Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
29 декабря 2012, источник: Деловая газета ВЗГЛЯД

Госдума-2012: резонансные законы и неожиданные поправки

Когда-то парламент был «не местом для дискуссий», но в 2012 году через Думу прошло столько резонансных законопроектов, что обойтись без широкой общественной полемики не удалось. Газета ВЗГЛЯД спросила у депутатов и экспертов о логике наиболее заметных законодательных инициатив.

Осенняя сессия Государственной думы завершилась на прошлой неделе под гробовое молчание потрясенной «законом Димы Яковлева» публики, среди которой нашлось несколько членов правительства, представители Совета по правам человека при президенте РФ и общественные деятели.

Однако резонансных законов за год набралось с избытком.

Подводя итоги работы парламентариев, газета ВЗГЛЯД расспросила самих депутатов и экспертов о логике наиболее заметных законодательных инициатив 2012 года.

Наш ответ Чемберлену

Пожалуй, самым обсуждаемым из последних законопроектов Государственной думы стал российский ответ на «акт Магнитского». В последний день работы Госдума приняла закон «О мерах воздействия на лиц, причастных к нарушению прав граждан РФ» в третьем чтении.

О том, что решение Конгресса не останется без ответа, стало известно еще в день принятия закона – 6 декабря, а уже 11-го комитет Госдумы по конституционному законодательству и госстроительству рекомендовал палате соответствующий законопроект.

Документ уже назвали «законом Димы Яковлева», по имени двухлетнего россиянина, которого приемный отец закрыл на солнцепеке в машине, в результате чего ребенок погиб. Изначально предполагалось, что законом будет введен запрет на въезд в Россию иностранцев, нарушивших права россиян, а деятельность подконтрольных им юридических лиц в нашей стране будет приостановлена.

За принятие закона в первом чтении проголосовали практически все депутаты, против были только двое из присутствующих. Еще тогда, не стесняясь в выражениях, депутаты назвали закон началом идеологической войны. В интервью газете ВЗГЛЯД депутат-справедливоросс Александр Тарнавский пояснил: «Это не чисто правовой, а скорее политико-правовой документ. Речь в данной ситуации идет о влиянии Америки на Россию и о влиянии России на Америку. Это вопрос начала идеологической войны, а не конкретных претензий по конкретной ситуации».

И объявление войны оказалось не шуткой.

Ко второму чтению в закон были внесены две поправки с куда более, чем предполагалось изначально, суровыми мерами. Депутаты сочли необходимым запретить усыновление российских детей в США, а также закрыть все работающие в России политические НКО, финансируемые из США.

После принятия поправок во втором чтении обстановка накалилась настолько, что журналисты практически набросились с вопросами о законопроекте на Владимира Путина, который давал 20 декабря большую пресс-конференцию. Президент пояснил, что считает «эмоциональный ответ Государственной думы» адекватным, и рассказал о ситуации вокруг соглашения о сотрудничестве в области усыновления детей между Россией и США:

«На практике оказалось, что эта сфера деятельности отнесена американским законодательством на уровень штата. И когда наши представители приходят для того, чтобы исполнить свои обязанности в рамках этого соглашения, им говорят: “А это дело не федеральных властей, а штатов, на штатном уровне у вас никаких соглашений нет. Идите в Госдеп. С кем вы там заключали соглашение, с тем и разбирайтесь”. А в федеральных органах власти Соединенных Штатов отсылают на уровень штатов. И зачем такое соглашение?»

Аналогичной позиции придерживаются и сами парламентарии. Один из авторов поправок, депутат от «Единой России» Екатерина Лахова в интервью газете ВЗГЛЯД заявила, что ни одна нормальная страна не отдает в США своих детей:

«Понимаете, особенность у американцев в чем – там нет контроля никакого над теми детьми, которых мы им передаем. В Европе совершенно иная ситуация, а в США все именно так. Ребенок переехал границу и живет по закону того штата, в который он попал. У них нет федерального закона. У них в каждом штате свои законы. И вот у них идет сопровождение по этой семье, они видят (те, кто сопровождает), что там неблагополучно, – они изымают этого ребенка и помещают в другую семью. И в одном штате по два месяца ребенок находится, в другом штате – по три месяца. Потом пройдут два месяца – они в другую семью такую же снова».

