Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
2 сентября 2011, источник: Деловая газета ВЗГЛЯД

Адвокат летчика Ярошенко признал вину подзащитного

Новый защитник 42-летнего россиянина Константина Ярошенко, обвиняемого в транспортировке наркотиков, признал, что его клиент согласился перевозить запрещенные вещества за деньги, однако раскрыл обстоятельства, согласно которым летчик не может быть приговорен больше чем к 10 годам. Ранее прокурор требовал для Ярошенко 30-летнего заключения.

Ответ на требование прокуратуры, считающей, что россиянин Константин Ярошенко должен быть приговорен к 30 годам заключения, представил в четверг его адвокат Стив Зиссу. Он попросил федерального судью Джеда Рейкоффа не приговаривать ростовчанина более чем к 10 годам тюрьмы.

«Несмотря на то, что Ярошенко был признан виновным в совершении серьезного преступления, 10-летний приговор, принимая во внимания детали дела, является достаточным», — цитирует направленное в суд ходатайство защитника ИТАР-ТАСС.

Десять лет — это минимальный срок, который судья по закону должен будет дать россиянину в любом случае. Аргументируя свою просьбу, Зиссу отметил, что его клиент являлся членом преступной группировки очень недолгое время и не был «движущей силой» сговора. В то же время адвокат признал, что Ярошенко добровольно согласился перевозить наркотики.

Однако BBC напоминает, что Стив Зиссу совсем недавно работает над делом Ярошенко — летом он заменил старую адвокатскую команду, состоявшую из Ли Гинсберга и Анны Браун. Агентство делает вывод, что новый защитник «похоже, не успел основательно вчитаться в материалы дела». К примеру, он называет свидетеля обвинения Набила Хаджа «Найджелом», а описывая родословную Ярошенко, содержащую множество Ивановичей, адвокат называет одного из них «мистер Иванович».

В 22-страничном ходатайстве Зиссу рассказывает, что его подзащитный «происходит из страстно патриотической военной семьи» и принадлежит к трудовой династии, отработавшей десятилетия на ростовском вертолетном заводе. И его покойный отец, и мать Любовь Михайловна, на этой неделе прилетевшая в Нью-Йорк из Ростова на вынесение приговора сыну, проработали на этом заводе по полвека. «Оба деда его погибли на войне с нацистами», – продолжает юрист и даже приводит цитаты из последнего письма, которое прислал домой с фронта Михаил Иванович Ошаев, отец матери Ярошенко.

Что касается самого обвиняемого, он родился в Ростове в 1968 году, три года прослужил в советской армии, в том числе во Владивостоке и во Вьетнаме, и получил специальность авиационного механика. В 1989 году демобилизовался, вернулся в Ростов и закончил летные курсы, после чего работал на том же вертолетном заводе, где «с гордостью трудилась почти вся его семья».

Несмотря на то, что, по признанию адвоката, Константин Ярошенко научился управлять «различными самолетами и вертолетами», Зиссу неоднократно подчеркивает: его клиент мог быть – максимум — вторым пилотом и никогда самостоятельно не летал на транспортных самолетах, тем более таких, которые планировалось использовать для перевозки кокаина.

Продолжая жизнеописание российского летчика, Зиссу сообщает, что в 1999 году владельцы ростовского вертолетного завода продали свой единственный годный самолет, Ан-22, компании «Транс-чартер». Этот самый самолет и его российский экипаж оправились в Анголу, и следующие два года возили грузы по Африке, а в феврале 2002-го разбился, причем Ярошенко на борту в тот момент не было, поскольку он работал в «Транс-чартер» не летчиком, а по административной части – именно потому, что не был способен пилотировать машины такого класса.

Затем Ярошенко вновь вернулся в Ростов, где занимался частным извозом. В 2005 году он устроился в компанию GR-Avia и через некоторое время был отправлен в Гвинею, где у компании был собственный самолет. Но и там он снова не сидел у штурвала, а выполнял чисто административные обязанности.

Наконец в мае 2010 года Ярошенко полетел в Либерию, чтобы осмотреть якобы стоявший там Ан-12, о покупке которого он договаривался с Пэдди Маккаем, оказавшимся тайным агентом американского Управления по борьбе с наркотиками (DEA). Через две недели после той встречи россиянина арестовали.

