Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
18 января 2013, источник: РИА Новости

Второй президентский срок Обамы: новая команда, прежние установки

ВАШИНГТОН, 18 янв — РИА Новости, Мария Табак, Денис Ворошилов. Барак Обама подходит ко второму сроку своего президентства с обновленной командой, но с прежними установками. Какими будут следующие четыре года для США, понять можно уже сейчас — будущий «дважды президент» еще до Нового года рассказал о своих планах.

В воскресенье, 20 января, Обама будет приведен к президентской присяге второй раз в жизни. На следующий день в столице страны Вашингтоне пройдут официальные инаугурационные мероприятия.

Новая команда

Состав администрации США при втором президентском сроке Обамы претерпит серьезные изменения. Администрацию в ближайшие недели и месяцы покинут госсекретарь США Хиллари Клинтон, министр обороны Леон Панетта, министр финансов Тимоти Гайтнер, министр внутренних дел Кен Салазар, министр труда Хильда Солис. Сменится и глава ЦРУ — Дэвид Петреус после скандала покинул свой пост в 2012 году. Останутся на своих постах, как минимум, трое нынешних членов кабинета — глава Минюста и генпрокурор Эрик Холдер, министр здравоохранения Кэтрин Сибелиус и министр по делам ветеранов Эрик Шинсеки.

На данный момент Обама назвал почти все кандидатуры преемников уходящих министров.

На пост госсекретаря США президент выбрал главу международного комитета сената, бывшего кандидата на пост главы государства Джона Керри, на пост главы Минобороны — бывшего сенатора и ветерана Вьетнама Чака Хейгела, на пост министра финансов — нынешнего главу аппарата сотрудников Белого дома Джека Лью, на пост главы ЦРУ — своего советника по борьбе с терроризмом Джона Бреннана. Места, освобождающиеся после ухода Салазара и Солис, пока остаются вакантными.

Мало кто в Вашингтоне ждет от нового кабинета революции. Эксперты и СМИ сходятся во мнении, что состав новой администрации сформирован из прагматических соображений, и курс США, в том числе внешнеполитический, не изменится.

Внутренняя политика

Своими главными приоритетами в сфере внутренней политики Обама называет борьбу с безработицей, снижение бюджетного дефицита за счет разумного ведения дел, иммиграционную реформу и — к этому его подтолкнул расстрел детей в одной из школ Коннектикута — борьба с насилием в стране и ужесточение правил продажи и владения оружием.

Нынешний состав конгресса позволяет президенту надеяться на то, что хотя бы некоторые его инициативы будут одобрены парламентариями: после ноябрьских выборов сенат сохранил демократическое большинство, а палата представителей, хоть и осталась под контролем республиканцев, все же насчитывает немалое количество однопартийцев Обамы.

В самом начале этого года Обаме удалось одержать крупную победу над оппонентами: после длившихся не одну неделю споров с республиканцами он все же добился увеличения налогов для самых состоятельных американцев при сохранении льгот для среднего класса. Теперь президенту придется уговорить конгресс в очередной раз поднять потолок госдолга. По словам министра финансов Тимоти Гайтнера, если конгресс в ближайшее время не договорится по этому вопросу, то уже к середине февраля США ожидает дефолт. Обама уверяет, что подъем потолка госдолга не вызовет увеличения госрасходов, против чего категорически возражают республиканцы. Последние 17 января заявили о готовности к частичному компромиссу — конгрессмены сочли возможным пойти на краткосрочное повышение потолка госдолга с тем, чтобы дать конгрессу и администрации договориться по бюджетным вопросам, не ввергнув страну в дефолт.

Как о самом крупном успехе первого президентского срока Обамы администрация заявляет о снижении уровня безработицы. Республиканцы на это отвечают, что темпы создания новых рабочих мест оставляют желать лучшего. В данном контексте конгрессмены негативно отзываются о намерении Обамы назначить на освобождающийся после повышения Джека Лью пост главы аппарата сотрудников Белого дома — пост, в первую очередь, экономический — Дениса Макдонофа, советника по стратегическим коммуникациям и заместителя главы совета по нацбезопасности, то есть специалиста по внешней политике и безопасности, а не по экономике.

Что касается миграционной реформы и ужесточения «оружейного» законодательства, то тут сам Обама признает, что это, главным образом, задача конгресса. Хотя президент и обозначил основные пункты реформы и подписал указы о 23 мерах по контролю за продажей оружия, принятие полноценных законопроектов зависит от конгресса. Между тем, в конгрессе представлен весь спектр мнений на эту тему, причем отстаивать свои позиции парламентарии намерены до последнего. В отношении мигрантов демократы традиционно настроены более либерально и даже готовы предоставить иностранцам, привезенным в США в детстве, виды на жительство, тогда как республиканцы напоминают о том, что множество американцев сейчас не имеют работы, а потому отдавать рабочие места приезжим, по меньшей мере, неэтично.