После единогласного одобрения Советом Федерации закон подписал Владимир Путин. Вся публичная кампания по защите сирот уложилась едва ли в месяц, и это, конечно, рекорд. Считать ли ответ США адекватным, каждый может решить для себя сам.

Интерлюдия-1

Стоит заметить, что все последствия "закона Димы Яковлева" страна в полной мере осознает лишь в следующем году, когда депутаты, деваться которым просто некуда, начнут бороться за то, чтобы хоть как-то уменьшить эмоциональное и содержательное влияние западной повестки.

Первой жертвой может пасть известный телеведущий Владимир Познер.

Представители всех парламентских фракций уже направили телевизионному деятелю открытое письмо с просьбой разъяснить urbi et orbi свою позицию по патриотическому вопросу. В письме также сообщается о том, что в ближайшее время в Госдуму будет внесен законопроект, который закроет доступ иностранным гражданам на федеральные государственные телеканалы.

Депутаты считают, что настала необходимость рассмотреть вопрос о целесообразности работы на федеральных телеканалах, имеющих государственное участие или поддержку, иностранных граждан, допускающих высказывания и ведущих деятельность, направленную на дискредитацию России, а также органов госвласти.

«В ближайшее время в Думу мы внесем соответствующий законопроект. А у вас, господин Познер, если вы так не уважаете нашу страну, будет время, чтобы найти работу у своих американских или французских коллег», – пишут депутаты.

По-стахановски

С прочими иностранными агентами депутаты разобрались еще раньше.

Несомненным лидером по количеству негативных откликов со стороны общественности и СМИ стали поправки в закон о митингах, принятые законодателями в ответ на беспорядки 6 мая на так называемом Марше миллионов.

Полиция обвинила оппозицию в намеренной провокации. Во время акции начались беспорядки, были задержаны более 400 человек. В акции, по данным организаторов, участвовали около 20 тыс. человек, по данным полиции – около 8 тыс.

Закон принимали по-стахановски: несмотря на устроенную справедливороссами итальянскую забастовку, Госдума рассмотрела закон во втором и третьем чтениях за один день, на следующий день его одобрил Совет Федерации, а еще сутки спустя подписал президент Владимир Путин.

Закон был разработан и предложен под знаменем защиты интересов простых участников митингов, и депутаты уверяли, что им не будут грозить неоправданные наказания.

Единоросс Андрей Исаев заявил, что задачей этого закона являлась не репрессивная функция, а обеспечение условий для проведения митингов и демонстраций: «Мы обязаны заботиться об интересах рядовых участников митингов, чтобы их не использовали в качестве пушечного мяса. Мы обязаны заботиться о жизни и здоровье тех, кто в силу службы обязан охранять эти митинги. Мы обязаны заботиться об интересах простых горожан, которым безразлично, что происходит на митингах, которые хотят жить нормальной жизнью в нормальном городе. Этот закон направлен на защиту их интересов. Да, он повышает ответственность организаторов митингов, но это означает, что они будут более ответственно подходить к организации мероприятий».

Кстати, никаких огромных штрафов, которые предусмотрены в законе, представителям оппозиции пока не назначали, хотя с момента его принятия прошло немало крупных митингов, шествий и не санкционированных властями акций. В свою очередь резонансные уголовные дела против Леонида Развозжаева и Сергея Удальцова прямо с беспорядками на митингах не связаны.

22 декабря обвинение было предъявлено двум фигурантам дела о Болотной площади Артему Савелову и Андрею Барабанову. В рамках расследования всего проходят 14 подозреваемых: Леониду Ковязину, Максиму Лузянину, Андрею Барабанову, Степану Зимину, Денису Луцкевичу, Александре Духаниной, Ярославу Белоусову, Артему Савелову и Михаилу Косенко предъявлено обвинение в совершении преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 212 и ч. 1 ст. 318 УК РФ (участие в массовых беспорядках и применение насилия в отношении представителей власти).

Олег Архипенков, Рихард Соболев, Владимир Акименков и Федор Бахов обвиняются в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 212 УК РФ (участие в массовых беспорядках), а Мария Баронова – в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 212 УК РФ (призыв к массовым беспорядкам).

Всего по делу проходят 18 человек. В качестве свидетелей допрошены почти 1,3 тыс. человек.

