Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
31 августа 2011, источник: Вести.Ru

Семейный бизнес в школьных стенах

Опять громкий скандал в столичной системе образования накануне начала учебного года: директор престижной московской школы превратил ее в собственное предприятие. Избавившись от двух десятков сотрудников, он «трудоустроил» на их место родственников и знакомых, а добровольные взносы родителей в «помощь школе» превратил в поборы.

Под директорскую «раздачу» попала и учитель истории Анна Вадимовна Гусак. «Я вам создам невыносимые условия, лучше вам уволиться», — пригрозил ей директор школы № 1498 в Западном административном округе Михаил Юрьевич Герчиков сразу после благополучно завершившегося выпускного вечера. Для исполнения своей угрозы директор вынес ей сразу несколько «левых», наспех сделанных, выговоров и заготовил проект приказа на увольнение. «Помилуйте, вы хотите от меня избавиться?» — удивилась опытная преподавательница. «Да», — сказал, как отрезал, директор, не вдаваясь в подробности своего намерения.

Какому руководителю нравятся работники, у которых на все есть свое мнение, которые не заискивают перед ним, не доносят на своих коллег, которые имеют большой опыт? Но одно дело в коммерческой фирме, где уровень доверия подчас важнее уровня профессионализма, другое дело в школе, где доверие завоевывается не у директора (который приходит и уходит), а главным образом, у детей и их родителей, и где никто не работает от звонка до звонка.

Но если все это, как в нашем случае, для директора школы неважно, то что важнее? Увы, как ни банально – деньги! Бал правит, в том числе и школьный, по образному выражению героя фильма «Печки-лавочки», обыкновенный «рупь».

Семейный бизнес

Господин Герчиков пришел в школу в 2008 году. Педагогического образования у него не было, да это в наши времена уже и не считается обязательным. Зато был химфак МГУ, кандидатская, опыт руководства туристической фирмой, которая организовывала поездки в Великобританию, задержание инспекторами ДПС за вождение в нетрезвом виде. Потом он какое-то время вел программу Англо-русской школы на Таганке. И, по каким-то причинам не ужившись с ее директором, начал выбивать в департаменте образования столицы свою, «личную» школу. И ее ему дали! Но не дают же такие вещи просто так? Однако этот риторический вопрос адресован соответствующим органам, занимающимся вопросами соблюдения законности в сфере образования.

«Коллектив поначалу был к нему лояльно настроен: он пришел со своим проектом. Было видно — человек действия. До поры до времени он не трогал преподавателей. Они ему были еще нужны», — рассказывает Анна Вадимовна. Но «мирный период» длился недолго. Первое, с чего он начал, избавился от опытной и заслуженной учительницы Марии Егоровны Ярыгиной.

Вот что она рассказывает: «Почти сразу, как только появился в школе новый директор, я поняла, что попала в его немилость: начались мелкие придирки, намеки на мою необъективность как учителя, неуместная ирония в мой адрес на педсоветах. Позже вопрос был поставлен им прямо: когда же я собираюсь писать заявление по собственному желанию? Так, переводом, и ушла я из школы, которой отдала 15 лет жизни! Не услышав даже спасибо на прощание».

Потом такие истории стали практикой: были уволены 16 сотрудников! Конечно, в основном они ушли «по собственному желанию». «Не считал точную цифру людей, но они делали это добровольно», — не без вызова заявил в телефонном интервью корреспонденту «Вестей» сам Михаил Герчиков.

«Учителей ставят в такое положение, что они не могут работать в нормальных условиях. Но он циничный человек в этом вопросе», — отмечает Анна Вадимовна.

Через несколько дней после интервью с господином Герчиковым «уволилась добровольно» учитель математики Ольга Данилевская. «Не хотела уходить — заставили. Как? Очень просто: в позапрошлом учебном году нагрузка — 22 часа; в прошлом — 19, а в этом — нулевая!» — объяснила она «добровольность» своего ухода.

