Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
Строй, владей, эксплуатируй: Россия строит в Турции АЭС В Турции началось строительство первой в стране атомной электростанции. Это совместный проект Москвы и Анкары
10 сентября 2011, источник: РИА Новости, (новости источника)

Причину крушения башен-близнецов объяснили «эффектом блинов»

НЬЮ-ЙОРК, 10 сен — РИА Новости, Лариса Саенко. Коллапс башен Всемирного торгового центра (ВТЦ) 11 сентября 2001 года после того, как в них врезались захваченные террористами самолеты, стал отдельной темой в обществе США, породившей множество версий — от просчетов в строительстве до «теорий заговора».

Американцы не могут смириться с тем, что самые высокие здания деловой столицы, символизировавшие ее мощь, рухнули как карточные домики, похоронив под своими обломками тысячи человек.

Башни высотой в 110 этажей архитектора Минору Ямасаки представляли собой новаторскую конструкцию — без традиционной кирпичной кладки, без опорных угловых колонн, на которых держатся здания, и без внутренних колонн: открытое пространство, свет, воздух и простор, рассказал РИА Новости Джеймс Роберт Делени, который работал бригадиром бетонщиков на возведении обеих башен.

Лестничный пролет, построенный его бригадой, оказался единственным уцелевшим фрагментом на «граунд-зиро», который теперь станет экспонатом национального мемориала 9/11.

«Качество возведения было безупречным. Строительство Всемирного торгового центра было иконой США, мы создавали совершенно инновационные высочайшие небоскребы Америки. Такого контроля как там, я еще не встречал», — вспоминает Делени.

Строительство началось с северной башни в августе 1968 года. Официальный рабочий день считался с 8 утра до 3-30 с 40-минутным перерывом на обед, потом шли сверхурочные — по двойной оплате: бригадирский час стоил 40 долларов, удваиваясь за аврал, который был почти каждый день. Уже через три года после начала закладки фундамента в северной башне появились первые новоселы.

«Среди строителей было очень много итальянцев, примерно каждый десятый не говорил по-английски, отвечая на приветствие “но инглиш”, — вспоминает Делени.

Впервые в Нью-Йорке на этой стройплощадке заставили обязательно носить защитные каски в целях безопасности, однако в общей сложности на возведении комплекса ВТЦ погибли около 60 рабочих — в 10 раз больше, чем на строительстве Эмпайр Стейт Билдинг.

Строители допускали возможность воздушного тарана

Южную башню начали строить, когда на соседней были возведены первые четыре-пять этажей. Впервые в США для возведения всех корпусов ВТЦ была применена практика создания котлована из свай и бетона, обнесенного железобетонной стеной из-за мягкого песчаного грунта и близости реки Гудзон, который американцы называли “ванной”. Гигантские краны, привезенные из Австралии, именовались не иначе как “кенгуру”.

“Считалось, что главная угроза небоскребам — внизу, от реки. Подземная часть ВТЦ была столь беспрецедентно мощной, что во время взрыва 1993 года повреждения оказались менее значительными, чем предполагали террористы, ожидавшие, что подломленная в фундаменте башня рассыплется”, — вспоминает Делени.

В феврале 1993 года в подземном гараже северной башни ВТЦ был взорван грузовик, начиненный почти 700 килограммами взрывчатки, в результате чего погибли шесть человек. Организаторы взрыва, включая Рамзи Юсефа, который был непосредственным исполнителем теракта, позже были приговорены в США к пожизненному заключению.

Однако позже выяснилось, что конструкторы башен-близнецов прорабатывали версию того, что в них может врезаться самолет.  Допускалось, что идущие на посадку самолеты в тумане могут потерять ориентацию и столкнуться со зданиями. О терроризме тогда никто не думал, но изучался прецедент 1945 года, когда военный бомбардировщик B-25 Mitchell врезался в тумане в Эмпайр Стейт Билдинг, самое высокое здание мира на протяжении почти 40 лет.

