Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
18 августа 2011, источник: РИА Новости

Генерал полиции Степанов: рост наркомании в Сибири удалось остановить

Сколько в Сибири наркоманов, каков уровень взаимодействия между различными правоохранительными структурами в борьбе с наркобизнесом, почему именно сегодня дезоморфин вытесняет героин, как привлекают к ответственности тех, кто торгует наркотиками через интернет, почему стало сложней бороться с контрабандой наркотиков после вступления в силу Таможенного союза Белоруссии, Казахстана и России 1 июля, рассказал в интервью корреспонденту РИА Новости Марии Кормильцевой заместитель начальника управления по Сибирскому федеральному округу аппарата Государственного антинаркотического комитета генерал-майор полиции Анатолий Степанов.

Сколько в Сибири наркоманов, каков уровень взаимодействия между различными правоохранительными структурами в борьбе с наркобизнесом, почему именно сегодня дезоморфин вытесняет героин, как привлекают к ответственности тех, кто торгует наркотиками через интернет, почему стало сложней бороться с контрабандой наркотиков после вступления в силу Таможенного союза Белоруссии, Казахстана и России 1 июля, рассказал в интервью корреспонденту РИА Новости Марии Кормильцевой заместитель начальника управления по Сибирскому федеральному округу аппарата Государственного антинаркотического комитета генерал-майор полиции Анатолий Степанов.

— Анатолий Викторович, как сегодня Сибирский регион выглядит на карте мирового наркотрафика?

— Ситуация в Сибири во многом обусловлена наркодавлением на нашу страну через непосредственные границы с сопредельными государствами, в первую очередь с Республикой Казахстан. Кроме того, сибирский регион территориально является транзитной территорией для афганских опиатов и наркотиков Средней Азии на Дальний Восток, и, частично, в центральную Россию. В связи с этим афганские опиаты, плюс гашиш, марихуана, произведенные в Средней Азии, здесь всегда были более доступными.

Положение еще более осложнилось с созданием Таможенного союза. Поток желающих пересечь российско-казахстанскую границу на Алтае после вступления в действие новых правил 1 июля резко вырос, а практика пока не наработана и законодательные акты еще окончательно не приведены в соответствие.

Кроме того, в какой-то степени на нас оказывается давление со стороны Китая и Юго-Восточной Азии.  Оттуда поступают БАДы, содержащие сибутрамин, плюс новые виды наркотиков – всевозможные курительные смеси, типа соли для ванн, средства для похудения, средства для борьбы с грызунами и так далее. Все это нивелирует те мероприятия, которые проводятся по защите населения нашего региона от наркоагрессии.

НЕУРОЖАЙ АФГАНСКОГО МАКА ОТПРАВИЛ НАРКОМАНОВ В АПТЕКИ

— Сколько героина поступает ежегодно в Сибирь?

— По статистике Минздравсоцразвития  в Сибири около 100 тысяч наркозависимых, из них 71 тысяча наркоманов и еще 28 тысяч – потребителей наркотиков с вредными для здоровья последствиями.  Коэффициент латентности для Сибири порядка шести, то есть речь идет о шестисот  тысячах наркозависимых, и 90% из них – это потребители опиатов.

Бытового, сильно разбавленного, героина, с содержанием в смеси от 2% до 12%, только Новосибирская область за полгода потребила порядка 1,5 тонны. По округу потребляется порядка пяти тонн героина каждые полгода. На Дальний Восток, где опийных и гашишных наркоманов примерно поровну, идет около тонны героина.

За первое полугодие 2011 года в Сибири из незаконного оборота было изъято около четырех тонн наркотиков, из них героина изъято 272 килограмма, а это четвертая часть героина, изъятого за аналогичный период в  России. Численность населения округа, по сведениям Росстата на 1 января 2011 года, составляет 13,5% от общей численности населения России. Уточню, наши сотрудники перехватывают в основном высококонцентрированный героин — с содержанием героина 30-40%. В результате простого подсчета  — это около 1,36 тонны разбавленного героина. А это значит, что 7 миллионов средних разовых доз не дошли до потребителей.

В последние годы резко усилилась правоохранительная составляющая антинаркотической деятельности во всех субъектах округа. Например, еще три года назад в Кемеровской области из незаконного оборота изымали два-три килограмма героина в год, в этом году — уже порядка 44 килограмм за полгода.

— Лучше стали работать правоохранительные органы или больше везут?