С «оружейным» законодательством все еще более непросто: тут уже и многие демократы высказываются в защиту второй поправки к конституции, затрудняя малейшие попытки как-то ограничить права владельцев оружия.

Внешняя политика

Внешнеполитический курс, несмотря на смену госсекретаря, очевидно, останется прежним. Сенатор Джон Керри — один из самых опытных специалистов по внешней политике, пользующийся известностью и уважением в мире. В настоящее время госдепартамент переживает не самый светлый период и именно Керри предстоит вернуть доверие к внешнеполитическому ведомству.

На популярности Обамы и на репутации американского внешнеполитического ведомства крайне отрицательно сказалась недавняя история с убийством американского посла в ливийском городе Бенгази Криса Стивенса. Мало того, что Стивенс был убит прямо в здании консульства, так представители охраны еще сообщили, что незадолго до трагедии тщетно просили госдеп усилить охрану диппредставительства. Нынешнему госсекретарю Хиллари Клинтон 23 января предстоит выступить в конгрессе и рассказать парламентариям о выводах созданной ею комиссии по Бенгази, но в реальности «разруливать» ситуацию предстоит новому госсекретарю.

Что касается Ирана, Сирии, Афганистана, то позиция Керри по этим направлениям всегда была близка позиции администрации, так что никаких принципиально новых поворотов тут ждать не приходится.

Еще одним союзником Керри в вопросах внешней политики может стать будущий министр обороны и республиканец Чак Хейгэл. Бывший сенатор известен как сторонник дипломатического решения иранской проблемы, призывал к переговорам с Тегераном. Будущий глава Пентагона не принадлежит к числу «ястребов» и определенно поддержит планы по сохранению присутствия США в Афганистане после 2014 года на минимально возможном уровне. Другое дело, что ему предстоит еще пройти утверждение в сенате, а это будет непросто, учитывая его скандальные заявления про якобы контролирующее конгресс еврейское лобби, необходимость дипломатических отношений с Ираном и ХАМАС и гомофобные высказывания, за которые он, впрочем, уже извинялся.

«Перезагрузка» притормозила

Внешнюю политику Обамы, как и внутреннюю, лучше всего характеризует определение «прагматичная»: президент любит повторять, что готов сотрудничать со всеми странами на взаимовыгодных основаниях, но замалчивать разногласия не намерен.

Одни из самых ярких примеров такой политики — знаменитая «перезагрузка» отношений между США и Россией, вконец испорченных во время правления Джорджа Буша-младшего. Начавшись с анекдотичной истории, когда Клинтон преподнесла своему коллеге Сергею Лаврову кнопку с надписью «перегрузка» вместо «перезагрузка», сотрудничество между двумя странами оказалось (для многих неожиданно) плодотворным. Его итоги — соглашение по СНВ, договор о транзите военных грузов НАТО в Афганистан через территорию России, новый договор об усыновлении детей (о выходе из которого, впрочем, уже объявила РФ), облегчение визового режима, создание двусторонней президентской комиссии, налаживание диалога между оборонными ведомствами, усиление сотрудничества в антинаркотической сфере.

Во второй половине 2011 и в 2012 году стало ясно, что «перезагрузка» начинает выдыхаться: несмотря на достигнутую в 2010 году в Лиссабоне договоренность между НАТО и Россией о потенциальном сотрудничестве в деле создания системы ПРО в Европе, дело дальше не пошло. Встречи рабочих групп в рамках президентской комиссии проводятся регулярно, но их итоги остаются туманными. Недовольство американской администрации ситуацией в сфере прав человека в России еще в 2012 году становилось все более очевидным, равно как и недовольство России вмешательством Америки в ее внутренние дела.

Керри как глава международного комитета сената внес важный вклад в «перезагрузку»: в первую очередь, речь идет о заключении договора с РФ по СНВ. Керри был одним из самых последовательных и ярких сторонников договора, и во многом благодаря ему сопротивление республиканцев в конгрессе было сломлено. В то же время нельзя говорить о том, что Керри «пророссийски» настроенный политик. Сенатор известен своим прагматизмом, и ожидать от него каких-либо реверансов в отношении России не приходится. Так, изначально возражая против принятия «списка Магнитского», предусматривающего санкции в отношении россиян, якобы причастных к нарушениям прав человека, он впоследствии поддержал соответствующий законопроект, чтобы сделать возможным одновременную отмену ограничительной в отношении России внешнеторговой поправки Джексона-Вэника. Он вместе со всеми сенаторами поддержал резолюцию с просьбой к российским властям отпустить в США сирот, уже нашедших себе приемных родителей на момент вступления в силу так называемого «закона Димы Яковлева», запрещающего американцам усыновлять российских детей.

«Акт Магнитского» и ответный «закон Димы Яковлева» еще больше отбросили перезагрузку назад, хотя США и продолжают говорить, что, несмотря на эти трудности, готовы продолжать развивать сотрудничество с Россией. Однако реальность такова, что направления сотрудничества между РФ и США можно перечислить по пальцам, и Россия давно уже не входит в список приоритетных для Америки стран.