Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
Папы дочерей поощряют сексизм. И я тожеОтец Андрей Бородкин приходит к выводу, что именно идеальный папа может стать самым страшным угнетателем
15 сентября 2011, источник: Деловая газета ВЗГЛЯД, (новости источника)

Алена Кузнецова: Турки над нами ржали, как дикие

«Они уже тогда знали, что все им сойдет с рук. Когда избившие Сашу турки давали показания в полицейском участке, они не просто смеялись, а ржали как дикие», — рассказала в интервью газете ВЗГЛЯД вице-мисс России Алена Кузнецова, которой пришлось пережить крайне неприятный инцидент на отдыхе.

Вице-мисс Россия Алена Кузнецова и ее жених Александр Ушников были жестоко избиты жителями турецкого курортного города Белек. Конфликт произошел 26 августа во время рафтинга – сплава по горным рекам.

На финише экскурсии, когда гиды решили сделать остановку, к Алене, которая в тот момент натирала ноги солнцезащитным кремом, подошел один из инструкторов. Турок стал приставать к россиянке, предлагая свои услуги по нанесению косметического средства, но Алена не обращала на него внимания.

Видя, что назойливый ухажер не планирует отставлять  Алену в покое, на помощь пришел ее жених Александр. Он пытался утихомирить турка, на что тот предложил россиянину «отойти и поговорить». Дальше все развивалось по ускоренному сценарию: инструктор ударил Александра камнем по голове, от чего тот потерял равновесие. Тут же подлетела толпа турков, которые работали неподалеку (фотографы, бармены, инструкторы), и стали зверски избивать уже лежащего на земле Александра.

Кузнецова бросилась к возлюбленному и закрыла его своим телом, защищая от ударов, в результате злоумышленники избили и ее. Другие туристы утверждают: со стороны все выглядело так, будто Ушникова не избивали, а хотели убить.

Как рассказали пострадавшие, турецкие власти и компания-туроператор пытались замять инцидент и не спешили помочь россиянам. Местные врачи не оказали Александру Ушникову необходимой помощи, несмотря на сотрясение мозга и сломанные ребра, а в полиции не стали расследовать нападение турок на туристов. Более того, турецкая компания, организовавшая рафтинг, подала на Александра в суд. Представители фирмы обвинили россиянина в том, что он вместе с 40 соотечественниками якобы избил их коллег.

За подробностями произошедшего в Турции газета ВЗГЛЯД обратилась к участнице конфликта — вице-мисс России Алене Кузнецовой.

ВЗГЛЯД: Алена, почему вы решились броситься на защиту жениха? Вам не было страшно?

Алена Кузнецова: В принципе мне Саша всегда говорил не лезть в драки, что бы ни случилось, но нам на помощь пришла только пара молодоженов, с которыми мы познакомились на отдыхе. Большинство остальных людей просто стояли и смотрели.

Когда все произошло, я поняла, что не могу спокойно ждать конца драки. Я сначала хотела оттащить нападавших, но когда поняла, что это бесполезно, то прикрыла жениха своим телом. И у меня сложилось такое впечатление, что им было все равно, кого бить.

ВЗГЛЯД: Вы не пытались позвать соотечественников на помощь?

А.К.: Позже на наши крики сбежались другие туристы. Одна проживающая в Германии русская стала стыдить окружающих, после чего они и решили нам помочь. Сами турки разбежались обратно по своим углам.

ВЗГЛЯД: Если судить по рассказам отдыхающих в Турции, местные жители обычно пристают к одиноким девушкам, а вы же были с женихом.  Как вы думаете, почему такое могло произойти?

А.К.: В нашем случае это была чистая провокация. Было видно, что он специально вызывает нас на конфликт.

ВЗГЛЯД: Как на произошедшее отреагировали местные власти, полицейские, представители туроператора?

А.К.: Полиция приехала только через час после нашего звонка. Мы очень долго ждали сотрудников правоохранительных органов, скорую. Одновременно с ними появились и представители «Интуриста», которые сказали нам, что обидчики будут наказаны, что уже сейчас с этой рафтинговой компанией прекращено сотрудничество.

