Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
2 августа 2011, источник: РИА Новости, (новости источника)

МАК опроверг ряд польских выводов о катастрофе Ту-154 под Смоленском

МОСКВА, 2 авг — РИА Новости. Межгосударственный авиационный комитет (МАК) во вторник прокомментировал обнародованный на прошлой неделе доклад польской правительственной комиссии о причинах катастрофы Ту-154. В комитете считают, что экипаж самолета был плохо подготовлен и находился под давлением высокопоставленных пассажиров, а обвинения в некомпетентности российских диспетчеров безосновательны.

Попытки свалить часть вины на неисправности в инфраструктуре аэродрома также не имеют под собой оснований, считают в МАК. Его готовность к приему подобных рейсов была подтверждена проверкой в марте прошлого года, а имевшиеся недостатки никак не могли повлиять на ситуацию.

Аэропорт не при чем

Самолет польского президента Леха Качиньского Ту-154 разбился под Смоленском утром 10 апреля 2010 года. Погибли находившиеся на борту 96 человек, в том числе высшее руководство Польши, включая президента.

Основные выводы МАК и польской стороны совпадают, заявил на пресс-конференции глава технической комиссии комитета Алексей Морозов. В обнародованном МАК в январе окончательном отчете непосредственной причиной крушения признано решение экипажа не уходить на запасной аэродром, а системными причинами — недостатки в обеспечении полета и подготовке экипажа.

В свою очередь, польская комиссия попыталась возложить часть вины на российскую стороны, заявив, в частности, что российский диспетчер в Смоленске давал неправильные команды экипажу, а часть оборудования аэродрома «Смоленск-Северный» была неисправна.

Морозов сразу обозначил, что собирается прокомментировать лишь принципиальные моменты польского доклада. В частности, он назвал «безосновательной» гипотезу польских следователей о неисправности радиолокационной системы посадки аэродрома. Это подтверждается результатами контрольного облета практически сразу же после крушения Ту-154 при том же природном ландшафте.

Не повлияли на основную причину катастрофы и недостатки аэродрома, в частности, связанные с работой светосигнального оборудования, заверил Морозов. Никаких замечаний от экипажей российских и польских воздушных судов, которые прибывали на аэродром в те дни, не было, его готовность к приему спецрейсов подтверждена проверками в марте 2010 года. Информация о сложных метеоусловиях на аэродроме «Смоленск-Северный» передавалась экипажу своевременно и неоднократно.

Кроме того, МАК заявил о конфликте интересов в польской комиссии по расследованию катастрофы Ту-154. Часть экспертов совмещала работу в технической и следственной комиссиях, что недопустимо для независимого расследования.

Роковая ошибка экипажа

Комментируя замечание польской комиссии, что одной из причин катастрофы стал поздний уход пилота на второй круг, Морозов констатировал, что экипаж Ту-154 не сделал этого, поскольку принял решение садиться в Смоленске. Право решать это оставалось за командиром воздушного судна.

Именно то, что самолет вовремя не ушел на второй круг, и стало непосредственной причиной трагедии, заявил Морозов. По его словам, это подтверждается резкими движениями штурвала, предпринятыми командиром в последний момент. Они могут иметь только одно объяснение — именно тогда КВС смог увидеть препятствие, определить визуально высоту полета и оценить всю критичность ситуации, считает глава технической комиссии МАК.

Решение об уходе на второй круг надо было принимать на высоте 200 метров, считает Морозов. Исходя из опыта МАК по анализу аналогичных происшествий, можно с уверенностью сказать — экипаж собирался садиться именно на этот аэродром, резюмировал он.

Морозов констатировал, что экипаж разбившегося самолета принимал неправильные и не соответствующие ситуации решения и поэтому не смог их реализовать, совершая типовые ошибки. Польская комиссия считала, что решения на борту Ту-154 принимались правильные, но опыта для их реализации не хватило.

Заместитель председателя технической комиссии МАК по расследованию катастрофы Георгий Ячменев сообщил, что польские власти произвели замену экипажа прямо накануне вылета. Он подчеркнул, что МАК в своем отчете сообщал, что польский экипаж недостаточно подготовлен, и польская сторона с этим согласилась.

При этом Ячменев добавил, что неизвестно, почему произошла замена экипажа, но польская сторона утверждает, что «по производственной необходимости».

Пассажиры виноваты, диспетчеры — нет

Польская комиссия сообщила, что ранее появлявшаяся информация о давлении на экипаж, которое оказывали высокопоставленные пассажиры, в частности главнокомандующий польскими ВВС Анджей Бласик, не соответствует действительности. Морозов опроверг и это — по его словам, Бласик лично доложил о готовности к полету, до конца находился в кабине пилотов и осуществлял контролирующее пилотирование, что однозначно является психологическим давлением.

О существовавшем давлении, добавил Морозов, свидетельствуют и слова КВС о том, что к нему будут приставать, если он не сядет в Смоленске. В данной ситуации высокопоставленные пассажиры настаивали на выполнении посадки во что бы то ни стало, что оказало влияние на принятые командиром воздушного судна роковые решения, констатировал Морозов. Он напомнил, что об этом говорится и в окончательном отчете МАК.

МАК еще раз подтвердил, что не видит вины смоленских диспетчеров в катастрофе польского Ту-154. Польская сторона утверждает, что с земли поступали ошибочные указания. Морозов признал, что отклонения действительно были, но они никоим образом не могли повлиять на случившееся.

Он заверил, что диспетчеры обладали необходимой квалификацией для управления полетами в зоне своей ответственности, на аэродроме стояло знакомое им оборудование, а тот член команды, который был прислан в Смоленск недавно, прошел весь необходимый инструктаж.

Морозов отметил, что диспетчеры аэродрома «Смоленск-Северный» не должны были предупреждать пилотов Ту-154 о том, что те превысили глиссаду, поскольку самолет не вышел за зону допустимых при полете по международным авиатрассам отклонений. При этом он подчеркнул, что не понимает, почему эти результаты, доведенные до польской стороны, не учтены в их отчете.

В ходе работы над анализом причин катастрофы были изучены все необходимые российские и польские материалы, поведен огромный объем исследований и экспериментов, в том числе совместно с польскими коллегами, резюмировал представитель МАК.