Отметим, что многократно подчеркивая неспособность Ярошенко управлять транспортными самолетами, адвокат отбивает одно из отягчающих обстоятельств, которое в качестве аргумента содержалось в составленном несколько дней назад ходатайстве прокуратуры. Обвинители утверждают, что для совершения преступления обвиняемый использовал «специальные навыки», то есть свой летный опыт. В прошении прокуратуры упоминаются еще два отягчающих обстоятельства — перевозка наркотиков в крупных объемах и попытка помешать отправлению правосудия – но их Стив Зиссу игнорирует.

В оправдание своего клиента он лишь говорит, что Ярошенко прежде не знал никого из участников нелегальной операции по транспортировке наркотиков, не имел понятия о том, как будет реализоваться кокаин, и не имел касательства к деньгам.

К прошению Зиссу приложены письма от родных и друзей Ярошенко, которые характеризуют его с самой лучшей стороны. Групповое обращение к судье подписали также рабочие ростовского вертолетного завода.

Напомним, в среду американская прокуратура попросила суд приговорить Ярошенко к 30 года тюремного заключения, назвав такую меру наказания «справедливой и разумной».

Прокуроры Рэндалл Джексон и Кристофер Лавин – как и адвокат Ярошенко – составили 22-страничное ходатайство, в котором утверждают, что начиная с июня 2009 года Ярошенко, «годами перевозивший кокаин в Африке», начал вести переговоры с тайным агентом американского управления по борьбе с наркотиками (DEA) Пэдди Макккаем о покупке находившегося в Либерии самолета Ан-12 с дополнительными топливными баками. При этом в ходе переговоров ростовчанин якобы продемонстрировал «незаурядную осведомленность по части воздушных перевозок кокаина по миру». Прокуратура цитирует записи разговоров, в которых россиянин обсуждает страны, откуда он бы мог возить груз, и со знанием дела замечает, что «Венесуэла закрыта», а также упоминает о своем участии в так называемых «черных», то есть тайных полетах.

15 мая 2010 года, по версии обвинения, российскому пилоту были обещаны 4,5 млн долларов за доставку нескольких тонн кокаина из Венесуэлы в Либерию и еще 1,8 миллионов — за перевозку наркотика в Гану, откуда груз собирались переправить в США и Нигерию. В одном майском разговоре, как заявили прокуроры, Ярошенко отказался везти 1 тыс. кг кокаина, мотивируя это тем, что ради такого незначительного количества рисковать не стоит: «Я вам говорю, если это тысяча, то я не полечу», — якобы заявил он.

Как сообщала газета ВЗГЛЯД, российский летчик был арестован в столице Либерии Монровии в конце мая 2010 года, после чего был тайно вывезен в США.

Инцидент с Ярошенко, доставленным на территорию США в обход всех юридических процедур, вызвал международный скандал. Сначала российское внешнеполитическое ведомство направило в Госдепартамент США ноту протеста по поводу того, что американские власти вовремя не проинформировали их о задержании российского гражданина.

На следующий день формулировка стала жестче: «Российская сторона твердо уверена в том, что подобные действия прямо нарушают соответствующие нормы международного права, положения Венской конвенции о консульских сношениях 1963 года и двусторонней консульской конвенции 1964 года. Фактически речь идет о похищении российского гражданина на территории третьей страны. Действия американских спецслужб по насильственному тайному перемещению нашего гражданина из Монровии в Нью-Йорк можно расценить как откровенный произвол», – говорилось в заявлении российского МИД.

Власти США признали нарушения в части, касающейся уведомления российских властей, однако на процесс это не повлияло. «Нами оказались не соблюдены нормы международного права, регулирующие процедуру уведомления одним государством другого о задержании его граждан», – заявил официальный представитель Госдепартамента США Филип Кроули. Он пояснил, что представитель американского внешнеполитического ведомства «нажал не на ту кнопку на факсе» Госдепартамента, поэтому извещение об аресте россиянина было отправлено не в российское, а в другое посольство.

Процесс по делу Константина Ярошенко и еще трех фигурантов дела о транспортировке наркотиков начался 4 апреля этого года. 28 апреля присяжные единогласно признали россиянина и нигерийца Чигбо Питер Уме виновными, двое других обвиняемых — Натаниэл Френч и Кудуфия Мавуко — были оправданы. Месяц назад нигериец получил 30 лет тюрьмы. На протяжении всего процесса россиянин своей вины не признает.

Вынесение приговора для Ярошенко назначено на 7 сентября. Сейчас он находится в следственной тюрьме в Нью-Йорке.