Mail.ruПочтаМой МирОдноклассникиВКонтактеИгрыЗнакомстваНовостиПоискОблакоVK ComboВсе проекты

Не хотим жить с Витей. СКР займется семьей, из которой сбежали дети

Вернуть детей матери обещают, если она приведет в порядок жилье, в котором в настоящее время страшно находиться, и устроится на работу.
Источник: РИА "Новости"

Двое детей — 10-летняя девочка и четырехлетний мальчик — продолжают оставаться в волгоградском социально-реабилитационном центре при живой и здоровой маме. Сюда их поместили после того, как ребята ушли из дома, оставив записку, в которой говорилось, что они больше не желают жить под одной крышей с сожителем женщины.

Ситуацией заинтересовался глава СКР. 12 декабря он поручил волгоградскому Следкому выяснить, не нарушались ли права детей, не применялось ли к ним насилие.

Только тапочки в прихожей.

О пропаже двоих маленьких детей волгоградцам стало известно в конце ноября. 10-летняя девочка взяла с собой четырехлетнего брата и увела его в неизвестном направлении.

В передаче «За гранью» на НТВ их мама, волгоградка Евгения Нестерова поделилась — в тот день она отлучилась буквально на пару часов, уходила на собеседование. А когда вернулась, увидела только тапочки детей в прихожей, самих их в доме не было. Она стала звонить дочке, но ее телефон остался дома. Женщина металась по квартире, выглядывала в окна, выбегала к подъезду.

«Я боялась, что над ними могут надругаться, опасалась убийства — в нашем районе полно отморозков. Бегала по заброшкам, которых вокруг множество — людей оттуда уже переселили, но сами дома еще не снесли. В одной из них жила раньше моя подруга, я предполагала, что дочка может туда пойти», — снова и снова переживает события того дня волгоградка.

Вернувшись домой, чтобы зарядить мобильный телефон, она заметила на кухне записку, в которой говорилось: «Мама, мы не хотим жить с Витей. Как Вити не будет, так приходи, а заброшку. Без Вити».

Евгения возражает — дети никогда не жаловались на отчима. И сегодня она не может понять поступка дочери. Случалось, конечно, что мужчина мог на них накричать или поставить в угол, но чтобы издеваться — никогда!

Ребят нашли на следующий день — неприкаянно бродивших по улице, из заметила случайная прохожая. Женщина отвела детей в отделение полиции, где они рассказали, что отчим их бьет и другими способами наказывает за непослушание.

Череда мужей.

С детьми мать встретилась в отделении полиции. Малыш бросился ей навстречу, обнял, просился домой. Девочка, по словам женщины, держалась отстраненно, только попросила принести ей из дома телефон, но возвращаться в родные стены явно не собиралась.

Поступок дочери мать явно осуждает, говорит, что для девочки это было скорее приключением, она не может понять, что заставила пережить взрослых. Вспоминает — ребенок с ревностью относился ко всем мужчинам, которых она приводила в свой дом. А их у женщины, которой нет еще и 30-ти, было немало.

Первым стал отец дочери, от которого она забеременела. Их только начинавшие развиваться отношения на этом и закончились. Девочка знает о нем только то, что он — «полярник». От второго бойфренда Евгения родила сына, но сам он его не увидел — умер еще до появления ребенка на свет.

Сразу после похорон у женщины появился новый приятель, который задержался в ее судьбе и судьбе ее дочери на пару лет. Уже после этого расставания его место занял Виктор — он дружил с отцом сынишки и всегда поддерживал Евгению как друг.

На попечении государства.

Сам Виктор рассказал — он не понимает, что за кошка вдруг пробежала между ним и детьми. Сын всегда его принимал и даже называл папой, девочке он помогал с уроками, приносил, возвращаясь с работы, игрушки и сладости, они вместе отдыхали на море.

Руку на детей мужчина, по его словам, никогда не поднимал, разве что мог поставить в угол, если они переходили грань и не слушались мать, да пригрозить ремнем. Однако когда ему и Евгении пришлось пройти полиграф, выяснилось — тычки и затрещины все же были.

Мама о девочке говорит — ее даже в полиции уже называют «бегунком». Уходить из дома начала, когда побывала в лагере, откуда просила ее забрать, не объяснив толком причину. Да и в целом ведет себя нестандартно, не раз устраивала дома поджоги, то игрушек, то бумаги.

То, что взаимопонимания между мамой и дочкой нет, бросается в глаза. Женщина оправдывается — ей приходится работать по шесть дней в неделю. Однако в прокуратуре области уточнили — по имеющимся у надзорного ведомства данным, волгоградка и ее сожитель ведут асоциальный образ жизни. Семья находится на учете в соответствующих органах как неблагополучная.

Косвенно это подтвердила и сама Евгения, проговорившись, что вернуть детей ей обещают в том случае, если она наладит свою жизнь. И в первую очередь, приведет в порядок жилье, в котором страшно находиться — ржавая ванна, обвалившийся потолок, бегающие мыши.

Случится ли это или дети останутся на попечении государства, покажет время.