Mail.ruПочтаМой МирОдноклассникиВКонтактеИгрыЗнакомстваНовостиПоискОблакоComboВсе проекты
День в истории: 20 сентябряПервое кругосветное путешествие в мире, открытие Каннского фестиваля, трагедия в Кармадонском ущелье и другие события в истории, произошедшие в этот день
Источник: Фотоархив ИД «Коммерсантъ»

Интересно, что один из обвиняемых уже был приговорен к трем с половиной годам колонии за хищение почти 50 млн руб., выделенных Минобороны на реконструкцию корабельных ракетных комплексов Северного флота, однако сразу после приговора поехал не на зону, а домой.

На днях судья 235-го гарнизонного военного суда Артем Карпов по ходатайству представителя Главного военного следственного управления (ГВСУ) СКР оставил обоих военных управленцев в СИЗО «Матросская Тишина» еще на два месяца. Согласно его решению, арест Эмиралиева был продлен до 8 октября, а Ахмедова — до 26 сентября.

Обосновывая необходимость дальнейшего содержания обвиняемых под стражей, следователь пояснил суду, что бывшим руководителям инкриминируются четыре эпизода особо крупного мошенничества (ч. 4 ст. 159 УК РФ).

По версии ГВСУ СКР, обвиняемые совместно с «рядом лиц» из числа сотрудников главкомата ВМФ и 504-го военного представительства Минобороны похитили 692 млн 732 тыс. 711 руб. 29 коп., выделенных ведомством трем профильным предприятиям — ОАО «Завод “Электроприбор”», АО «Союз-М» и ОАО «Саратовский радиоприборный завод» на выполнение работ по модернизации вооружения боевых кораблей Северного флота.

Как пояснил автор ходатайства, аферы еще летом 2019 года выявили военные следователи Мурманского гарнизона, а поскольку причастными к ним оказались руководители московских предприятий, возбужденное в Североморске уголовное дело передали сначала в столичный 517-й военный следственный отдел СКР, а затем — в ГВСУ.

Причастность к совершенным преступлениям бывших гендиректоров «Электроприбора» Эмиралиева и «Союза-М» Ахмедова, как пояснил автор ходатайств о продлении арестов, уже была подтверждена собранными следствием «вескими и неопровержимыми доказательствами».

При этом прилагать к своим запросам все документальные улики представитель ГВСУ не стал «с целью сохранения следственной тайны», ограничившись их перечислением в устной форме. О виновности двух арестантов, по мнению следователя, свидетельствуют уже приобщенные к материалам дела акты ревизий, протоколы осмотров, заключения экспертов, результаты оперативно-разыскной деятельности, показания свидетелей и других фигурантов.

Проводимое расследование автор ходатайства назвал «исключительно сложным, многоэпизодным и секретным», пояснив, что на проведение запланированных следственных действий ему потребуется никак «не менее двух месяцев».

Особенно с учетом «активного противодействия», которое оказывают ему главные обвиняемые. Оба они, по данным следователя, «до сих пор отрицают свою вину и не желают давать правдивые показания».

Более того, как сообщил суду представитель ГВСУ, сопровождающие расследование оперативники департамента военной контрразведки ФСБ зафиксировали подозрительные контакты экс-директоров «Электроприбора» и «Союза-М».

Согласно материалам скрытого наблюдения, во время тайных встреч обвиняемые «вырабатывали линию поведения для совместного уклонения от уголовной ответственности», обсуждали «способы воздействия на следствие и суд», а также рассуждали о том, как заставить свидетелей отказаться от данных ими ранее показаний.

Наконец, по мнению следствия, оставшись на свободе, предполагаемые расхитители могли просто скрыться. Для этого, как установили военные контрразведчики, у Эмиралиева и Ахмедова было все необходимое: загранпаспорта, жилье в Испании и Грузии, банковские счета в Киргизии и Великобритании с «крупными денежными накоплениями» и, самое главное, уже высказанное обоими управленцами и зафиксированное прослушкой намерение покинуть Россию. Последний аргумент особенно впечатлил 235-й суд. Как следует из его решений, следствие и «компетентные органы» убедительно доказали необходимость дальнейшего содержания обвиняемых под стражей. Ходатайства следователя в обоих случаях были признаны «обоснованными, убедительными и подлежащими удовлетворению».

Следует отметить, что при вынесении судебных решений пришлось учесть и непогашенную судимость одного из арестантов, полученную им всего восемь месяцев назад.

Напомним, в первый раз сотрудники ГВСУ задержали Муталиба Эмиралиева в марте 2018 года, обвинив его все в том же особо крупном мошенничестве и уклонении от уплаты налогов (ст. 199.2 УК РФ). Военных следователей тогда заинтересовали события конца 2014 года, когда «Электроприбор» под руководством Эмиралиева выиграл объявленный Минобороны тендер на модернизацию электронного оборудования зенитно-ракетных комплексов ЗРК «Форт», установленных на боевых кораблях Северного флота, в том числе на тяжелом атомном ракетном крейсере «Петр Великий».

После разбирательства следствие решило, что гендиректор Эмиралиев обманул оборонное ведомство. Он предоставил заказчику поддельные документы о том, что вся проблемная электроника была отремонтирована им на профильном заводе в Пензе, получил оговоренные контрактом 48,8 млн руб., а затем вместе с сообщниками вывел эти деньги со счетов «Электроприбора» и обналичил.

Военные следователи установили, что на самом деле управляющие элементы ракетных установок вообще не снимались с кораблей. Всю электронику просто проверили на месте нанятые Эмиралиевым бывшие сотрудники оборонных предприятий Украины, с которыми гендиректор «Электроприбора» не посчитал нужным даже расплатиться в полном объеме.

Кроме того, управленцу предъявила претензии московская налоговая служба, установившая, что его завод скрывал свои доходы, заключая фиктивные контракты с фирмами-однодневками, и недоплатил, таким образом, в бюджет около 24 млн руб.

В ноябре прошлого года Мещанский райсуд Москвы признал Муталиба Эмиралиева виновным по обеим статьям УК, приговорив его к трем с половиной годам колонии и штрафу в полмиллиона рублей. Однако, как оказалось, это наказание осужденный уже отбыл, находясь в СИЗО и под домашним арестом во время предварительного следствия, и его пришлось выпустить на свободу сразу после приговора. Таким образом, Мещанский суд, по сути, дал ему не срок, а короткую отсрочку перед следующим арестом, осуществленным уже в рамках разбирательства по новому уголовному делу о мошенничестве на флоте.

Сергей Машкин

Во время загрузки произошла ошибка.
Подпишитесь на нас