Сажать по осени

Осень, несомненно, прошла под знаком борьбы с коррупционерами. Громкое дело Оборонсервиса и отставка министра обороны Анатолия Сердюкова лишь запустили маховик.

В конце октября начались обыски по делу о хищении бюджетных средств, выделенных на строительство объектов саммита АТЭС. Неделей позже в СМИ появилась информация о хищениях при разработке системы ГЛОНАСС. А в конце месяца телеканал «Россия 1» показал фильм «Всласть имущие», в котором представил разоблачительные сведения о финансовых махинациях в Росагролизинге, совершенных в период, когда госкорпорацию возглавляла экс-министр сельского хозяйства Елена Скрынник.

Депутаты также не остались в стороне от борьбы с коррупцией. За последние месяцы было принято сразу несколько законов в этой области. Председатель комитета по безопасности и противодействию коррупции Ирина Яровая уверена, что именно эта работа повлияла на ситуацию: «Мы шаг за шагом выстраиваем систему законодательных мер по противодействию коррупции. И то, что эти меры начинают работать, вскрываются факты коррупции, а самое главное – наступает ответственность лиц, совершивших противоправное поведение, это то, что должно рассеять иллюзии у тех, кто думает, что совершение коррупционного преступления останется безнаказанным».

По словам Яровой, Россия в сфере антикоррупционного законодательства движется семимильными шагами: «Мы фактически находимся в числе европейских государств, которые полноформатно реализовали концепцию противодействия коррупции в законах, причем нашей стране удалось это сделать в рекордно короткие сроки. Буквально за шесть лет приняты Национальный план противодействия коррупции, федеральный закон “О противодействии коррупции”, за этим последовал также ряд других антикоррупционных законодательных актов и мер. В числе последних – осуществляемый вот уже три года контроль за доходами должностных лиц. Логичным продолжением стал принятый недавно Госдумой федеральный закон “О контроле за соответствием расходов лиц, замещающих государственные должности, и иных лиц их доходам”.

Но депутаты не собираются останавливаться на достигнутом и меры предлагают самые жесткие. “Сегодня, – рассказала Яровая газете ВЗГЛЯД, – необходимо рассматривать вопрос о том, чтобы в разделе 10 УК РФ, который называется „Преступления против государства и власти“, появилась новая глава – „Коррупционные преступления“. Во-первых, она должна объединить те составы преступлений, которые уже существуют в уголовном законодательстве, причем ряд из них уже отнесены к указанному разделу. Мы будем предлагать и новые составы уголовных преступлений, которые должны появиться в нашем законодательстве. А именно: нарушение требований выполнения государственного муниципального заказа, нарушение требований выполнения государственного оборонного заказа и хищение государственных муниципальных средств. Мы считаем, что по коррупционным преступлениям должен появиться и нижний порог ответственности, и санкции должны быть увеличены до 20 лет”.

Стоит думать, что 2013 год запомнится громкими и резонансными антикоррупционными делами и еще более жесткими поправками в уже действующие законы.

Интерлюдия-2

Пострадать от этой кампании могут, в первую очередь, сами законодатели. Например, прямо перед праздниками депутаты ГД от “ЕР” Вячеслав Лысаков и Владимир Трапезников предложили запретить детям чиновников оставаться за рубежом после обучения.

“Лично я считаю, что все должны учиться в российских школах – от Магадана до Санкт-Петербурга. Считаю, что все должны учиться в наших университетах: шикарный МГУ, „Плешка“, – заявил Трапезников. – Если любишь родину, должен учиться у нас. У нас прекрасные вузы даже в провинции. Вспомните Антона Павловича Чехова, писателя и земского врача. Надо ориентироваться на такие духовные ценности”.

Соответствующие заявления прозвучали после скандала с единороссом Сергеем Железняком, чьи дочери, как выяснилось, учатся вовсе не в Магадане или Санкт-Петербурге. “Что касается моих дочерей, если вместе со мной права въезда в те страны, где они учатся, лишат их, будет неприятно, но переживем. Вернутся и закончат обучение здесь”, – указал парламентарий, отвечая блогеру Алексею Навальному, который написал, что две старшие дочери Железняка учатся в Великобритании и Швейцарии, после чего вице-спикер ГД объяснил это личным выбором дочерей, которые, по его словам, “получат образование, приедут домой и будут полезны стране в том качестве, в котором захотят”.