«Мне бесконечно обидно, — добавляет Анна Гусак, — что моих коллег с огромным опытом работы, безусловно преданных своему делу, — иначе они давным-давно ушли бы с этой работы, как ушли в 90-е годы тысячи и тысячи школьных учителей из-за невозможности содержать на такие деньги свои семьи, — вдруг начали открыто называть плохими преподавателями, обвинять их в непрофессионализме, в неумении работать».

Свято место пусто не бывает, так же как не бывает незаменимых людей. Господин Герчиков начал устраивать в школу людей из так называемой «своей команды». По свидетельствам, команда состояла из близкой и дальней родни, знакомых и знакомых этих знакомых. Место одного из завучей заняла супруга господина Герчикова, трудоустройство получили и два его сына от первой жены. А его старый друг стал завхозом.

«Всем, кого он приводит, он дает хорошие куски из госбюджета, не говоря о том, что у него есть внутри школы дополнительная структура – Московская международная школа. Это означает, что ученики могут получить за отдельные деньги услуги – дополнительные часы русского, математики и, главное, английского языка. Это отдельная бухгалтерия. Именно внутри ММШ сидит вся его “команда”», — объясняет Анна Гусак.

По ее словам, он подходит к образованию в средней школе с позиций бизнеса. Не просто потому, что хочет порадеть об образовании (на словах он красиво и убедительно говорит, что проводит политику партии о конкурентоспособности детей на рынке труда и образования), его интересуют финансовые потоки.

Благотворительное вымогательство

Многие родители первоклашек, наверное, сталкивались с такой «изюминкой», как благотворительные взносы. Попечительский совет, «готовы ли вы помогать и на какую сумму», квитанции, шепот на ухо: «Вас взяли, но никому не говорите» и т.д. и т.п. На бумаге все выходит пристойно и благородно – родители помогают школе, хотя все прекрасно знают, что на школу эти деньги вряд ли пойдут, а если и пойдут даже, то не все. По словам родителей, которые публикуют свои отзывы об этой школе в Интернете на форумах, цена вопроса – 90 тысяч рублей (в соседних школах этого района бывает и в несколько раз больше). В этом году были набраны четыре первых класса — в среднем по 25 человек. Давайте прикинем: если с каждого по 90 тысяч, то на выходе получается кругленькая и хорошенькая сумма (наличными собирать нельзя, только по квитанциям). По неофициальным данным, господин Герчиков за три года работы в школе купил себе шикарную многокомнатную квартиру. На зарплату директора?

Ну кто же вам признается, что общие деньги кладет в свой карман? Это выясняется тогда, когда компетентные органы берутся за дело. Вот и у господина Герчикова все пристойно: «В нашу школу может поступить любой ребенок — при наличии свободных мест. 90 тысяч рублей – это необязательный взнос. А средства, которые были собраны с первоклассников, были потрачены на то, чтобы школу поддержать в должном виде».

А вот взгляд с другой стороны — родителей: «Пришли учиться при старом директоре и были очень довольны, так как перевелись сюда из другой школы, гораздо худшей. Но с приходом нового директора всё изменилось, на наш взгляд, в худшую сторону. Мы поступали в обычную бесплатную школу, а теперь она меняет свой статус, и дети, которые учились бесплатно, не нужны больше. Деньги тянут и с нас (бесплатников) буквально на всё, слабых учеников прессингуют — требуют ухода в другую школу».

«Собирали и раньше, но сдал или не сдал, отношение к ребенку не менялось. А теперь знания и душевное состояние нашего ребенка напрямую зависит от размера нашего кошелька», — категоричен другой родитель на интернет-форуме.

И его мнение, ну разумеется, диаметрально противоположно мнению директора: «Если у нас учится ребенок, который не успевает, мы стараемся ситуацию исправить. Есть дополнительные занятия, есть специальные преподаватели. За время моего директорства таких детей практически не было. Да и по закону невозможно выгнать ребенка. Это никак не связано с денежными отношениями, поскольку этих денежных отношений в школе нет!».

Как говорится, хотите верьте – хотите проверьте!

