Источник: Пресс-служба Басманного суда

Недавно Мосгорсуд рассмотрел вопрос о продлении срока содержания под стражей Левона Агаджаняна еще на три месяца, а всего — до 15 месяцев. Заседание сенсаций не принесло. Защита просила отменить или хотя бы изменить господину Агаджаняну меру пресечения на любую другую, не связанную с содержанием под стражей. Но доводы следователя о тяжести инкриминируемых обвиняемому преступлений перевесили аргументы адвокатов о том, что тот не намеревается скрываться и до ареста исправно являлся для дачи показаний по первому требованию. Председательствующий судья Дмитрий Гордеев удовлетворил ходатайство следователя ГСУ СКР Виталия Никитченко, имя которого, кстати, ранее упоминалось в связи с рядом громких расследований — в отношении экс-главы ФСИН Александра Реймера, руководителей ЮКОСа и др., продлив срок ареста господина Агаджаняна до середины марта 2022 года. Как указал в своем решении судья, «риск уклонения обвиняемого от суда и следствия либо противодействия по делу остается чрезвычайно высоким».

Напомним, уголовное дело в отношении бывшего следователя ГСУ СКР по Москве Агаджаняна было возбуждено его коллегами из центрального аппарата ведомства в декабре прошлого года, после чего он сразу был арестован и помещен в спецблок «Матросской Тишины», известный как «Кремлевский централ». Как сообщал «Ъ», чуть более месяца назад экс-следователю было предъявлено обвинение в окончательной редакции, мало отличавшееся от первоначального. Левону Агаджаняну инкриминировали злоупотребление должностными полномочиями (ч. 1 ст. 285 УК РФ), три эпизода привлечения заведомо невиновных лиц к уголовной ответственности, соединенного с их обвинением в совершении тяжкого преступления (ч. 2 ст. 299 УК РФ) и фальсификацию доказательств по уголовному делу о тяжком или особо тяжком преступлении (ч. 3 ст. 303 УК РФ).

Претензии к Левону Агаджаняну связаны с расследованием, которое он вел в 2017—2018 годах, — обстоятельств перестрелки, происшедшей 17 ноября 2017 года в башне «Око» в «Москва-Сити». Там, напомним, в ресторане праздновал свой юбилей авторитетный бизнесмен Дмитрий Павлов (Павлик). Конфликт разгорелся у входа в здание, когда сотрудники ЧОПа попросили водителя Maybach, на котором приехал один из гостей — совладелец башни «Око» Гавриил Юшваев, отогнать машину на стоянку, чтобы не мешать приезду других приглашенных. В перепалку с чоповцами вступили охранники господина Юшваева, спортсмены из бойцовского клуба «Скорпион», которыми руководил Магомед Исмаилов. Конфликт попытались погасить подошедшие сотрудники Росгвардии Дмитрий Якобсон и Дмитрий Иванчев, после чего, говорится в материалах расследования, по команде Исмаилова его подручные достали оружие и открыли огонь. Перестрелка продолжилась и в самой башне, куда устремились участники конфликта. В результате чоповец Платон Койда был убит, его коллега Кирилл Титаренко и росгвардейцы Дмитрий Якобсон и Дмитрий Иванчев ранены. В конце 2017 года следствие квалифицировало происшедшее как покушение на убийство двух и более лиц (ст. 30 и ч. 2 ст. 105 УК РФ), незаконный оборот оружия (ч. 1 ст. 222 УК РФ) и хулиганство, совершенное группой лиц по предварительному сговору (ч. 2 ст. 213 УК РФ). Как считают в ГСУ СКР, майор юстиции Агаджанян, чтобы оказать услугу Гавриилу Юшваеву, решил либо совсем вывести из дела, либо серьезно смягчить роль Магомеда Исмаилова и его подручного Эльдара Хамидова. С этой целью, по материалам дела, он оказывал давление на свидетелей, подтасовал улики, показания секретного свидетеля с псевдонимом «Иванов И. И.» вообще не стал приобщать к делу, а про другого очевидца написал, что тот не имеет должного образования и «склонен к фантазированию». В итоге получилось, что Исмаилов был приглашен на торжество в качестве гостя, в конфликте не участвовал и не отнимал у раненого Дмитрия Якобсона ПМ, из которого потом стрелял Эльдар Хамидов. Обвиняемыми стали раненые Титаренко, Якобсон и даже погибший Койда, а Исмаилов и Хамидов получили статус потерпевших. После вмешательства прокуратуры, однако, дело о перестрелке было передано в центральный аппарат СКР. Там вернулись к изначальной версии о том, что перестрелку устроили охранники господина Юшваева, а Левон Агаджанян уволился из ГСУ и стал адвокатом.

Господин Агаджанян вины не признает.

В его окружении говорят, что в то время он расследовал несколько дел одновременно и из-за перегруженности мог невольно допустить процессуальные ошибки, кроме того, дело о перестрелке он не заканчивал и в суд не направлял.

Представители экс-следователя также указывают, что инкриминируемые ему преступления якобы были инициированы некими «неустановленными лицами», при этом остался непонятен механизм фальсификации им доказательств, а также не установлены лица, которые помогали следователю в подтасовках.

Тем временем Магомед Исмаилов и Эльдар Хамидов были приговорены Пресненским судом Москвы к 16 и 15 годам колонии соответственно, и это решение суда первой инстанции стало частью обвинения Левону Агаджаняну. Но недавно Мосгорсуд отменил приговор, отправив дело на новое рассмотрение. Экс-следователь между тем успел изучить около 18 из 57 томов своего уголовного дела. Однако после отмены приговора Исмаилову и Хамидову сложилась ситуация, когда обвинение господину Агаджаняну, видимо, придется корректировать, а это можно сделать, возобновив в отношении него расследование. Кроме того, как оказалось, потерпевшие потребовали провести еще ряд экспертиз, в частности лингвистическую. Один из защитников господина Агаджаняна, адвокат московской коллегии адвокатов «Лексум» Алексей Петров, отметил «Ъ», что, по его мнению, возбуждение уголовного дела в отношении следователя нужно было исключительно для обеспечения обвинительного вердикта в отношении Хамидова и Исмаилова (их дело рассматривали присяжные) и для подтверждения версии СКР. Господин Петров также указал, что уголовные дела в отношении Хамидова и Исмаилова, еще одного предполагаемого участника конфликта в «Москва-Сити» Саида Асадулаева, а также Левона Агаджаняна расследует один и тот же следователь, который принимал и решение о прекращении преследования господ Якобсона, Титаренко и Койды. «Не исключаю, что именно на эти факты и обратил внимание Мосгорсуд, отменяя приговор Пресненского суда», — резюмировал адвокат.

Сергей Сергеев

Подпишитесь на нас