С пистолетом, за рулем

Но не только с коррупцией приходилось бороться депутатам в этом году. Одним из наиболее резонансных событий, заставивших парламент взяться за корректировку законодательства, стало происшествие в офисе фармацевтической компании “Ригла”, где 7 ноября юрист фирмы Дмитрий Виноградов из двух карабинов расстрелял пятерых коллег.

На следующий день с предложением ужесточить правила ношения оружия выступило Министерство внутренних дел России. В частности, речь шла о повышении возраста тех, кто может иметь оружие, и запрете на ношение травматики в общественных местах.

Предложения МВД поддержала глава комитета Госдумы по безопасности Ирина Яровая и пообещала сама внести соответствующий законопроект в Государственную думу. К тому моменту депутатами уже был подготовлен законопроект, усиливающий ответственность за ношение оружия в состоянии алкогольного опьянения.

С предложением запретить ношение оружия в состоянии алкогольного и наркотического опьянения не только обычным гражданам, но и сотрудникам правоохранительных органов, выступил депутат Антон Беляков, принадлежащий фракции “Справедливая Россия”. А его коллега Михаил Сердюк вынес на рассмотрение парламентариев законопроект, устанавливающий ответственность врача за выдачу недостоверного медицинского заключения о состоянии здоровья человека, который хочет приобрести оружие.

Как пояснил газете ВЗГЛЯД депутат Госдумы от “Справедливой России” Олег Михеев, необходимость ужесточения ответственности показали события, которые происходят в последнее время в мире и в России в том числе:

“Справку от психолога, от нарколога, от прочих специалистов, которые должны дать заключение, сейчас можно купить на базаре, можно получить в любом районе, любом городе, даже не там, где живешь. Все люди, которые участвуют в выдаче оружия, должны понимать это и нести более жесткую ответственность. Вот в этом суть законопроекта. (События в офисе „Риглы“ – прим. ВЗГЛЯД) – это был последний крик души. До этого у нас происходили события, которые были похожи. И московские события, когда человек решил пойти в офис пострелять, – это все оказало свое влияние”.

Месяц спустя тема свободного ношения оружия снова оказалась в центре внимания – в середине декабря в США двадцатилетний Адам Ланза устроил кровавую бойню в начальной школе Сэнди Хук в штате Коннектикут, застрелив 26 человек, в том числе 20 детей. Вопрос поставил ребром президент США Барак Обама – законодательство в этой сфере нужно серьезно пересмотреть. Его поддержали и в России – Дмитрий Медведев написал на своей странице в Facebook, что выступает против свободного ношения оружия.

Впрочем, гораздо больше, чем вооруженные психопаты, обществу угрожают пьяные водители. Сразу несколько происшествий сентября этого года, самым громким из которых стало ДТП на Минской улице в Москве, в результате которого погибли семь человек, в том числе пятеро воспитанников детского дома-интерната, стали поводом для новых законодательных инициатив.

После происшествия ГИБДД провела рейд “Нетрезвый водитель”, результаты которого ошеломили общественность: за неделю столичные инспекторы поймали более 1200 пьяных за рулем.

Депутаты говорить о необходимости ужесточения наказания за вождение в нетрезвом виде начали еще летом, и ДПТ на Минской улице дало возможность провести в Госдуме самые жесткие меры. Сейчас сразу несколько законопроектов по этой теме находятся на рассмотрении Госдумы, но ни один из них пока не рассматривался даже в первом чтении. По словам депутата профильного комитета Александра Васильева, никакого затягивания нет, а законы пока не рассмотрели из-за процедурных формальностей.

“Законы проходят согласование в правительстве, это требует некоторого времени, – уточнил законодатель в интервью газете ВЗГЛЯД. – Все дело в регламенте. Также идет изучение общественного мнения: по линии Народного фронта эта тема прорабатывалась с общественностью, в том числе в регионах. Резолюцию нам посылали по этому вопросу. Но точку ставить рано – еще даже в первом чтении ничего не рассматривалось, ни один из законов еще не рассматривался”.

И все-таки сами депутаты признают – в этой сфере не все так гладко, как хотелось бы. Камнем преткновения стал вопрос о том, нужно ли вводить минимально допустимую норму содержания алкоголя в крови водители или же оставить 0 промилле.

