Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
Папы дочерей поощряют сексизм. И я тожеОтец Андрей Бородкин приходит к выводу, что именно идеальный папа может стать самым страшным угнетателем
9 сентября 2011, источник: Деловая газета ВЗГЛЯД, (новости источника)

Олег Смирнов: Дело не в топливе

«Для самолетов такого типа это редчайшее явление», – прокомментировал газете ВЗГЛЯД президент фонда «Партнер гражданской авиации» Олег Смирнов версию о некачественном топливе как причине крушения Як-42 под Ярославлем. По его мнению, есть прямые указания на то, что к аварии привели другие факторы.

В пятницу представитель аэропорта Туношна сообщил, что после крушения Як-42 воздушному порту запретили использовать местное топливо.

«Пока местные ГСМ запретили использовать. Выходили из положения – привозили из соседних аэропортов. При необходимости и сейчас привозим, а все остальные предупреждаются и заправляются заблаговременно, чтобы здесь не заправляться», – пояснил он.

Экспертиза топлива, которым был заправлен аварийный борт, должна завершиться в ближайшее время. В компании «Славнефть», топливо производства которой используется для заправки воздушных судов в ярославском аэропорту Туношна, заявляют, что ее продукция соответствует стандартам.

Газета ВЗГЛЯД обратилась к президенту фонда «Партнер гражданской авиации», заслуженному пилоту СССР Олегу Смирнову с просьбой рассказать, насколько вероятно, что топливо, заправленное в самолет, было некондиционным.

ВЗГЛЯД: Олег Михайлович, в аэропорту Туношна запретили использовать топливо местного производства. Это стандартная процедура, или в данном случае речь идет о каких-то конкретных подозрениях?

По словам Олега Смирнова, топливо редко становится причиной летных происшествий.

Олег Смирнов: Экспертиза еще не закончена. После ее завершения возможны два варианта. Первый: ни одного замечания. Это сразу отменяет запрет. Вариант второй: есть серьезные замечания к качеству топлива. Немедленно накладывается арест на всю партию, устанавливается, куда направлялось это топливо, какие самолеты им заправлялись. Нужно будет сливать все топливо у этих самолетов, прочищать баки и заправлять туда кондиционное топливо.

ВЗГЛЯД: Насколько вероятной вы считаете версию о некачественном топливе?

О.С.: Я на сто процентов уверен, что дело не в топливе. Есть фундаментальные правила. При взлете в точке принятия решения (для Як-40 это около тысячи метров) командир корабля должен решить: или продолжать взлет, или, если он не достиг нужной скорости, прекращать взлет, пока ему еще хватает впереди лежащей взлетно-посадочной полосы.

Если по каким-то – неважно каким – причинам ты не можешь взлететь, ты прекращаешь взлет, останавливаешься до конца ВПП, заруливаешь на стоянку и там разбираешься. Но если ты прошел эту точку, ты обязан взлетать. Так вот в данном случае это фундаментальное правило почему-то было не выполнено. Почему это произошло, мы это узнаем уже скоро – самописцы сохранились, и в течение нескольких дней перед нами предстанет более полная картина происшествия.

ВЗГЛЯД: Часто ли топливо становится причиной летных происшествий?

О.С.: Очень редко. Для транспортных самолетов такого типа это редчайшее явление. Объясню, почему. Проверка начинается еще с того этапа, когда цистерна приходит в Ярославль с завода. При приеме в топливо-заправочный комплекс (ТЗК) аэропорта делается анализ. И только когда устанавливается, что это топливо абсолютно кондиционное, его заправляют в емкости ТЗК.

Если топливо некондиционное, цистерну отправляют назад. После заправки в емкости ТЗК топливо хранится до того момента, как его заправят в топливозаправщик, который идет к самолету.

Перед тем как заправить топливозаправщик, опять проводится анализ. Затем, когда самолет заправлен, инженеры делают слив некоторого количества топлива из крыла самолета в стеклянную банку и делают осмотр. Если там есть примеси воды, пузырьки сразу видны.

ВЗГЛЯД: Перед аварийным Як-42 из аэропорта улетел другой самолет, заправленный тем же топливом. Это свидетельствует о том, что с топливом было все в порядке?

О.С.: Если заправлял тот же топливозаправщик, то версия о некачественном топливе исключается на сто процентов.

Анализ покажет полную картину, вскроет, было ли это топливо кондиционным.

ВЗГЛЯД: Если аэропорту запрещено пользоваться топливом, которое есть в емкостях его ТЗК, как он должен выходить из ситуации?

О.С.: В документах должно быть отражено, что в аэропорту Ярославля отсутствует авиакеросин. Тогда экипажи заправляются с таким расчетом, чтобы потом взлететь из Ярославля и долететь до ближайшего аэропорта, где есть топливо. Это дополнительная посадка, дополнительные расходы, но что делать – безвыходное положение.

ВЗГЛЯД: То есть даже при полном отсутствии топлива в аэропорту это может не сказаться на графике движения воздушных судов?

О.С.: Для авиакомпаний, которые летают на большие расстояния, это может стать проблемой: на таких расстояниях просто нет возможности брать лишнее топливо, потому что все упирается во взлетный вес, который нельзя превышать. А если это небольшое расстояние, да еще неполная коммерческая загрузка, то можно взять столько топлива, сколько хватит веса. Так что эти меры скажутся только на экономике авиакомпаний, а не на расписании рейсов. Это не критическая ситуация.

ВЗГЛЯД: А те самолеты, которые уже стоят в аэропорту?

О.С.: Здесь тоже есть варианты: или заказать цистерну по железной дороге, или автомобиль-заправщик с топливом, необходимым для минимальной заправки, которая бы позволила долететь до аэропорта, где есть авиакеросин. А Ярославль окружен такими аэропортами – Москва рядом, где топливо всегда есть, Нижний Новгород недалеко.