в городе начали расти избыточная смертность и заражаемость. Больницы переполнились.

В Манаусе скачок заражаемости стал причиной острого дефицита кислорода. В январе в городе похоронили три тысячи человек. На фото — работы по расширению городского кладбища | Источник: GETTY IMAGES

Манаус, как и многие другие города Латинской Америки, к тому времени уже перенес первую волну пандемии.

Как отмечалось в исследовании, недавно вышедшем в журнале Lancet, к началу новой волны эпидемии антитела были по меньшей мере у 52% жителей.

В теории это могло сильно замедлить распространение вируса, но заражаемость и избыточная смертность в январе по сравнению с декабрем выросли в несколько раз.

Вероятная причина — более заразный «бразильский» штамм коронавируса.

На этом фоне проблемы с поставкой кислорода в изолированный город превратились в катастрофу. 21 января организация «Врачи без границ» констатировала «второй подряд коллапс системы здравоохранения в Манаусе».

«Объем кислорода, производимый больницами города, обеспечивает потребность пациентов только на треть. Это значит, что больницы не могут вентилировать пациентов, есть сведения, что люди гибнут от удушья», — писали в организации.

Одной из погибших была 60-летняя свекровь жительницы Манауса Талиты Роша. 14 января, на пике скачка заражаемости в городе, Роша находилась в отделении реанимации одной из поликлиник города.

Роша говорит, что видела, как люди умирают от нехватки кислорода. «Это была катастрофа Многим пожилым пациентам начало плохеть на глазах — они синели», — заявила она в эмоциональном видео в соцсетях. В беседе с Би-би-си Роша сказала, что ее свекрови не хватило баллона после того, как содержание кислорода в ее крови резко упало.

В Латинской Америке стала стандартной практика лечения больных коронавирусом на дому. Этим больным нужен кислород. Для жителей Мехико за последние месяцы стали привычными длинные очереди из людей с баллонами. Сегодня небольшой баллон кислорода в Мексике может стоить до $800, а наполнить такой баллон газом — $10, пишет New York Times.

Типичная ситуация в Мексике: больницы в стране настолько переполнены, что кислородные баллоны как и в Бразилии, ставят на дому | Источник: GETTY IMAGES

Это происходит на фоне нехватки оборудования в больницах и падении доверия к здравоохранительной системе в целом. К тому же начал расцветать черный рынок — мошенники в интернете и в офлайне задирают цены на кислородные баллоны, продают технический газ под видом медицинского. В январе было ограблено несколько больниц и угнан по меньшей мере один грузовик, перевозивший баллоны.

Еще до начала пандемии нехватка кислорода в больницах развивающихся стран была проблемой, которую пытались решить ВОЗ, UNICEF и благотворительные организации. В июне прошлого года ВОЗ объявила о закупке 14 тыс. концентраторов кислорода для 120 развивающихся стран, однако и тогда этого было недостаточно, а сегодня из-за пандемии — тем более.

Инфраструктура решает все

В развитых странах кислород дешевле. С поставщиками заключены долгосрочные контракты на крупные объемы производства и транспортировки, в том числе покрывающие дополнительные затраты на обслуживание удаленных и труднодоступных больниц.

«Жидкий газ можно произвести в одном месте и перевезти в другое. Так, например делают в Сенегале, где компания Air Liquide крупными партиями импортирует кислород со своего завода в Антверпене. Вопрос всегда в другом — готова ли страна эффективно использовать жидкий кислород, есть ли у нее инфраструктура и специалисты», — рассказывает Лиза Смит из PATH.

Если в развитых странах кислород покупают и хранят в жидкой форме, преобразуют в газ прямо в больнице, а потом докачивают до коек с помощью специальных труб, то в развивающихся — инфраструктура выглядит иначе.

Деревенской больнице в Африке литр кислорода может обходиться в 5−10 раз дороже, чем лондонскому госпиталю, потому что он покупается в меньших объемах и его дороже перевозить.

При этом проблема инфраструктуры в разных странах имеет разную специфику. В декабре-январе африканские страны столкнулись со второй волной коронавируса, которая нанесла значительно больший ущерб, чем первая.

«Мы столкнулись с национальным дефицитом кислорода, — вспоминает глава минздрава Нигерии Акин Абайюми и интервью агентству Рейтер.

В Лагосе начиная с ноября прошлого года потребность в кислороде выросла с 70 до 500 баллонов в день. Цены взлетели и начался дефицит. При этом логистика была настолько серьезной проблемой, что для доставки баллонов в регионы власти прибегли к помощи военных.

Логистика — проблема и для украинских больниц. Как выяснила в декабре прошлого года Украинская служба Би-би-си в больницах часто не хватает кислородных станций. На один только проект кислородной станции и его согласование нужно минимум 30 дней. И потом по меньшей мере столько же времени на монтаж. В результате кислород помогают искать волонтеры.

«В Украине в начале эпидемии доступ пациентов к кислороду был ограничен, — говорит директор PATH по стране Екатерина Гамазина. — Правительство сделало эту проблему приоритетом, и благодаря его совместным усилиям с международными партнерами (ВОЗ и ЮНИСЕФ) и с частными производителями кислорода, сегодня в больницах все пациенты имеют доступ к газу.

Сегодня этого достаточно, но если в стране произойдет скачок заражаемости, например до уровня октября-ноября, то кислород будет доставаться уже не всем, предупреждает она.

«Чтобы добиться адекватного снабжения страны кислородом, на место должны встать много частей пазла — не только инфраструктура и поддержание работоспособности заводов, но и цены, кадры и политика правительства. Нет такого подхода, который работал бы во всех странах мира. Подходы нужно подгонять к конкретным странам, — говорит Лиза Смит из PATH.

«Когда его начинает не хватать — люди умирают»

Может ли нехватка кислорода в развивающихся странах отразиться на глобальном рынке и затронуть развитые?

«В нормальных обстоятельствах в большинстве развитых стран доступ к кислороду не проблема», — говорит Смит.

«В ситуации, когда все страны одновременно сталкиваются с резким ростом спроса, возможны проблемы с недопроизводством, но даже если это произойдет, есть альтернативные источники, например концентраторы», — добавляет она.

Существует несколько способов производить медицинский кислород. Например, это можно делать прямо в больнице, с помощью концентраторов. Но это дорогой способ | Источник: GETTY IMAGES

По данным PATH, сегодня лишь 5−10 процентов производимого в мире кислорода используется в медицинских целях. Остальное применяют в промышленных — для добычи полезных ископаемых, в химической промышленности и фармацевтике. Проблему нехватки собственно кислорода можно решить, перепрофилировав промышленные мощности, но для развивающихся стран важнее логистика и системы доставки.

«Нам нужно думать о кислороде так же, как мы думаем об электричестве, о воде, о других необходимых нам вещах», — говорит Лиза Смит из PATH.

«Мы не можем думать о нем, только когда его начинает не хватать. Потому что когда его начинает не хватать — люди умирают.

BBC В данном материале на законных основаниях могут быть размещены дополнительные визуальные элементы. "BBC News Русская служба" не несет ответственности за их содержимое.
Этот материал опубликован более суток назад. Поэтому данные, приведенные в нем, могут устареть и не совпадать с текущими.
Подпишитесь на нас