“Позиция, которую я буду отстаивать: ужесточение необходимо, но нужно поставить некий барьер, чтобы защитить наших водителей от возможных неприятностей на дорогах, если они будут пойманы трезвыми”, – заявил Васильев.

Правда, согласия по этому вопросу среди единороссов нет. Сам лидер партии Дмитрий Медведев в интервью пяти российским телеканалам заявил, что против возвращения минимально допустимой нормы содержания алкоголя в крови. “Я не поддерживаю возврата к промилле. Я считаю, что это пока не для нашей страны. Точно так же, как и владение оружием”, – сказал он.

Возможно, затягивание принятия закона связано все-таки не с процедурными нормами, а с расхождением позиций по вопросу о промилле: о возврате этой нормы уже довольно давно говорят некоторые депутаты и эксперты, однако на публичную позицию российских властей они пока не повлияли, да и аргументы о нулевом промилле, как уже писала газета ВЗГЛЯД, грешат, мягко говоря, некоторой неубедительностью.

Зато в “Единой России” уже решили исключать из партии за пьяную езду. Остальные парламентские партии коллег в этом вопросе не поддержали.

Болейте на здоровье

Трагедии и несчастные случаи часто становились поводом не только написать новые законы, но и вспомнить о старых. В середине ноября, после происшествия на матче “Динамо” – “Зенит”, когда брошенная фанатами на поле петарда упала в ноги вратарю динамовцев Антону Шунину, Госдума взялась за закон о болельщиках. Проект закона был подготовлен профильным министерством и направлен на согласование президенту еще в конце августа, но заблудился в кремлевских коридорах. Именно этим объясняется столь скорое внесение законопроекта – памятный мачт прошел 17 ноября, а в Госдуму закон был внесен уже 23-го. Тогда депутаты пообещали рассмотреть проект закона до конца года, однако на данный момент закон только направлен в профильный комитет и будет ждать там отзывов и замечаний до середины января.

Именно поэтому итогового варианта законопроекта не видел вообще никто.

Правда, эксперты сомневаются, что такой закон вообще нужен. В интервью газете ВЗГЛЯД президент клуба болельщиков “Зенит” Сергей Подгайный заявил, что на самом деле исправлять ситуацию на российских стадионах никто не хочет: “Все эти разговоры о законе, они ни о чем. Спросите любого сотрудника правоохранительных органов – этих законов действующих полно, никто их просто не выполняет. Если кто-то хочет исправить то, что сейчас происходит на стадионах, действующих законов для этого более чем достаточно. Просто на самом деле никто ничего делать не хочет. От того, что людей будут тщательнее досматривать, ситуация не изменится.

Стадион – это публичное место, мы же не в лесу. Там огромное количество представителей правоохранительных органов, камер наблюдения, людей, и несмотря на это, происходит непонятно что. По большому счету всем на это наплевать, проще провести матч без зрителей и не заморачиваться. Денежный штраф получить, и все”.

По мнению Подгайного, одна из причин возникшей ситуации – отсутствие системной работы с болельщиками:

“Почему на хоккее все нормально, почему на рок-концертах все нормально? Это же те же самые люди, те же самые органы безопасности. Почему там все нормально, а через дорогу перешел на стадион и делай что хочешь? Наши клубы не знают болельщиков и не хотят их знать. Надо хотя бы начать с ними работать. На трибуны всех загнали – и все. Но это не кинотеатр, где фильм посмотрел и вышел, это – живая среда. С ней надо работать, знать, почему она так себя ведет. А людям каждый раз показывают, что никому до них нет никакого дела. Поэтому, естественно, начинается хаос. Потому что когда творится неразбериха и каждый может делать то, что хочет, находятся люди, которые этим пользуются”.

Интерлюдия-3

Несмотря на то, что в новом созыве “Единая Россия” потеряла конституционное большинство, прошедший год показал, что даже простого большинства хватает партии власти для того, чтобы проводить самые жесткие меры. Новогодние праздники по традиции обнулят политическую повестку, но весь следующий год Думе просто некуда будет деться: придется быть последовательной во всех своих завоеваниях.

А значит, могут быть приняты самые неожиданные законы.