— Если говорить о местном производстве – сбор конопли и изготовление из нее гашиша, гашишного масла и марихуаны, то рынок, несмотря на принимаемые меры, сильно не сокращается. По количеству изъятий у нас из года в год цифра не меняется: к концу года мы выйдем к восьми тоннам. И это несмотря на то, что поля и места произрастания дикорастущей конопли уничтожаются. Так, например, в 2006 году в Республике Тыва насчитывалось порядка 29 тысяч гектаров земель, засоренных дикорастущей коноплей, в этом году там выявлено уже порядка 14 тысяч гектаров. То, что изъятия не сокращаются, в целом позитивно, значит, мы все-таки в процентном соотношении стали работать в разы эффективнее. А те, кто занимается сбором, уходят все дальше в отдаленные, малонаселенные районы, но за ними следом идем и мы.

Что касается опиатов, рост изъятий — в большей степени результат правоохранительной деятельности. В прошлом году урожайность опийного мака в Афганистане была ниже среднего показателя почти в два раза и, кроме того, часть посевов уничтожил грибок. Цены на внутреннем рынке Афганистана выросли вдвое, в то же время в Сибири цены на героин в последние годы практически не менялись. Очевидно, что афганские наркоторговцы используют запасы из урожая прошлых лет.

Очевидно и другое. Недостаток героина привел к увеличению числа лиц, употребляющих дезоморфин. Мы связываем это в первую очередь  с активизацией противодействия афганскому наркотрафику. Несмотря на то, что проблема дезоморфина в округе стоит не так остро, как в европейской части России, этот вопрос мы держим на контроле.

— Что-то еще хотелось бы изменить в законодательстве?

— У нас сейчас есть проблема с противодействием контрабанде наркотиков. Объективно это вызвано тем, что с 1 июля в полной мере работает единое экономическое пространство – Россия, Белоруссия и Казахстан, и, соответственно, единое таможенное пространство. Выявленные нами факты контрабанды по существующему законодательству должны расследоваться по месту совершения преступления. Мы предлагаем считать законченным составом преступления не нарушение таможенной границы, а перемещение контрабандных товаров через государственную границу России.

В самое ближайшее время изменится и законодательство о контрабанде.  Будет не одна статья 188 УК РФ, как было раньше,  а отдельная статья по контрабанде наркотиков.

Есть проблемы в применении статьи 232 УК РФ – «притоносодержание».  Неоднозначность толкования порой и прокуратурой, и судами самого понятия «притон»  представляет собой сложность с точки зрения последующего документирования.

Так, например, в Иркутской области прокуратура требует, чтобы само существование притона документировалось на протяжении не менее двух месяцев подряд. Вы представляете реакцию людей, живущих по соседству, которые каждый день сталкиваются с прямыми и косвенными признаками наркопритона, постоянно сталкиваются с этими самыми наркоманами и каждый день пишут нам заявления?

В Омской области притоном считается только помещение или квартира, специально приобретенная либо арендованная по договору для употребления наркотиков. Однако на практике много случаев, когда притон стихийно образуется в месте постоянного проживания наркомана. Парадокс, но в этих случаях, если человек проживает в этой квартире, мы не можем привлечь его как притоносодержателя.

Несмотря на некоторые сложности, по расследованию фактов содержания наркопритонов Сибирский федеральный округ среди других округов занимает второе место. Практически все управления округа имеют положительные результаты по этому направлению. За январь-июнь 2011 года выявлено 474 факта организации и содержания наркопритонов, что на 21% больше, чем в аналогичном периоде прошлого года. Для сравнения — общий прирост в целом по России составил только около 10%.

Например, в конце июля был выявлен и обезврежен дезоморфиновый наркопритон в Барнауле. Задержано девять человек, в отношении организатора притона возбуждено уголовное дело.

ПРАВООХРАНИТЕЛЬНЫХ СИЛ ДОСТАТОЧНО

— Оцените, пожалуйста, деятельность региональных УФСКН.

— По итогам первого полугодия Сибирский федеральный округ из восьми округов занимает второе место по результативности. В первую очередь по основному направлению нашей деятельности – противодействие организованной наркопреступности. За шесть месяцев текущего года выявлено 862 преступления, совершенных группами лиц по предварительному сговору, 562 преступления, совершенных в составе организованных преступных групп и преступных сообществ. Больше, чем в других округах, выявлено притоносодержателей, больше всего изъято денежных средств у преступников. В среднем на одно изъятие — 4 миллиона рублей.  Это самый высокий результат по России.

— Как вы считаете, нужно усиливать службу?

— Я думаю, на сегодняшний день правоохранительных сил, занятых борьбой с наркопреступностью, в целом достаточно. Возможно, необходимо будет усилить какие-то международные институты в части совершенствования взаимодействия с правоохранительными органами, где-то открыть дополнительные представительства. Рассматривается сейчас и вопрос о создании совместных сил быстрого реагирования в рамках стран ОДКБ. Потребуются, возможно, дополнительные затраты для улучшения криминалистического и специального оборудования, это проблема. По технической оснащенности мы сильно отстаем от наших коллег за рубежом.