Но вот еще одна родительница разразилась длинной, но чрезвычайно познавательной тирадой: «Странно, что пишут о плачевном состоянии школы до прихода Герчикова. Школа была прекрасная, мы в неё из другой школы перешли, так долго поверить не могли своему счастью — и педагоги замечательные, и школа чистая, укомплектованная, и самое главное — атмосфера в школе была очень добрая. Ребенок ходил в школу с огромным удовольствием! Тем, кто пишет, что школа была плохой, должно быть стыдно! Это ложь! Школа до прихода Герчикова из года в год была чемпионом в районе по количеству медалистов. Когда пришел новый директор, мы не сразу насторожились, думали, хорошие традиции сразу не вымрут. Очень ошибались».

«Сейчас атмосфера в школе для бесплатных — ужасная. Нам всеми возможными способами дают понять, чтобы мы уходили из школы, раз платить не можем. А ведь это наша школа, мы в ней столько лет проучились! Это бессовестно всё! — восклицает мама этого ребенка. — Наполняемость в школе и до Герчикова была прекрасная. И кружков было множество — и все бесплатные — и до его прихода. Так что это все не его заслуга, ему и не приписывайте! А его заслуга в том, что он поувольнял многих учителей и на их места привел своих. Может, они и хорошие для кого-то, а нам наши, старые учителя, нравились. Дети их любили».

Кстати о кружках. К 60-летию Победы в школе была организована военно-патриотическая экспозиция. Это была небольшая комната, делали ее всей школой, привлекли ветеранов, повесили плакаты, принесли знамена. Потом пришел нынешний директор: «Что это за пыльная комната?» И ее быстренько разобрали. Зачем детям патриотическое воспитание, зачем им память о подвиге своих дедов и отцов? Теперь в комнате сидит заместитель директора по экономической части, считает прибыль. А считать есть что: до прихода господина Герчикова было 352 ученика, а сейчас — 630.

«Экспозиция у нас осталась, ее перенесли в кабинет учителя истории. И когда Анна Вадимовна нас покинет, эта экспозиция будет существовать и дальше!» — радостно уверяет директор школы.

Из отзывов родителей о школе: «Дорогой товарищ директор, если вы хотите получать негосударственное финансирование, открывайте свою частную школу, ищите помещение, сами подбирайте персонал, берите кредиты, давайте рекламу и несите предпринимательские риски. А то превратили городскую школу в собственное предприятие, прикрывшись попечительским советом!»

Вот и думают родители, что делать? Одни говорят: прямая дорога в прокуратуру. Другие отвечают: а прокуратура чем поможет? В школе все шито-крыто. Не хочешь – не плати. Все вполне законно. Благотворительность — дело добровольное. И в прокуратуре то же самое скажут. Но никто же не говорит, что детей тогда в школу не примут.

Но в прокуратуру обратиться все же стоит. По данным СМИ, Генпрокуратура РФ уже несколько лет следит за поборами в системе образования и постоянно требует от министерства образования и науки РФ «принять меры». Результаты проверок свидетельствуют о многочисленных нарушениях требований законодательства. К ним относятся и так называемые денежные поборы с родителей под видом благотворительной помощи, добровольные пожертвования, которые носят принудительный характер. В ходе проверки за 2008-2010 годы выявлено около 7 тысяч нарушений! К дисциплинарной ответственности привлечены более 500 человек, в суды предъявлено более тысячи исков.

Да и новый московский градоначальник Сергей Собянин указывал строго, что незаконные поборы с родителей надо прекратить незамедлительно. У москвичей появилась возможность пожаловаться на поборы на горячую линию в столичный департамент образования.

Поборы продолжаются, но некоторые, особо зарвавшиеся директора попадают в поле зрения правоохранительных органов.