Но затем в больнице произошло самое ужасное. Страховая компания отказалась оплачивать медицинские услуги, объяснив это тем, что произошедшее — не страховой случай. Тогда представители туроператора сказали, что заставят заплатить рафтинговую компанию. Мы тогда не подумали о последствиях — ну, заплатят и заплатят…

ВЗГЛЯД: О каких последствиях вы говорите?

А.К.: Дело в том, что документы в больнице получает тот, кто оплачивает медицинский счет. Вот и получается, что нас обманули. Врачи все документы нашего медосмотра отдали туркам. После того, как мы вернулись в Россию, то запросили документы из больницы. Но согласно результатам осмотра, которые мы получили, у Саши не было никаких повреждений, а только «легкое покраснение правового верхнего века». Получается, что нам предоставили не те документы, но доказать это теперь будет сложно.

ВЗГЛЯД: Вы обращались за помощью в консульство?

А.К.: Да. Правда, представители туроператора всячески мешали нам туда попасть: говорили, что дипломаты сегодня не работают, потом отказались отвозить нас в генконсульство. Мы добрались туда своим ходом. И вот консул нам уже объяснил, что очень плохо, что за нас заплатили. Тем самым у нападавших появилась возможность скрыть результаты анализов.

ВЗГЛЯД: Неужели находясь в больнице, вы не заметили ничего подозрительного в поведении турков?  

А.К.: Мне было сложно разобраться в том, что происходит. Во-первых, я была в шоковом состоянии, во-вторых, я не знаю ни английского, ни турецкого языка и понять, о чем они говорят, было сложно. Но после посещения генконсульства я стала припоминать ситуацию в больнице: когда мы приехали, представитель рафтинговой компании о чем-то говорил с главврачом. Медик явно был недоволен, и они все время кричали, спорили. Я так думаю, они как раз обсуждали тот момент, чтобы не отдавать нам документы и снять побои с турков.

ВЗГЛЯД: А вы не интересовались, почему турки заплатили за лечение Александра, если они обвинили его в нападении на их сотрудников?

А.К.: Разумеется, нас заинтересовал этот момент. Отвечая на этот вопрос, представители компании заявили, что заплатили потому, что у Саши не было денег. Но в то же время они утверждали, что конфликт изначально возник из-за того, что Саша занимался бизнесом на их территории, якобы продавал фотографии за баснословные деньги…

ВЗГЛЯД: Вы можете предположить, почему со стороны врачей и полиции к вам было такое отношение?

А.К.: Мы не были пьяны, не дебоширили, не провоцировали никого. Мы отдыхали, никого не трогали. Из-за чего так получилось, непонятно. Наверное, это все-таки такое отношение к русским. Вот, например, ситуация в ресторане отеля: стою первая в очереди за едой, но турок, игнорируя меня, начинает обслуживать немцев. И так во всем.

ВЗГЛЯД: Вы планируете обращаться с жалобой на представителей турецкой компании и требовать возмещения морального вреда?

А.К.: Конечно. Мы уже отправили претензии туроператору, от которого ездили. Прежде всего, компания должна вернуть нам деньги за последние дни отдыха. Мы же провели там из восьми дней только три. А вот с рафтинговой компанией будет сложнее. Они уже тогда знали, что все им сойдет с рук. Когда избившие Сашу турки давали показания в полицейском участке, они не просто смеялась, а ржали как дикие.

ВЗГЛЯД: А вы обращались в офис туроператора в России?  

А.К.: Да, я разговаривала с представительницей главного офиса «Интуриста», которая повела себя весьма странным образом. Она попросила дать ей контакты всех представителей их компании, которые обещали нам помочь. Самое интересно, что эта женщина заявила мне, что не в курсе происходящего. А через минуту спросила, знаю ли я такого-то человека, добавив, что он выступает в качестве свидетеля драки. Я вот думаю — как человек, который не в курсе происходящего, может знать, кто выступает свидетелем? В общем, представители туроператора  до сих пор скрывают от нас информацию о происходящем в Турции.

ВЗГЛЯД: Каким было ваше мнение о Турции до поездки?

А.К.: Когда мне Саша сказал, что у нас не получается поехать на Мальдивы, и мы поедем в Турцию, я очень сильно расстроилась. Пока мы сидели в консульстве, то узнали, что многие люди, отдыхая там, пропали без вести, и, скорее всего, были убиты. Есть очень много инцидентов, информация о которых не доходит до России.