«На ее место так никто и не сел»: пропавшую в Дагестане ростовскую студентку ждут одногруппники

К поискам 21-летней исчезнувшей в Дагестане ростовчанки подключились блогеры с миллионной аудиторией.

Родные ростовской спортсменки Анны Цомартовой, которая больше месяца назад пропала в Дагестане, сейчас живут только надеждой и верой. В один день жизнь этой многодетной любящей семьи изменилась кардинально.

Все произошло, когда 10 февраля их старшая дочь, студентка третьего курса РЮИ МВД, выступала на соревнованиях по тайскому боксу в составе сборной города в Каспийске. Одержать победу Анне не удалось. И после своего выступления 21-летняя девушка вышла подышать воздухом в чужом городе. Это было примерно в четыре часа дня. Но с тех пор ее никто не видел.

Родители верят, что найдут дочь. Фото: из архива семьи

«БЕДЫ НИЧЕГО НЕ ПРЕДВЕЩАЛО “.

Как рассказала «КП-Ростов-на-Дону» Диана, мама пропавшей, в день отъезда она провожала своих детей. В Каспийск Анна поехала с младшим 15-летним братом. Всего же в семье четверо детей, самой младшей из которых семь лет.

— Отправление автобуса задержалось почти на час. Мы с Аней болтали, шутили и веселились. Сын, напротив, был серьезным. У меня не было никаких плохих предчувствий. Беды ничего не предвещало.

О том, что дочь пропала, матери сообщили по телефону. Семья сразу вызвала такси и помчалась из Ростова в Дагестан.

— По телефону мне всю дорогу говорили, что Аня могла броситься в море, так как камера видеонаблюдения сняла ее на пляже ведомственного санатория. Я ничего не понимала. В голове крутились вопросы, на которых не было ответа. Аня — любимый, домашний ребенок. Она умничка. Всегда переживала за меня, боялась расстроить. Строила планы на будущее. Говорила, что хочет встать на ноги, создать семью, родить ребенка и иметь возможность ни в чем ему не отказывать.

Поиски девушки не прекращаются. Фото: из архив семьи

НАШЛИ ДАЖЕ ТУШУ ТЮЛЕНЯ.

Поэтому у родителей в голове никак не укладывалась версия, которую озвучили в самом начале.

— Только оказавшись на месте, поговорив с местными, изучив берег вместе со спасателями, я поняла: дочери в море нет и не было. Упасть в воду она не могла. И даже, если бы такое произошло, то там глубина — по колено.

Поиски девушки продолжаются уже 46 дней. Так, по словам матери, сотрудники МЧС изучили около 200 километров береговой линии. В связке с ними работают и водолазы. Чего они уже только не находили на дне: и цепочки, и детские футболки, и сланцы, и даже тушу тюленя. Вот только в этом длинном списке нет ни одной вещи, которая бы принадлежала пропавшей Анне.

— Мне каждый день звонит сотрудник МЧС и докладывает о поисках. Мы предполагаем, что дочь могли похитить и вывезти с территории санатория в багажнике.

К слову, Анну ищут не только спасатели, но и волонтеры, и правоохранители. Практически сразу после исчезновения девушки Следственный комитет возбудил уголовное дело по статье «Убийство».

Помогают распространить информацию о пропавшей спортсменке и блогеры, у которых больше миллиона подписчиков. Так, пост об Анне опубликовала кулинар из Ростова.

— К нам домой приезжали ребята, которые снимали видео для нее. Знаю, что на оба блога подписаны больше миллиона человек. А еще сюжет об исчезновении дочери покажут по одному из центральных каналов, — продолжает Диана.

Анна пропала 10 февраля в Каспийске. Фото: из архива семьи

«МОГЛИ ВЫВЕЗТИ ИЗ ДАГЕСТАНА».

Мать объяснила, почему семья старается максимально распространить информацию о пропавшей:

— Мы не исключаем, что ее могли вывезти из Дагестана.

К слову, даже несмотря на долгие поиски, родители спортсменки верят, что найдут дочь живой. Ждут ее возвращения и одногруппники.

— На ее место так никто и не сел. Мы все ждем, что Аня снова появится в аудитории, — говорят друзья.

Анна Цомартова — старшая дочь в многодетной семье. Фото: из архива семьи

Тем временем, отец Анны в пять раз увеличил сумму вознаграждения. Семья готова заплатить за информацию, которая приведет их к старшему ребенку, пять миллионов рублей.

— Сегодня я нахожу утешение в молитве, — призналась мама девушки. — Мы верим, что Аня к нам вернется. И тогда мы устроим праздник: пригласим на него всех, кто нас поддерживал.