Что именно было в заключении, осталось невыясненным, так как вся документация подрядчика — руководства порта — сгорела во время пожара.

“Те, кто считали, что башни ВТЦ были построены не качественно, ссылались на пример Эмпайр Стейт Билдинг, устоявшего после того, как было протаранено на уровне 70-х этажей. Надо принять в расчет то, что масса и скорость B-25 были несопоставимо меньшими, чем у захваченных террористами Boeing 767, предназначенных для трансконтинентальных рейсов. К тому же они были с полными топливными баками. Топливо пролилось в лифтовые шахты, температура горения достигала 1,8 тысячи градусов по Фаренгейту (около 700 градусов Цельсия)”, — говорит ветеран-строитель, посвятивший много времени сбору и исследованию материалов о разрушении башен, которые он возводил.

“Эффект блинов”

Три официальные комиссии не выявили нарушений при строительстве, хотя и официальные и независимые эксперты так и не смогли дать исчерпывающее объяснение феномену разрушения башен, названному “эффектом блинов”, когда обрушающийся этаж вызывает реакцию поочередного обвала всех расположенных ниже этажей. Появились версии недостаточного крепления этажей к наружным стенам или проблем качества стали, быстро оплавившейся в результате пожара.

“Вопросы с качеством стали для металлоконструкций возникали при строительстве. Поставщиков было двое — американские производители из Пенсильвании и еще завозилась бельгийская сталь. Конструкции из бельгийской  стали не выдерживали тестов, которые проводились тут же на строительной площадке на специальных машинах, создававших экстремальное давление. Помню, как инженер пометил желтой краской некачественные конструкции и запретил их использовать. Однако их пустили в дело, как только он отошел — стройка двигалась впечатляющими темпами, и простоев никто не хотел. Но после этого от бельгийской стали мы отказались полностью”, — вспоминает Делени.

Он полагает, что качество материалов было хорошим.

“Из лома, собранного после трагедии на месте башен-близнецов, отлили корпус корабля „Нью-Йорк“. Это и есть показатель качества”, — считает строитель.

Три официальных расследования не обнаружили на “граунд-зиро” следов гексогена,  которые подтверждали бы спекулятивную версию о спланированных взрывах.

Странности проекта

Ни одна из официальных комиссий не нашла вины архитектора Ямасаки, который скончался еще до первого теракта в ВТЦ. Эксперты заключили, что дизайнер не мог предусмотреть всех обстоятельств непредсказуемой трагедии.

“Американцы не получили ясного ответа, почему осыпались небоскребы. Но нам, строителям, всегда казался этот проект очень странным. Самый высокий небоскреб мира без традиционных опорных колонн — это не укладывалось в логику здравого смысла простых людей”, — делится своими впечатлениями Делени.

Проект Ямасаки вызвал бурную критику сразу после того, как впервые был представлен в 1964 году. Громче всех протестовал против “гигантизма” владелец Эмпайр Стейт Билдинг, теряющего статус самого высокого небоскреба мира.

Вещатели опасались, что башни создадут помехи в трансляции, архитекторы критиковали его за показавшийся им примитивным дизайн – в виде стеклянных коробок. Многим не нравились необычно узкие — меньше полуметра — окна. Архитектор небоскребов страдал боязнью высоты и предположил, что обитатели офисов с узкими окнами будут чувствовать себя более защищенными.

“Для меня башни-близнецы были символом мощи США. В них была особая красота. В этих зданиях вечерами очень красиво отражался закат со стороны Гудзона”, — вспоминает Делени.

Как и многие жители Нью-Йорка, он считает, что вместо амбициозного многомиллиардного проекта застройки “граунд-зиро”, который не смогли завершить даже к 10-летию трагедии, надо было восстановить башни Всемирного торгового центра в усовершенствованном виде, что было бы более символичным для американцев.