Рации у них не той системы: полицейская связь привлекла внимание СКР и ВСУ

ГСУ СКР по Москве предъявило обвинение в особо крупном мошенничестве гендиректору АО «Уральские заводы» Василю Мусину. Как удалось выяснить «Ъ», претензии следствия связаны с заключенным летом 2023 года госконтрактом на поставку для МВД 843 комплектов радиостанций «Эрика» стоимостью около 50,5 млн руб. По версии следствия, под видом российской продукции руководство завода сбыло силовикам китайскую технику. Мусин вину не признал, а его защита настаивает на российском происхождении устройств.

Источник: AP 2023

По данным «Ъ», возбуждению 17 июня 2024 года управлением по расследованию особо важных дел о преступлениях против государственной власти и в сфере экономики ГСУ СКР по Москве уголовного дела в отношении Мусина и неустановленных лиц предшествовало использование радиостанций «Эрика» в зоне СВО. Техника оказалась неэффективной, поскольку ее сигналы перехватывались средствами радиоэлектронной разведки и борьбы ВСУ.

Следствие полагает, что Мусин вместе с неназванными бенефициарами завода, желая добиться заключения в июне 2023 года контракта в рамках государственного оборонного заказа (ГОЗ), представили Центральному окружному управлению материально-технического снабжения МВД, а впоследствии и военной приемке недостоверные сведения о том, что выпускаемые им цифровые радиостанции «Эрика» произведены в России. В обоснование этого, в частности, была представлена декларация о соответствии продукции и стране происхождения. На самом деле большинство комплектующих раций, как выяснило следствие, было выпущено в Китае, что показала проведенная 28 мая 2024 года экспертиза в НИИ «Восход».

Так или иначе, но АО «Уральские заводы» в минувшем году стало единственным участником электронного конкурса, поставив в общей сложности МВД 843 комплекта радиостанций «Эрика» различных модификаций на общую сумму 50 499 351 ₽

Теперь МВД пришло к выводу, что преследовавшие корыстные цели руководители и собственники предприятия своими действиями причинили государству ущерб на данную сумму, заодно сорвав выполнение ГОЗ, который является «элементом системы обеспечения национальной безопасности РФ».

Предъявление обвинения арестованному 21 июня пока единственному фигуранту дела, 53-летнему Василю Мусину, не заняло много времени. Свою вину в совершении мошенничества в особо крупном размере (ч. 4 ст. 159 УК РФ), за которое ему грозит до десяти лет колонии, господин Мусин категорически не признал. Показания фигурант пожелал дать в другой день.

«Доводы следствия о том, что изделия являются фактически иностранной продукцией, не основываются ни на одном из критериев, определенных законодательством в данной сфере», — заявил «Ъ» адвокат Тимур Хутов. По его словам, похожие обвинения звучат в адрес АО «Уральские заводы» не в первый раз, при этом компания в судах и ФАС всякий раз доказывала обратное.

Радиоэлектронная продукция под маркой «Эрика» поставляется в управления связи ФСБ и МВД России, Росгвардию, ФСИН и другим силовикам. Во время чемпионата мира по футболу в России в 2018 году именно цифровой связью «Эрика» были оснащены футбольные стадионы в Калининграде, Красноярске, Волгограде и Саранске.

При этом защитник подчеркнул, что продукция «Эрика» имеет сертификаты СТ-1 о ее российском происхождении, и это единственные законодательно установленные сертификаты.

Он добавил, что во время межведомственных испытаний государственному заказчику предъявлялась вся конструкторская документация на продукцию, по итогам рассмотрения которой был подписан соответствующий протокол.

Адвокат заявил, что содержание Мусина под стражей как генерального директора коммерческой организации запрещено законом и адвокаты намерены добиваться отмены «незаконного решения суда» об избрании ему меры пресечения. От дальнейших комментариев Хутов воздержался.

Вместе с тем источник «Ъ» рассказал, что радиостанции «Эрика» изначально были предназначены для использования сотрудниками полиции в их текущей работе при патрулировании улиц, связи друг с другом на митингах, координации при задержании преступников.

«Эти рации не производились для участников боевых действий и не обеспечивают защищенную от прослушивания связь между ними. Потому вопросы стоит адресовать не сколько производителю, сколько должностным лицам, которые направили гражданскую технику в зону СВО», — отметил собеседник «Ъ».