В крупных управлениях у нас созданы специализированные подразделения, которые занимаются выявлением и пресечением наркопреступлений с использованием высоких технологий. На сайт окружного управления постоянно приходит информация от людей, просят принять меры. Передаем ее в оперативные подразделения, интернет-магазины закрываем, причем интернет-провайдеры и хостеры на это очень хорошо реагируют, а те, кто этим занимается, привлекаются как за сбыт наркотиков.

— Есть ли сейчас этнические наркогруппировки в Сибири?

— Да, чаще группируются для совершения преступлений, не только в сфере незаконного оборота наркотиков, выходцы из Средней Азии — просто у нас их больше, чем выходцев из других регионов. Реже — с Закавказья, еще реже — с Украины или из Белоруссии. Бытует мнение, что в местах компактного проживания цыган продают наркотики. До недавнего времени в Северном поселке можно было спокойно приобрести наркотики. Сейчас не приобретешь, потому что тех, кто этим занимался, пересажали. Новосибирским управлением было раскрыто целое преступное сообщество, несколько преступных групп.

— У нас может произойти подобное тому, что случилось в уральском поселке Сагра?

— Я знаком с ситуацией в поселке Сагра, и пока не доказано, не задокументировано, что проживающая там семья распространяла наркотики.

Я не буду называть поселок в пригороде Новосибирска, там история еще не завершена… Но обратился к нам на сайт глава этого поселка. Сообщил, что там назревает нехорошая ситуация: поселились две цыганские семьи и стали наркотиками торговать, много молодежи теперь наркотики употребляет, народ негативно настроен, а местное отделение полиции не реагирует. Мы новосибирскому управлению информацию передали, чтобы они приняли меры. Они проверили — и фактов продажи наркотиков не установили. Еще раз проверили – нет. Причем органы МВД тоже этих фактов не установили, хотя  к  ним и поступали заявления… А сложная-то ситуация в поселке осталась. Кто-то недовольство усиливает… Но ведь наркоманы-то в поселке были и до этого, и где-то наркотики они приобретали — а значит, кто-то их распространял и до приезда цыган!

В целом хочу заметить, что цыгане, вопреки устоявшемуся в умах российских граждан мнению, совершают наркопреступлений на душу населения не больше, чем любая другая этническая группа. И это не просто слова — это статистика.

НАРКОЛОГИЮ — НА НОВЫЙ УРОВЕНЬ

— В Сибири наркозависимых меньше не становится?

— В разных регионах ситуация складывается по-разному. Хочу в пример привести Кемеровскую область. В прошлом году — 13800  человек на учете. Сняли с учета в связи с длительной ремиссией — это пять и более лет — 600 человек. Это лучший результат в округе. Почти 500 снято в Иркутской области. Для сравнения: в Новосибирской области — 122.

Я считаю, если человек пять лет не употреблял и, более того, сам участвует в реабилитации — это его духовное возрождение, человек восстановился в обществе. Сомневаюсь, что утверждение некоторых экспертов о том, что наркомания неизлечима, верное. Снижает эффективность работы разрыв между наркологической помощью и реабилитацией.

Я не говорю, что в Новосибирской области ничего не делается. Наоборот, за последние два-три года в результате деятельности антинаркотической комиссии и руководства области предприняты серьезные шаги для исправления ситуации.

— Что делать, чтобы победить наркоманию?

— Думаю, за счет сокращения спроса.  Наверное, это будет половина всего результата, не меньше. А вторая половина — эффективная правоохранительная деятельность. Это мнение и зарубежных экспертов.

Надо вытащить людей, которые уже попали в наркосети. Учтите, ведь наркоман и просто своим поведением, и специально вовлекает в потребление наркотиков кого-то из своего окружения.

Нужны очень большие финансовые затраты для того, чтобы поднять наркологию на совершенно другой уровень. Она в нынешнем состоянии — по количеству врачей, коек в большинстве регионов — находится на уровне 15-летней давности. А ситуация изменилась, количество наркобольных в стране за эти годы выросло в десятки раз.

Несмотря на некоторую стабилизацию, пять сибирских регионов — Алтайский край, Иркутская, Кемеровская, Новосибирская и Томская области — стабильно входят в десятку самых неблагополучных территорий по уровню наркотизации, в округе он выше среднероссийского в 1,5 раза. Но рост наркомании удалось остановить. По крайней мере, по Сибири небольшое снижение произошло. На 1 января 2010 года стояли на учете 78 тысяч наркоманов, а спустя год их число снизилось до 71 тысячи. И это наша пока еще небольшая, но уже вполне ощутимая победа.