Речь идет о взрыве антенной мачты на территории 43-й радиостанции войсковой части 49390 МО России, расположенной в Вилейском районе Минской области.

Гулевич знал, что Дис — создатель Telegram-канала «Отряды гражданской самообороны Беларуси» и соответствующего Telegram-чата (Хромов-Хофман — гражданин Украины, имеющий также гражданство ФРГ) подыскивал радикально настроенных граждан.

Более того, в какой-то момент Гулевич начал понимать, что Дис хочет привлечь его «как боевую единицу против людей, представителей власти, сотрудников милиции, зданий». «Он спрашивал, интересно ли поучаствовать в том-то и том-то — я отказывался», — сказал обвиняемый.

Гособвинитель уточнил, что дало повод делать такие предложения. «Я так понял с его слов, что не хватает человека на это задание. И потом он помнил, что я опасаюсь нападения России на Беларусь. Решили, что нужно разведать одно место — российский военный объект. Сказал, что нужно посмотреть, сфотографировать. Дис начал убеждать, что в дальнейшем нужно будет там совершить теракт. Я сказал, что, если речь идет об убийстве, не хочу. Он ответил, что там людей нет, глубоко в лесу стоят мачты связи и нужно просто посмотреть», — вспомнил разговор обвиняемый.

Он также отметил, что Дис говорил: нужно два человека — один разведывать, второй подрывать.

«Я сказал, что особо не обладаю этими навыками — ни разведывать, ни подрывать. Дис вспомнил разговор с Ашураком (также активист протестного движения, участник чата ОГСБ. — Прим. БЕЛТА), может, у него есть люди, которые согласятся быть подрывниками. Я потом спросил. Ашурак сказал, что есть такой человек», — продолжил фигурант.

Гособвинитель уточнил, в какой момент Гулевич понял, что, возможно, ему предстоит участвовать во взрыве. Со слов обвиняемого, он это понимал еще до разведки на военном объекте.

Также уточнялось, как отреагировал Ашурак, когда узнал о поручении Диса посетить военный объект. Гулевич отметил, что тот начал помогать советами, объяснял, как лучше сделать. Через день-два вместе поехали за вещами для маскировки. За личные накопленные средства Гулевича купили перчатки, балаклавы, специальные костюмы, кроссовки.

Обсуждали и другие организационные моменты. В частности, по наводке Диса достали тепловизор. За ним приехали на территорию, расположенную рядом с автозаправкой возле агрогородка Коммунар. Тепловизор находился в тайнике. Несмотря на указания, которые Дис отправлял на телефон Ашурака, его найти не удалось. После неудачных попыток вскоре приехал человек (позже выяснилось, что это Глотов), который и нашел тепловизор, отдал коробку и быстро убежал в машину. Гулевич и Ашурак проверили тепловизор на работоспособность, положили в коробку и направились в Минск.

В ходе подготовки фигуранты также приобрели сим-карту и пауэрбанк, чтобы телефон, на который будет сниматься взрыв, мог работать длительное время.

Уже в ходе разведки съемку объекта с помощью телефона и тепловизора делал Ашурак, в последующем результаты, вероятно, были переданы Дису.

«Вернулись и ждали решения вопроса насчет минера. Ашурак должен был дать человека, который обладает познаниями в этом. Однако, как сказал Дис, у него что-то не получается с этим минером», — сказал Гулевич.

Как стало известно 19 октября в ходе первого судебного заседания, Гулевич и Глотов с применением мер конспирации, предварительно облачившись в камуфляжную форму и взяв огнестрельное оружие, боеприпасы, взрывчатые вещества для акта терроризма, проникли (пролезли под ограждение из металлической проволоки) на территорию военного объекта и проследовали к антенной мачте. При этом Глотов и Гулевич использовали информацию, собранную последним и Ашураком в процессе рекогносцировки на местности.

Позже Гулевич по предварительной договоренности с Глотовым установил на стволе дерева, расположенного вблизи основания антенной мачты № 11, мобильный телефон и портативное зарядное устройство, с помощью которых настроил видеотрансляцию взрыва. Далее были зафиксированы взрывные устройства, которые, по оценке эксперта, обладали поражающим действием в радиусе не менее 11 м. После установки фигуранты удалились на безопасное расстояние. То есть они осознавали, что совершение взрывов с использованием этих устройств может повлечь гибель людей и нанесение телесных повреждений.

По заключению эксперта, взрывы должны были произойти спустя определенное время после установки взрывных устройств. Произошло два взрыва. Одно взрывное устройство не сдетонировало одновременно с другими, позже оно было обезврежено и изъято сотрудниками органов госбезопасности.

Материальный ущерб оценили в сумму более Br26,8 тыс.

В августе прошлого года Верховный суд признал неформальную организацию «Отряды гражданской самообороны Беларуси» террористической. Было установлено, что это сообщество создано в сентябре 2020 года для осуществления противоправной деятельности. В него входили радикально настроенные граждане для насильственной смены государственной власти.

Реклама
Спасибо за обратную связь
О рекламодателе
Не интересует
Уже приобретено
Препятствует просмотру
Недобросовестная реклама
Подпишитесь на нас