Миллионер в кресле директора школы

Летом в системе столичного образования разразился скандал. Как сообщал телеканал «Россия-24», директор московской школы №1317 (тоже в Западном округе столицы) Константин Петров был объявлен в федеральный розыск. Его обвинили в присвоении 28 миллионов рублей! Откуда у школы такие деньжищи? По данным следствия, при школе был создан фонд поддержки образования, так называемый школьный попечительский совет. Директор являлся членом этого фонда, и при поступлении ребенка в первый класс требовал перечислить на счет фонда 150 тысяч рублей. В школе действовала система обязательных взносов от 8 до 13 тысяч рублей.

Обыск директорского особняка под Наро-Фоминском произвел неизгладимое впечатление даже на видавших виды сыщиков: прекрасный бассейн, стены, нескромно отделанные позолоченными итальянскими фресками по мотивам творчества Микеланджело. Личный кабинет директор московской школы облагородил шелком с элементами натуральных минералов. Золотой порошок, муранское стекло, мрамор, жемчуг прямо на стенах и шкуры экзотических животных — все это следователи видели только на картинках. Во дворе был скромно припаркован один из пяти автомобилей – BMW X6. А летнюю веранду нескромный директор заказал на заводе Ferrari. Обрамлял учительский особняк забор ручной ковки из Италии. Также в собственности директора находилось полгектара лесного фонда под Москвой, несколько квартир в столице.

Сейчас Петрову заочно предъявлено обвинение по статье «Мошенничество в особо крупном размере» и «Превышение должностных полномочий». Но господину Герчикову еще далеко до Петрова. Он старше, осторожнее, хитрее и пока скромнее своего зарвавшегося молодого коллеги, который находится в розыске. Но с такими амбициями, цинизмом и деловой хваткой может далеко пойти, хоть и идти осталось недолго – в годах он уже.

Во всяком случае, он оперативно среагировал на интервью с ним. Сначала его ответ был такой: «Увольнение Анны Гусак не связано с ее профессиональными качествами педагога. Оптимальный вариант – обсуждать наши отношения в суде».

Однако позднее он не стал увольнять учительницу «по статье» и попытался прибегнуть к помощи услужливого профсоюзного комитета. Но, очевидно, не удалось изворотливому Михаилу Юрьевичу нахрапом продавить свое решение. 29 августа на педагогическом совете Анне Гусак дали нагрузку. Но что это за нагрузка! 4 часа в неделю против 18 в прошлом году. Это и есть те самые условия, с помощью которых учителей выживают из школы.

Интересы Анны Гусак в суде представляет известный адвокат Виктор Федорченко, член коллегии адвокатов Москвы. Вот как он прокомментировал ситуацию:

«Одной из аномалий в функционировании нынешней государственной общеобразовательной школы является ее чрезмерная коммерциализация, которая негативным образом влияет на решение школой главной задачи – образовательно-воспитательной».

«При этом нередко во главе школ оказываются люди, не имеющие педагогического образования и весьма далекие от школьной проблематики. Основная цель таких руководителей – делать деньги, ничуть не озадачиваясь правовыми, социальными и моральными аспектами своей деятельности», — отметил он.

«И все бы ничего, если бы получаемые таким способом денежные средства шли на благие цели. Однако беда в том, что собираемые с родителей школьников деньги зачастую оседают в карманах некоторых нечистых на руку руководителей государственных школ, а также состоящих в штате школ их родственников и друзей», — заявил Виктор Федорченко.

По его словам, подобное положение вещей свидетельствует о неблагополучном состоянии правопорядка в государственных школах страны. «Высшее руководство России не проявляет должной политической воли, направленной на ликвидацию аномалий школьного бытия», — подчеркнул член коллегии адвокатов Москвы.

Но как бы ни хитрили директора подобных «бизнес-кормушек» от народного образования и какими бы высокими мотивами свое поведение не оправдывали, все равно наступает «час икс», когда надо уже не брать, а платить по счетам: в 2010 году было уволено за поборы 38 директоров московских школ! В этом году статистика пока скупа на цифры, но почему-то нет сомнения, что этот список еще пополнится теми директорами, кто цинично убирает заслуженных учителей, добровольные сборы превращает в обязательные поборы, а государственное учебное заведение – в кормушку для своей семьи и знакомых.